ОТСТАВАНИЕ РОССИИ В НАУКЕ И ТЕХНОЛОГИЯХ НЕОБРАТИМО, ХОТЕЛОСЬ БЫ ОШИБИТЬСЯ

0

Фото: nanonewsnet.ru

ОТСТАВАНИЕ РОССИИ В НАУКЕ И ТЕХНОЛОГИЯХ НЕОБРАТИМО, ХОТЕЛОСЬ БЫ ОШИБИТЬСЯ
THE LAG OF RUSSIA IN SCIENCE AND TECHNOLOGY IS IRREVERSIBLE,
I WOULD LIKE TO BE MISTAKEN

Академик Олег Фиговский
Директор по науке Международного Нанотехнологического Исследовательского Центра «Полимейт» (Израиль)
Academician Oleg Figovsky
Director R&D of International Nanotechnology Research Centre «Polymate» (Israel)
OlegF@nizi.co.il

АННОТАЦИЯ

Рассмотрены причины отставания России в развитии новых технологий. Среди них – недостаточное финансирование образования и научных исследований, а также варварское отношение к талантливым, неординарным личностям. Приведены примеры успешных инноваций в различных странах мира.

ANNOTATION

The reasons for Russia’s lag in the development of new technologies are considered. Among them insufficient funding for education and research, as well as a barbarous attitude towards talented, extraordinary personalities. Examples of successful innovations in various countries of the world are given.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Россия, научные работники, эмиграция, образование, научные исследования, финансирование.

KEY WORDS

Russia, scientists, emigration, education, research, financing.

В 2017 г. вышел последний ежегодный краткий статистический сборник ИПРАН РАН «Наука, технологии и инновации России» (Москва). Важны данные не по РАН/ФАНО, а по национальной российской сфере НИОКР. На уровне Президента и Правительства РФ наука России слишком часто подается публике «зеленеющим растущим плодоносящим древом». Вроде бы велики и инновационные достижения ВПК России. Статистика мировой науки и инноваций говорит о другом: инновационное отставание России в мире нарастает. Для понимания нашей кризисной ситуации в сфере НИОКР России важен стратегический показатель «Внутренние затраты на исследования и разработки» по отношению к ВВП страны. Одни страны мира являются очень большими, а другие – средними или малыми. Но их инновационность прямо зависит от уровня финансовых затрат по отношению к ВВП (%). Мировым лидером по тому показателю в прошлые годы часто была Республика Корея (Южная Корея), и последние три года Израиль.
К сожалению, по этому показателю Россия после 2000 г. отстает от Японии, США, Германии и ряда развитых европейских стран в 2-3 раза. В России этот показатель у 2016 г. составляет лишь 1,13, тогда как в Японии – 3,59, США – 2,74, Китае – 2,05. При этом именно в России затраты на НИОКР крупных и средних компании крайне малы (0,2-0,3 %). Налоговых стимулов для инвестирования в корпоративные НИОКР в России все еще не созданы. Объективно Россия среди цивилизационного мира Запада и Востока имеет облик страны с крайне деформированной экономикой и сферой НИОКР, включая молекулярную биологию, генетику, фармацевтику, медицинское приборостроение и др.
Ежегодный рейтинг CWTS приятно удивил – Институт Вайцмана (Реховот) вошел в первую десятку лучших исследовательских центров мира, обойдя таких гигантов как Йельский университет, Кембридж и Оксфорд. МГУ на 691-м месте.
Специалисты из Лейденского университета (Голландия) выстраивают рейтинг высших учебных заведений на основе количества и качества научных публикаций в текущем году. Престиж журналов, в которых публикуются научные работы, цитируемость статей, область исследования, соотношение числа научных сотрудников и публикаций – благодаря жестким критериям отбора выйти на первые позиции в Лейденском рейтинге CWTS весьма почетно.
На этой неделе в Лейдене опубликовали список из 750 университетов мира. Первые места традиционно занимают частные университеты США – Массачусетский технологический институт, Гарвард, Стэнфорд, Беркли, Принстон и другие.

Единственный исследовательский центр, расположенный вне границ США и попавший в первую десятку престижного списка, – израильский Институт Вайцмана, высшее учебное заведение и многопрофильный научно-исследовательский центр.
Место в рейтинг CWTS определяется по подсчету среднего балла в пяти областях науки: медицине, биологии/химии, математике/информатике, физике и в гуманитарных/общественных науках. И если в общем рейтинге Институт Вайцмана занимает 10-е место, то в исследованиях в области медицины – 5-е, подтверждая таким образом негласное лидерство израильской медицины в мире.

Безусловно, успеху Института Вайцмана способствовало и то, что в этом учебном заведении дается исключительно постдипломное образование – вторая и третья академические степени. Таким образом ученые могут себе позволить уделять большую часть времени своим исследованиям, не отвлекаясь на преподавательские обязанности.
Политики и журналисты четверть века убеждают население в том, что Россия – самая богатая страна в мире по причине огромных залежей полезных ископаемых. И что страны Запада поэтому завидуют и ненавидят нас. «Отчего же тогда мы такие бедные? – недоумевают россияне. – Почему поля запущены, дороги разбиты, дома брошены, школы, больницы закрываются, в бюджете вечная нехватка денег?» Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: количество полезных ископаемых не гарантируют богатства стране, так как большая часть населения не имеет к доходам от их добычи и использования никакого отношения. А имеющие доступ вместе с власть имущими могут со страной и не делиться. Полезные ископаемые на территории страны могут обогащать и другие страны.
«Очевидно, выводы наших пропагандистов об источнике богатства страны нуждаются в серьёзном пересмотре», – считает Игорь Вайсман.
Наглядный пример, что вовсе не природные ресурсы определяют состоятельность государства, показывают Нидерланды, Израиль и Япония. Природа их явно обделила, а кто усомнится в богатстве этих стран?
Все разговоры про полезные ископаемые от лукавого. Давно известно: люди и только они определяют каким быть государству – сильным или слабым, богатым или бедным. Как писал Р. Эмерсон: «Истинный показатель цивилизации – не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной».
«Богатство и мощь государства, – отмечал священник Виктор Грозовский, – зависят от духовного потенциала, духовной просвещенности и духовно-нравственной силы народа». Того же мнения сатирик Виктор Коклюшкин: «Присутствие в жизни страны одарённых людей делает страну значительнее, государство – крепче, нацию – привлекательнее».
А можно ли назвать Россию богатой, имея в виду уже её население?
«Разумеется! – тут же ответят горячие политические головы вместе с хором ура-патриотов. – У нас самый талантливый народ в мире! Наши учёные, изобретатели, художники, музыканты двигают прогресс по всей планете! А какие у нас талантливые дети! Только посмотрите, каких успехов они добиваются на международном уровне!»
Да, если иметь в виду только бравые репортажи в СМИ, можно поверить нашим официальным говорунам. Но если изучить вопрос, даже очень бегло, приходишь к единственному выводу: увы, с талантливыми людьми в России дело обстоит гораздо хуже, чем с полезными ископаемыми. Ибо, если природные богатства пользуются уважением, их ценят, ими занимаются, то на одарённых людей у нас часто откровенно наплевать.
«Что ты несёшь! – возмутятся официальные говоруны. – Это мы-то не поддерживаем таланты?!» И перечислят несколько примеров.
Они опять же оперируют единичными случаями, разрекламированными СМИ. Реальной же картины не то что не представляют, им до неё вообще нет дела.
А реальность такова, что лишь единицы из наделённых каким-то талантом выбиваются в люди. Большая же часть остаётся незамеченной, а определённый процент элементарно пропадает.
Далее Игорь Вайсман отмечает, что ему встречались и люди государственного масштаба, рядом с которыми наши депутаты, партийные лидеры и говорящие головы, заполнившие собой телеэфир, выглядят откровенно бледно. Ну и как, эти масштабные личности? Стали советниками президента? Сейчас! Метут улицы или охраняют капиталистическую собственность.
А есть и повесившиеся, и вскрывшие себе вены, и просто медленно угасшие от полной безысходности высокоодарённые люди.
Большинство населения, живущее мифами и не привыкшее думать, убеждено, что список великих людей заканчивается именами, помещёнными в учебники и энциклопедии. Но законы статистики, жизненные наблюдения и совсем не глубокие знания истории недвусмысленно говорят о том, что в действительности высокоодарённых людей рождалось в разы больше. Те, кого мы знаем, своего рода счастливчики. Остальные же, чьи имена навсегда канули в неизвестность, просто зазря появились на земле. А если бы им удалось реализоваться, мир вокруг нас сейчас выглядел бы совершенно иначе.
Природа талантливых людей такова, что часто они бывают плохо приспособленными к жизни, не деловыми, не пробивными, не практичными. Но если предоставить им возможность реализовать свой дар, создать соответствующие условия, они могут двинуть прогресс. Предоставленные же самим себе и окружённые такими же слабомощными родственниками и знакомыми, они чахнут от невозможности реализовать себя, зарывая свой талант в землю.
«Сколько обещающих юношей, блестящих умов, бьющих через край энергий – где же они? – Восклицает герой рассказа Михаила Веллера «Карьера в Никуда». – Влачат самые рядовые обязанности. А места, свидетельствующие о признании, раскрывающие перспективы, требующие, казалось, наибольших качеств, заняты сравнительно незаметными и заурядными… Ну – связи, деньги, продажность; но когда и нету этого – всё равно: неясным образом сравнительные серости преуспели больше звёзд».
«Многие начальники любят окружать себя посредственностью, – объясняет 9-кратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Лариса Латынина. – На таком фоне начальник кажется великим. Но ведь если по уму делать, то окружать руководителя должны сильные личности. Однако, как правило, такие личности – неудобные люди. Талантливый человек редко бывает покладистым, часто не делает так, как хочет начальник. Но зато он даёт результат».
Говоря об эволюции человека, профессор НИИ морфологии человека РАМН Сергей Савельев отмечает, что «как правило, выживали наиболее способные существа. Те, чей мозг был крупнее. Они мигрировали, искали новые места для добывания пищи. В современном же обществе всё наоборот – умные являются отщепенцами. Чтобы посредственность чувствовала себя более успешной (а посредственностей всегда большинство), наиболее умных изгоняют из любых коллективов. «Благодаря» этому человечество за 30 тысяч лет потеряло 250 грамм мозга. Мы становимся всё более глупыми, зато более социализированными».
Американцы оказались самыми дальновидными и давно поняли, как важны одарённые люди. Поэтому они следят за умами, разбросанными по земному шару, и стараются перетянуть их к себе. Не потому ли США – самое могучее государство в мире?
Россия же являет прямо противоположный пример. Наши таланты в значительной массе – непризнанные гении, часто – просто изгои. Наверху они никого не интересуют, а внизу их за людей не считают, так как они не такие, как все.
Такое отношение к главному богатству страны, её золотому фонду, давно (с царских времён) стало национальной традицией. Не в этом ли причина постоянного отставания от стран Запада?
«Человек и место его в обществе должны быть достойны друг друга! – пишет психотерапевт Анатолий Некрасов. – Тогда будет и максимальная его отдача, и удовлетворённость жизнью. Это необходимое условие для счастья!»
Увы, никому у нас нет дела до талантливых людей. Хуже того, они раздражают самим фактом своего существования окружающую серость. «В стране систематически произрастает множество народных умельцев, подобных лесковскому Левше, которые являются первопроходцами многих отраслей деятельности и специалистами высочайшей квалификации, – говорится в изданном в Новосибирске сборнике «Да притечём и мы ко свету». – Их остальные россияне сами же травят и доводят до преждевременной смерти, если не убивают в открытую».
«У нас, если ты не вписываешься в устоявшуюся модель, то либо сам над собой поработай лобзиком, либо над тобой поработают, – говорит кинорежиссёр Алексей Герман-младший. – В результате тот, кто хочет оставаться сложным, «странным» и быть собой, уедет из страны. И поздно будет удивляться, почему наши нобелевские лауреаты живут за границей. Это глупость – утверждать, будто Россия заканчивается за пределами двух-трех мегаполисов. Россия заканчивается там, где у общества не остаётся духовных лидеров, нравственных авторитетов».
«Почему в нашей стране человек, вышедший на пенсию, оказывается за бортом жизни и не может позволить себе элементарных вещей?»
Этот риторический вопрос один из наиболее часто задаваемых в нашей стране. Только умный ли это вопрос, правильный ли?
Почему-то за бортом жизни у нас принято видеть только пенсионеров. Но ведь они, по крайней мере, получают гарантированную пенсию. И даже имеют некоторые льготы.
Если бы только пенсионеры были за бортом жизни, это было бы полбеды. Но за этим бортом у нас оказались не только работоспособные граждане, но и отличные специалисты.
В нашей стране не просматривается государственная программа поддержки одарённых людей. Существует программа помощи малоимущим, пенсионерам, ветеранам, инвалидам. Оказывается, помощь бездомным, алко- и наркозависимым и т. д.
Конечно, нужно помогать нуждающимся. Только отдачи от помощи не будет. Это благотворительность в чистом виде. Совсем другое дело – помощь талантливым людям. Это по существу не благотворительность, а инвестиции в страну.
Но власть имущие этого, похоже, не понимают, или находят данный вопрос не первоочередным. Не проводится никаких социологических исследований о том, какой процент талантов находит возможность самореализоваться. Не создаются телепередачи по данной проблеме. А если даже и создаются, то элементарно растворяются в непрекращающемся потоке украинско-сирийских репортажей, криминальных хроник и президентских выборов за океаном.
Очень грустную, но реальную российскую картину нарисовал Игорь Вайсман. Государственная поддержка невелика, а российские олигархи вообще не думают о будущем своей страны.
Иное отношение, например, в США, где фонд Марка Цукерберга пожертвовал Гарварду более
12 млн. долларов.
Деньги пойдут на выдачу грантов студентам из семей с низким уровнем доходов, которые в дальнейшем намерены работать в сфере государственных услуг. Как сообщили в учебном заведении, благодаря помощи фонда в течение последующих 15 лет университет сможет оказать в виде грантов финансовую поддержку около 2.3 тыс. студентам.
«Мы признательны Присцилле, Марку и их фонду за помощь и партнерство в деле предоставления нашим студентам возможностей выбирать работу на благо общества, независимо от их происхождения или материальных ресурсов», – отметила президент вуза Дрю Фауст в заявлении, которое приводит официальный журнал Гарвардского университета.
Наступление сингулярности, развитие потребительской 3D-печати и слияние человека с гаджетами – изобретатель и футуролог Рэй Курцвейл всегда ставит эти тренды на первое место. Однако в интервью WIRED он рассказал об экзистенциальных проблемах искусственного интеллекта, а также объяснил, почему развитие технологий вопреки рискам – это моральный долг общества, и почему не стоит запрещать роботов-убийц.
Футуролог Рэй Курцвейл убежден, что все технологии подчиняются закону ускорения. В поддержку этой теории эксперт часто приводит в пример проект «Геном человека». За первые семь лет разработок ученые смогли изучить лишь 1% генома. Тогда критики стали прогнозировать, что при таком темпе программа будет завершена только через 700 лет.
Однако каждый год темпы работы ускорялись, и в итоге проект был завершен спустя 7 лет. Более того, расшифровка индивидуального генома в самом начале проекта стоила миллиард долларов, а теперь процедуру можно провести за $1000.
Курцвейл считает этот тренд характерным для всех информационных технологий. «Уровень дефляции в этой сфере составляет 50%. Так что сегодня я могу получить те же вычислительные и коммуникационные мощности, возможности секвенирования генома и данные об активности мозга, что и год назад, только в два раза дешевле. Вот почему вы можете купить айфон в два раза мощнее, чем пару лет назад, но за половину цены», – объяснил футуролог.
По такому принципу скоро в категорию постоянно дешевеющих информационных технологий попадут такие инновации, как 3D-печать, вертикальные фермы и искусственное мясо.
По мнению Рэя Курцвейла, искусственный интеллект достигнет уровня человеческого сознания в период до 2030 года. Футуролог признает, что его прогнозы всегда были оптимистичными, но при этом он настаивает на своей последовательности. «В 1989 году я говорил, что ИИ сможет пройти тест Тьюринга в период между 2020-2030-ми годами. В 1999 году я определил срок 2029 годом. И на недавней конференции по этике ИИ в Асиломаре я сказал, что этого стоит ожидать через 13 лет».
И если искусственному интеллекту еще далеко до уровня человека, то слияние человека с технологиями уже начало происходить, хоть и не так, как представляли эксперты. Курцвейл называет смартфоны продолжением нашего мозга. Хотя они и не внедрены внутрь в форме имплантов, гаджеты непрерывно сопровождают человека и его мыслительный процесс. Ничего плохого футуролог в этом не видит. Напротив, он уверен, что цифровые устройства сделают нас умнее и привлекательнее. Также Курцвейл не согласен, что новые технологии будут доступны только самым богатым. В пример он приводит смартфоны, которыми по всему миру владеет уже 3 млрд человек, а через пару лет их будет уже 6 млрд.
«Технологии всегда будут палкой о двух концах. Как огонь, который нас согревал и помогал готовить пищу, но в то же время мог спалить весь дом», – предупредил Рэй Курцвейл.
В принятии технологий человечество проходит три фазы. Первая – это желание решить давние проблемы с помощью инноваций, например, истребить болезни и устранить нищету.
Вторая фаза – это тревога из-за разрушительного характера технологий. И третья фаза – это ощущение морального долга, обязывающего продолжать разработки вопреки всему.
«Мы должны развивать технологии, потому что несмотря на весь достигнутый прогресс, нам все еще необходимо избавить человечество от страданий. И только дальнейший прогресс, особенно в области ИИ, поможет нам бороться с бедностью, болезнями и экологическими катастрофами», – заявил футуролог.
По словам Курцвейла, несложно представить сценарии, при которых технологии приводят к уничтожению человечества. Яркий пример – биотехнологии. Однако, как утверждает эксперт, за последние 40 лет разработки в этой области не нанесли вред ни одному человеку.
Во многом этого удалось добиться благодаря этическим нормам и четко обозначенным стратегиям. Однако легко можно представить, как биотехнологии становятся орудием в руках террористов, которые решат создать убийственный штамм вируса.
Решение Курцвейл видит в постоянном обновлении этического кодекса во всех сферах инноваций. Запрет технологий, в том числе роботов-убийц, футуролог считает ошибкой. «Да, мы можем запретить оспу или сибирскую язву, потому что мы и без них проживем.
Но технологии, лежащие в основе автономного вооружения, имеют и другие сценарии применения. Дрон, доставляющий медикаменты в африканскую больницу, может использоваться и как оружие. Так что, задача воспользоваться возможностями и проконтролировать риски. Простых алгоритмов тут нет, потому что интеллект по своей сути не контролируем», – заключил Курцвейл.
Следуя за Рэем Курцвейлом остановимся на достижениях 3D-печати.
Так, шведская компания научилась печатать части тела на 3D-принтере.
Эрик Гатенхольм, широко улыбаясь, нажимает кнопку «старт» на 3D-принтере, запрограммированном на печать человеческого носа в натуральную величину.
Принтер приступает к кропотливой работе, которая растягивается на 30 минут. Все это время тоненькая металлическая игла с тихим жужжанием орудует над чашкой Петри, распределяя легкие синие чернила в запрограммированном порядке.
Со стороны это напоминает работу высокотехнологичной швейной машинки, ткущую узор на одежде.
Но вскоре узор начинает расти и набухать, и нос, созданный из биочернил, в которых содержатся настоящие человеческие клетки, формируется на стекле. Он ярко блестит в ультрафиолетовом свете.
Это – трехмерная биопечать, процесс, словно пришедший к нам из мира научной фантастики.
Сейчас главная цель этой работы заключатся в создании хрящей и клеток кожи, которые можно применять для тестирования медицинских препаратов и косметики.
28-летний Гатенхольм уверен, что через 20 лет с помощью этой технологии будут создаваться органы для пересадки людям.
Гатенхольм является главой и одним из основателей небольшой шведской компании Cellink. Она появилась в Гетеборге всего год назад и уже стала мировым лидером в области биопечати. Но Гатенхольм не намерен останавливаться на достигнутом.
«С самого начала мы поставили себе цель изменить мир медицины – ни много, ни мало. Мы хотели, чтобы наша технология появилась в каждой лаборатории мира», – говорит он.
В университете Гатенхольм изучал менеджмент. Впервые о технологии трехмерной биопечати он узнал три года назад от своего отца Поля Гатенхольма – преподавателя химии и технологии создания биополимеров в техническом университете Чалмерса в Гетеборге.
Предпринимательское чутье Гатенхольма подсказало ему, что рынок биочернил – жидкости для печати, состоящей из человеческих клеток – практически не занят.
В Cellink эти чернила производят из целлюлозы, добываемой в лесах Швеции, и альгиновой кислоты, которую получают из морских водорослей.
В 2014 году для производства биочернил требовалось проведение научных исследований, а вещество изготавливалось в небольших порциях. Приобрести их в интернете было невозможно.
Но у Гатенхольма появился план по продвижению технологии биочернил, разработанной в университете Чалмерса. Его компания первой в мире начала через интернет продавать стандартизованные чернила, которые можно смешивать с любым типом клеток.
Помимо чернил он также начал продавать доступные по цене 3D-принтеры.
Вспышка озарения у Гатенхольма случилась в 2015 году, когда ему было 25 лет. Именно тогда он вместе со студентом университета Чалмерса Гектором Мартинесом основал компанию Cellink.
У фирмы быстро появилось множество инвесторов. Уже через 10 месяцев она разместила свои акции на бирже First North – подразделении Nasdaq для небольших компаний. Суммарная стоимость компании в результате составила 16,8 млн долларов.
В первый год существования оборот компании составил 1,5 млн долларов. Сейчас у нее 30 сотрудников, три офиса в США помимо головного, находящегося в Швеции. Клиенты фирмы находятся в 40 странах.
«Мы сказали, что хотим развивать компанию, и с первого же дня бизнес был глобальным. Мы понимаем, что наши клиенты везде», – говорит он.
Стоимость биочернил варьируется от 9 до 299 долларов, а принтеры компания продает от 10 тыс. до 39 тыс. долларов. Большинство покупателей – университеты и научные центры в США, Азии и Европе. Среди них – Массачусетский технологический институт, Гарвардский университет и Университетский колледж Лондона.
Но и фармацевтические компании также все чаще обращаются к технологиям Cellink для развития своих продуктов. Они проводят испытания на созданных с помощью биопечати человеческих тканях, что, возможно, позволит со временем сократить число проводимых сейчас опытов над животными.
Компания считает, что есть несколько объяснений такого быстрого глобального роста. Среди них – доступ к существующим технологиям для 3D-принтеров, активная деятельность компании в интернете через видео и соцсети, а также встречи с клиентами.
«Мы идем к клиенту. Мы проводим с ним не один день. Мы обучаем его, чтобы удостовериться, что он знает, как все работает. Именно благодаря этому времени, проведенному с клиентом, понимаешь его истинные нужды», – отмечает он.
Советник по вопросам инвестиций в медико-биологические отрасли Ирис Орн говорит, что своим успехом Cellink во многом обязана уверенности и дружелюбности Гатенхольма.
«Когда встречаешь Эрика, то думаешь – этот парень добьется успеха вне зависимости от того, чем будут заниматься основанные им компании», – говорит она.
По ее мнению, не последнюю роль в расширении компании сыграло умение Гатенхольма идти на риск.
Биопечать открывает невероятные возможности в исследовании медикаментозных средств, в трансплантологии и лечении ран, говорит она, отмечая, что стартап пошел на риск, запустив производство до того, как полностью сформировался рынок человеческих тканей.
По словам Ирис Орн, Cellink быстро сумела осознать возможности расширения бизнеса в других странах, потому что рынок Швеции не так велик.
«Если вы шведская компания и хотите добиться успеха, нужно быстро выходить на международный рынок», – говорит она.
Но фееричный взлет Cellink не обошелся без трудностей и противоречий.
Гатенхольм отмечает, что его команде пришлось провести кропотливую работу, чтобы разобраться в законах разных стран и в их требованиях к нормам безопасности, а также обеспечить круглосуточную поддержку клиентов по всему миру.
«Всегда нужно быть на связи. Неважно, какое время там, где находишься. Нужно носить с собой два-три телефона, чтобы иметь возможность отвечать людям в разных временных зонах», – говорит предприниматель.
Он надеется, что недавнее открытие главного американского офиса компании в Бостоне поспособствует дальнейшему росту благодаря переходу специалистов из крупнейших фармацевтических компаний и университетов США.
«Находясь там, мы можем выбирать из самых одаренных людей в мире», – говорит он.
Между тем у Cellink есть долгосрочная цель – помочь в решении глобальной проблемы недостатка органов для трансплантации.
Многие эксперты полагают, что в ближайшие 10-20 лет биопечать можно будет использовать для создания функционирующих органов. Но подобная перспектива также открывает массу вопросов этического толка, которые компании придется решать по мере роста.
«Многие могут посчитать, что биопечать – это игра в бога», – говорит бизнесмен.
Но он подчеркивает, что его компания выступает в поддержку внимательного изучения и регулирования всех аспектов по мере роста рынка. Он отметил, что Cellink уже работает с соответствующими медицинскими органами и институтами.
Гатенхольм говорит, что благодаря совместной работе над испытаниями на безопасность и определением стандартов эта относительно новая индустрия биопечати не превратит сценарий научной фантастики в фильм ужасов.
«Я верю в это. Это моя страсть. Я живу этим, и у меня нет каких-либо сожалений», – говорит он.
Благодаря изобретению инженеров Ноттингемского университета (Великобритания) на 3D-принтере теперь можно будет печатать полностью функциональные электронные схемы для сенсоров и антенн из различных материалов, в частности, пластика и металла.
Новая технология сочетает двухмерную электронику с 3D-печатью с применением процесса многофункционального аддитивного производства (MFAM), когда из нескольких видов материалов в единой системе создаются элементы с расширенной функциональностью. Она позволяет обойти трудности производства, связанные с необходимостью соединения пластиковых и металлических элементов в одном изделии, когда для затвердевания каждого из материалов требуются свои методы. Обычно 3D-принтеры печатают только одним типом материала, пишет Engineer.
Инженеры Ноттингема использовали проводящие металлические и изолирующие полимерные чернила, которые создают электронную схему, затвердевая под воздействием ультрафиолетового света. Серебряные наночастицы в проводящих чернилах впитывает ультрафиолет и преобразует эту энергию в тепло, которое превращает раствор в пар и спаивает серебро. Этот процесс воздействует только на проводящие чернила и не повреждает соседние полимеры.
При этом изобретение позволяет ускорить процесс затвердевания до менее одной минуты на слой. Ранее этот процесс занимал гораздо больше времени, и оказывался невыгодным, если требовалось напечатать сотни слоев. Вдобавок, современные производственные методы ограничивают форму и производительность устройств.
«Возможность печатать проводящие и диэлектрические материалы в единой структуре с высокой точностью, которую обеспечивает струйный принтер, позволяет производить электронные компоненты, отвечающие требованиям заказчика. Больше не придется выбирать стандартные значения для конденсаторов при производстве схемы, надо только задать значение, и принтер изготовит все за вас», – поясняет профессор Крис Так, ведущий разработчик.
В британском Университете Брунеля при помощи новой технологии непрерывной 3D-печати недавно были изготовлены браслеты с гибкими суперконденсаторами. Их можно носить на руке и, при необходимости, быстро зарядить смартфон или другое мобильное устройство.
Осенью 2018 года в ядерном реакторе атомной электростанции впервые будет установлен элемент, напечатанный на 3D-принтере. За изготовление стальной заглушки отвечает американская компания Westinghouse, а установлена она будет на АЭС Кршко в Словении.
Westinghouse планирует использовать 3D-технологию не только для того, чтобы заменить устаревшие детали, но и для создания прототипов и деталей реакторов нового поколения. Сейчас компания экспериментирует с изготовлением скоб и гнезд подшипников для электромоторов, надеясь продемонстрировать надежность процесса 3D-печати, который позволяет снизить стоимость и время производства. Гибкость этой технологии дает также возможность печатать более сложные формы, которые невозможно было бы изготовить традиционным литьем.
С прошлого года компания получает поддержку Министерства энергетики США, которое выделило $8 млн на разработку ряда исследовательских проектов в области аддитивных технологий, в частности, на трехлетнюю программу изучения процесса спекания порошков для создания деталей для АЭС. В июле министерство выделило еще $830 000 на исследование воздействия нейтронного излучения на сплавы циркония для легководных реакторов.
По мнению Клинта Армстронга, директора по производству Westinghouse, 3D-технологии способны сократить стоимость производства запчастей для реактора вполовину. Главная трудность, мешающая широкому распространению 3D-технологий производства, заключается в нехватке информации о рабочих характеристиках материалов, используемых в этих процессах.
Для того чтобы ускорить 3D-революцию в промышленности, Westinghouse сотрудничает с рядом организаций – Исследовательским институтом электроэнергии (EPRI), Национальной лабораторией Ок-Ридж, Университетом Теннесси и компанией Rolls-Royce – чтобы разработать методы, сокращающие процесс сбора данных о рабочих характеристиках материалов для 3D-печати, пишет 3ders.
Напечатанную на 3D-принтере деталь уже устанавливали на АЭС Кршко (но не непосредственно в атомном реакторе). В марте Siemens сообщила, что изготовила и установила на АЭС импеллер противопожарного насоса, применив метод обратного проектирования, поскольку чертежей для такого устаревшего оборудования найти не удалось.
Все три вышеприведенных примера подчеркивают необъятные возможности 3D-печати и ее быстрое развитие в мире.
Интересный обзор великой аккумуляторной революции представил Юрий Кирпичев. Он утверждает, и не без оснований, что на наших глазах идут сразу две революции в энергетике: «зеленая» и аккумуляторная, причем идут они рука об руку и успехи одной тут же отражаются на достижениях другой. Что характерно и знаменательно, двигателем обеих революций стал один человек, величайший инженер нашего времени, гениальный организатор производства Илон Маск! Даже у Эдисона не было такого размаха. Итак, Маск сдержал слово: 23 ноября Tesla отчиталась об окончании работ по установке в штате Южная Австралия батарейной системы Powerpack мощностью 100 мегаватт. Проект, как и обещал Маск, был завершен в течение 100 дней – работы официально начались 29 сентября. За день до этого пари он ознакомил мир с проектом ракетной системы Big Falcon Rocket для полетов на Луну, на Марс – и в Австралию. А на днях великий инженер представил нечто еще более поразительное: первый в мире электрогрузовик.
Хотя, что тут поразительного? Это в легковушку трудно упаковать батарею приличной емкости, тогда как грузовик платформа солидная! С удовольствием привожу технические характеристики его Tesla Semi Truck. Запас хода без подзарядки 500 миль (800 километров), а после получасовой зарядки еще 400 миль. При максимальной загрузке в 36 тонн набирает скорость 100 км в час за 20 секунд, а без груза всего за 5секунд – мало какая из легковушек способна на это. Есть автопилот, так что колонна машин сможет двигаться самостоятельно, и лишь первой нужен водитель, что сильно удешевит перевозки (дальнобойщики в США очень неплохо зарабатывают). Кстати, себестоимость перевозок будет как минимум на 25 центов за милю дешевле, чем у дизельных траков, что также весьма существенно, а со временем эта разница будет только расти.
Производство планируют начать в 2019 г., и крупнейшая сеть магазинов Walmart сразу сделала предзаказ на 15 машин для испытаний: 5 для США и 10 для отделений в Канаде (последнее важно, ибо литий-ионные батареи не любят низких температур). Если подтвердятся заявленные параметры, то возможны массовые закупки. В среднем траки компании, а их у нее более 60 тысяч, наматывают 100 тысяч миль в год, это значит, что каждая Tesla Semi ежегодно сбережет $25000, а при массовой замене речь пойдет о сотнях миллионов.
Помимо грузовика Маск представил новый Tesla Roadster, суперспорткар с откидным верхом. Данные феноменальны: разгон до 100 км/ч за 1,9 сек, пробег без подзарядки до 1000 километров. «Вы сможете доехать из Лос-Анджелеса в Сан-Франциско и обратно без подзарядки. Вождение спорткара на бензине будет напоминать [вождение] на паровом двигателе», – заметил Маск.
Первая тысяча родстеров будет стоить по $200 тысяч, продажи начнутся в 2020 г. Сейчас Tesla Motors производит три модели легковых электрокаров: люксовый седан Model S, массовый седан Model 3 и кроссовер Model X. Для зарядки электрокаров компания развивает глобальную сеть станций Supercharger. По всему миру их уже более тысячи – это 7,5 тысяч постов.
Да, не все пока идеально. Так, компания не выполнила обязательств по поставке Model 3 первым клиентам и вместо 1500 машин в третьем квартале дала только 260. Отставание объясняют сложностью настройки нового производства, но трудности будут устранены в ближайшее время. Да, в финансовом отношении третий квартал стал самым слабым за всю историю компании, а убытки за девять месяцев составили 1,28 млрд. Тем не менее за квартал удалось поставить 26150 автомобилей всех моделей – это лучший результат в истории марки, а выручка при этом выросла на 23 процента, так что можно списать убытки на болезни роста.
С появлением литий-ионных элементов их батареи получают все более широкое распространение и захватывают все более тяжелые категории машин, их ставят на легкие суда и проектируют ближнемагистральный авиалайнер на 220 мест. На наших глазах вершится технологическая революция! Сами посудите, в 2016 году мировое производство батарей (если считать их базовый показатель, емкость) достигло 28 гигаватт-часов. Это немало. Отчего возникают два повода для беспокойства.
Во-первых, бурное развитие электротранспорта может привести к тому, что имеющихся мощностей не хватит для его зарядки. Не прошло и десяти лет с начала выпуска машин, не уступающих автомобилям с ДВС (двигателем внутреннего сгорания), а и почти все крупные автоконцерны открыли линии по их производству и парк электромобилей уже пошел на миллионы. Мало того, к делу подключаются компании, ранее не имевшие никакого отношения к автомобилям.
Так, в конце сентября пришло сообщение, что Dyson, известный британский производитель пылесосов и вентиляторов, намерен инвестировать £1 млрд. в создание собственного электромобиля, который должен выйти на рынок к 2021 году. Основатель и глава компании Джеймс Дайсон выразил надежду, что он будет первым в линейке, за ним последуют другие модели и в ближайшие годы этот сегмент станет главным источником доходов Dyson. Он посетовал, что у компании в отличие от Tesla нет $5 млрд. для построения сети станций быстрой зарядки, и потому рассчитывает на правительство, которое должно субсидировать установку точек подключения мощностью 21 кВт в домах владельцев.
Автобудущим своих городов озаботились мэры Осло и Парижа, Берлина и Нью-Йорка – и наш Ди Блазио имеет все основания полагать, что в 2025 году каждый пятый автомобиль города, который никогда не спит, будет электрическим. А по прогнозам экспертов еще через десять лет им будет каждый третий в мире – будущее наступает быстро.
Но способны ли мы прокормить миллионные стада электромустангов? Сколько энергии понадобится им при тотальной электризации?
Так, согласно данным Департамента автотранспорта, в 2015 г. в США было зарегистрировано 263,6 млн. транспортных средств. Среди них около 8,5 млн. мотоциклов, которых пока не коснулась электризация, около 11 млн. грузовиков, 0,8 млн. автобусов. Остальное легковые машины и легкие грузовики-пикапы – более 240 млн.
В грубом приближении можно считать, что последние пробегают в среднем 50 миль в день или 20000 за год, что емкость батареи 75 кВт-ч и что полная зарядка требуется через 400 миль. Тогда в год понадобится 50 зарядок или 3750 кВт-ч энергии на четырехколесную единицу, а в масштабах Америки потребуется до 1 млн. гигаватт-часов. При учете гораздо более интенсивно загруженных и прожорливых грузовиков цифра может удвоиться. Для сравнения: в 2016 году все источники США выработали несколько более 4 млн. ГВт-ч. То есть половина энергии уйдет на автотранспорт, что вряд ли по силам стране.
Впрочем, при отказе от ДВС освободится масса энергии, идущей на производство топлива для них, на его транспортировку и реализацию. Вспомните целые флоты танкеров, бороздящих моря и океаны, тысячекилометровые нефтепроводы с десятками компрессорных станций, которые потребляют уйму энергии, нефтеперерабатывающие заводы с факелами сжигаемого газа над ними, бесчисленные заправки по всей огромной стране и колонны бензовозов, снабжающих их, и так далее и тому подобное. Нет, электричество гораздо проще и удобнее доставлять и сбывать потребителям. Да и мир станет чище.
Тем более что все больше энергии приходится на восполняемые источники, и она уже дешевле традиционной. Стоимость кВт-часа на новых солнечных станциях США упала до 3 центов, что в 2-4 раза дешевле средней по стране, и продолжает снижаться. Мировой рекорд принадлежит Саудовской Аравии, одна из СЭС которой отпускает энергию по цене 1.79¢/kWh (впятеро ниже рекорда пятилетней давности), но в 2020 году он перейдет к Мексике. На недавнем аукционе итальянцы предложили построить там СЭС на 3 терават-часов (3 тысячи ГВт-ч) с отпускной ценой 1.77¢/kWh и эксперты предсказывают, что к тому времени рекорд дойдет до 1 цента за кВт-ч! Так что с энергией проблем не будет.
Но есть и второй повод для беспокойства. Поставщики не успевают за спросом на литий. В ближайшие годы потребность в нем возрастет в 2-4 раза, но месторождения вышли на предел добычи и цены возросли с $4000 за тонну в 2014 г. до нынешних $20000. Большая часть лития добывается в Аргентине, Чили, Австралии и Китае, однако их мощностей не хватает и геологи обратили внимание на подземные воды долины Клейтон в Неваде, богатые растворенным литием. Они надеются пробурить скважины и выпаривать их, получая литиевую соль. Не менее шести стартапов недавно купили или взяли в аренду земли в этой долине, но, в отличие от добычи из руды, технология выпаривания пока не отработана. Если сложности будут преодолены, штат Невада, переживший в свое время золотую лихорадку, снова станет источником ценного для экономики металла, более полезного, чем золото.
Есть, однако и более серьезные проблемы у литий-ионных батарей. Да, они эффективнее старых, но сложны в эксплуатации и требуют хорошей электроники, которая следит за напряжением и током заряда и за многими иными нюансами. Они быстро теряют емкость при низких температурах и тогда их надо подогревать, тратя энергию и запас хода. Они довольно пожароопасны и тушению не поддаются. Они, несмотря на все ухищрения инженеров Маска, недостаточно быстро заряжаются и не так уж много циклов заряда выдерживают. Да и не так уж компактны.
Поэтому огромный интерес вызвали сообщения о скором появлении коммерчески успешных твердотельных аккумуляторов. Звучит оно несколько странно, – как же без электролита? – тем не менее уже имеются экспериментальные прототипы с характеристиками, которые намного превосходят показатели литий-ионных ячеек, и дело теперь за промышленными технологиями. Технических подробностей очень мало (например, вместо электролита используется отожженное стекловолокно), ибо идет жесткая конкурентная борьба на поле, которое обещает миллиарды и миллиарды, но тот факт, что ими занимаются крупные компании и вкладывают в разработку огромные деньги, заставляет с доверием относиться к возможности нового революционного прорыва. Очевидно, он не за горами.
Среди разработчиков и упомянутый Dyson, вложивший около $1,3 млрд. в дело, и Bosch, и Hyundai, отказавшаяся в пользу твердотельных батарей от казавшихся наиболее перспективными водородных топливных элементов, и BMW, и Samsung SDI и мировой автолидер Toyota. Последняя обещает, что новая батарея дебютирует в электромобилях в 2022 г. Имея в два-три раза большую емкость при большей компактности, она будет безопасной в пожарном отношении, сможет работать в более широком диапазоне температур, выдерживать в полтора раза больше циклов заряда, чем нынешние литий-ионные, и, что самое, пожалуй, важное, сможет заряжаться за несколько минут!
Что касается 2022 года, то не только «Тойота» обещает нам машины мечты, но и Маск, выступая недавно в Аделаиде на 68-м конгрессе Международной федерации астронавтики, представил проект транспортной системы BFR (Big Falcon Rocket). Она состоит из многоразовой сверхтяжелой ракеты и корабля на 120 человек. На низкую опорную орбиту BFR способна вывести 150 тонн, на первую ступень планируется установить 31 двигатель Raptor. Главной целью Маск видит колонизацию Марса и уже в 2022 году SpaceX при помощи BFR отправит туда два грузовика, а на 2024-й ожидается сразу четыре миссии, две грузовые и две пилотируемые.
Конечно, все, кто помнит о судьбе советской лунной ракеты Н-1 (я видел ее модель в вашингтонском аэрокосмическом музее рядом с моделью фон Брауновского «Сатурна», дневниками Мишина, партбилетом Гагарина и логарифмической линейкой Королева), бросятся предостерегать от пагубного технического решения: множество сравнительно маломощных двигателей на гигантской конструкции. Но Маску я верю больше, чем Мишину. Его двигатели, как показала практика, будут работать и даже выход одного-двух из строя не помешает успеху миссии. В конце концов, именно этот пакетный принцип и работает в электромобилях Маска – там сотни литий-ионных ячеек упакованы последовательно-параллельно.
«Но важнее иное. Аккумуляторная революция лишний раз наглядно показала, что наша цивилизация в первую очередь электрическая. Не атомная, не компьютерная, не информационная, а электрическая, слава Амперу и Вольта, Фарадею и Максвеллу, Эдисону и Тесла. Самолеты, автомобили, ракеты – все это вторично, без электричества им не летать и не ездить. Радио, электроника, телевидение, интернет, мобильные телефоны – всего лишь пыльца на сияющих крыльях электромагнитной бабочки, обнявшей нашу голубую планету и простершей их далеко в космос. Мы даже не говорим – электричество, мы говорим – свет!», – пафосно заканчивает Юрий Кирпичев.

Компания Hyperloop во главе с изобретателем Илоном Маском планирует запустить в Израиле вакуумный поезд, который сможет преодолеть расстояние от Тель-Авива до Эйлата за 20 минут.
Проект Hyperloop One по созданию сверхбыстрого поезда появился в 2012 году. Представляя свой проект, Маск сказал, что новое транспортное средство будет в два раза быстрее самолета и в 4 раза быстрее скоростного поезда.
Первую линию предлагалось проложить между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско (расстояние 561 км по прямой), которую поезд должен был преодолевать менее чем за 30 минут.
Позже Маск сообщил, что его проект будет в 10 раз дешевле аналогов, транспорт не будет подвержен авариям, состав будет приводиться в движение солнечной энергией, пассажирам не придется подстраиваться под расписание, ибо транспортные капсулы будут двигаться с короткими интервалами, как в метро. В августе 2013 года была опубликована 58-страничная альфа-версия проекта, а затем появилась группа HTT (Hyperloop Transportation Technologies), которая непосредственно занялась его реализацией.
По сути, проект вакуумной транспортной сети («гиперпетля») основан на том же принципе, что и пневматическая почта. По трубам из специального материала, способного выдержать низкое давление, что позволяет свести к минимуму турбулентность и увеличить скорость, переносится легкая алюминиевая капсула на воздушной подушке, способная развить скорость до 1220 км/ч.
Капсула приводится в движение линейным электродвигателем. Статором служит алюминиевый рельс длиной 15 м на полу трубы, который нужен только через каждые 110 км. Ротор находится в каждой капсуле. Поскольку система приводится в движение электричеством, предусмотрено получение энергии с помощью солнечных батарей.
Так как статор выполняет не только ускорение, но и торможение, в последнем случае кинетическая энергия капсулы также преобразуется в электрическую. От продажи излишков энергии планируется выручать 25 млн долларов ежегодно, что создаст дополнительный источник финансирования эксплуатационных расходов. Как результат билет в один конец должен стоить 20 долларов, а при общей стоимости системы 7,5 млрд долларов окупаемость проекта будет достигнута за 20 лет.
После ряда обнадеживающих испытаний был обнародован план продвижения Hyperloop One. В числе возможных маршрутов оказалась и линия Тель-Авив – Эйлат.
Представители компании уже побывали в Израиле, где встретились с тремя потенциальными инвесторами. При этом отмечалось, что Израиль станет первым государством (по крайней мере на Ближнем Востоке), где может появиться сверхзвуковой поезд.
В интервью изданию «Калькалист» один из инвесторов Аран Таль сказал, что, несмотря на всю кажущуюся «футуристичность» затеи, она может
быть реализована уже к 2025 году. При этом, как считает Таль, обойдется проект в три раза дешевле строительства обычной скоростной магистрали.
Аран Таль считает, что дорога оправдает себя не столько за счет пассажирских, сколько за счет грузоперевозок. Например, грузы, прибывающие в морской порт Эйлата, будет гораздо проще и с наименьшими затратами транспортировать по железной дороге. Одновременно станет и меньше нагрузка на шоссе Арава, по которой курсируют автоколонны.
По замыслу инициаторов, на линии Hyperloop One будет несколько промежуточных станций, в том числе в Беэр-Шеве и Ашдоде. Стоить билет, как утверждают авторы проекта, будет примерно столько же, сколько в автобусе, зато время в пути будет занимать вместо 4-6 часов – 20 минут. При этом расстояние от Тель-Авива до Беэр-Шевы поезд покроет за 5 минут.
По словам Арана Таля, поддержку проекту оказывают мэры городов, стоящих на линии движения нового поезда.
Не отрицая сегодняшнее технологическое преимущество США, Евросоюза и Японии, нельзя не заметить огромного технологического рывка Китая.
Впервые за всю историю рейтинга самых мощных суперкомпьютеров ТОР500 Соединенные Штаты Америки лишились неоспоримого преимущества. Согласно данным нового выпуска рейтинга на долю Китая уже приходится 201 суперкомпьютер, а на долю США – 145 суперкомпьютеров, что в процентном соотношении составляет 35.3 и 29.8 процентов соответственно. Напомним нашим читателям, что еще полгода назад на долю Китая приходилось 160 суперкомпьютеров, а на долю США – 169 и такие кардинальные изменения произошли благодаря работе всего двух китайских производителей серверного и суперкомпьютерного оборудования – компаний Inspur и Sugon.
Нынешние лидеры рейтинга TOP500, Китай и США, ушли далеко вперед от ближайших конкурентов, которыми являются Япония (35 суперкомпьютеров) и Германия (20 суперкомпьютеров).
«Китай совершил огромный прорыв в области суперкомпьютерных вычислений за последние 15 лет. Еще в 2001 году в рейтинге TOP500 не было ни одной китайской системы» – рассказывает Джек Донгарра (Jack Dongarra), один из редакторов рейтинга и профессор информатики из университета Теннесси, – «Китайцы активно разрабатывают свои собственные технологии, заменяя ими западные. Этому очень способствовала продажа компанией IBM ее «серверной» части бизнеса китайской компании Lenovo. Тем не менее, США тоже не стоит на месте и несколько крупных проектов будут завершены в следующем году. Это, вполне может быть, и не вернет США глобальное преимущество в рейтинге, тем не менее, все это только обострить конкурентную борьбу в этой области».
В следующем году в нескольких лабораториях американского Министерства Энергетики будут запущены суперкомпьютеры уровня суб-экзафлопс, которые превзойдут любую из существующих суперкомпьютерных систем, занимающих верхние строчки рейтинга TOP500. Это потеснит Китай с первых позиций, но, по всей видимости, не очень надолго, ведь Китай планирует к 2020 году запустить первую в мире вычислительную систему уровня экзафлопс.
Отметим, что нынешний выпуск рейтинга TOP500, как и все предыдущие, был составлен по результатам стандартного теста Linpack, который определяет производительность системы путем решения систем сложных алгебраических уравнений. Однако, тест Linpack уже считается устаревшим, его синтетические результаты не очень соответствуют реальным показателям. Поэтому в новый выпуск рейтинга TOP500 вошли данные, полученные при помощи нового теста High-Performance Conjugate Gradient (HPCG), который позволяет получить более сбалансированную оценку производительности вычислительной системы за счет операций по векторному умножению матриц и расчетам других функций, которые в большей степени соответствуют типичным задачам, рассчитываемым на суперкомпьютерах.
И самым удивительным является то, что лидером в тесте HPCG стал японский суперкомпьютер Fujitsu K computer, занимающий 10 строчку рейтинга TOP500 (602.7 teraflops). На втором месте находится китайский Tianhe-2 (580.0 tflops). А лидер рейтинга, китайская система TaihuLight в тесте HPCG оказалась всего на пятом месте (480.8 tflops), уступив самой мощной американской системе Trinity (546.1 teraflops), которая заняла третье место.
Компания из Шеньчженя iFlyTek на прошлой неделе заявила, что ее ИИ-доктор сдал местные медицинские экзамены и получил лицензию доктора, пишет Scmp. iFlyTek – ведущий разработчик ИИ-проектов. Фактически, ее цифровой доктор схож по предназначению и устройству с IBM Watson. От также должен помогать живым докторам ставить правильные диагнозы более оперативно.
«Мы опередили Watson. Наша система первой в мире прошла нужные экзамены и подтвердила человеческий уровень квалификации. Система от IBM никогда не сдавала такие экзамены в США», – заявил председатель правления компании Лю Цинфэн. Робот по имени iFlyTek Smart Doctor Assistant набрал 456 балов на экзамене. Для успешного прохождения требуется 360. Достижение воодушевило китайцев – теперь они намерены покорять мир со своей системой. Цинфэн говорит, что он также хорошо может показать себя в сфере образования, в юриспруденции и в более глобальных медицинских приложениях.
«Вместо того, чтобы заменять докторов, ИИ поможет докторам эффективнее обслуживать пациентов. Изучая миллионы случаев со всей страны, анализируя действия лучших докторов, ИИ совершенствуется. Позже он станет незаменимым товарищем для докторов, особенно в удаленных клиниках, где традиционно низкий уровень лечения», – говорит Лю Цинфэн. По факту не известно, действительно ли iFlyTek обошли Watson. Каких-то прямых тестов никто не проводил, и не известно, как бы показала себя систем, а от IBM на медицинских экзаменах в Китае. Но для китайцев, особенно сейчас, очень важно, чтобы их интеллектуальные системы были производительнее американских, пусть и по немного натянутым критериям. Этим летом страна сделала ИИ частью своей национальной стратегии. К 2030 году она намерена оставить США позади по всем показателям, связанным с ИИ.
Самый известный ИИ-доктор – Watson от IBM, но он далеко не один занимается ИИ-медициной. Ранее, израильская компания Zebra Medical Vision представила продукт Zebra AI1, который исследует результаты КТ, МРТ и других медицинских изображений для постановки диагноза.
При этом стоимость одного исследования с помощью Zebra AI1 составляет всего $1.
А вот информация об аналогичных разработках российских ученых что-то мне не встречалась.
Технология, разработанная в Университете Ватерлоо в Канаде, позволяет ИИ-алгоритмам работать локально на мобильных устройствах. По словам исследователей, ей не требуется подключение к интернету и доступ к облачным вычислениям. В работе, представленной на Международной конференции в Венеции, исследователи добились 200-кратного сокращения размера программного обеспечения ИИ, используемого для распознавания объектов. Новое программное обеспечение для глубокого обучения, созданное с использованием этой технологии, достаточно компактно, чтобы поместиться на обычном мобильном чипе и может быть использовано везде: от смартфонов до промышленных роботов. Встроенный в смартфон, новый «компактный» ИИ сможет запускать свой собственный виртуальный помощник с функцией распознавания речи. Это значительно сократит использование данных и позволит использовать функции ИИ в зонах без интернета. Сейчас ИИ-алогоритмы довольно громоздки и требуют больших вычислительных мощностей. Поэтому датчики и сенсоры обычно только собирают данные, которые затем анализируются в облаке. Но если расчеты проходили бы непосредственно на «железе» – смартфонах, видеокамерах и сенсорах, – то процесс анализа мог бы значительно ускориться. «Код становится меньше с каждым поколением, чтобы отвечать требованиям мобильных устройств», – говорит Мохаммад Джавад Шафи, профессор технических исследований системного проектирования в Университете Ватерлоо. По его словам, новую технологию можно будет использовать в беспилотных летательных аппаратах, камерах наблюдения и на производстве, то есть в тех областях, где есть проблемы с потоковой передачей данных и необходима дополнительная защита от утечек. Исследователи считают, что использование автономного ИИ может привести к значительному снижению затрат на обработку и передачу данных и большей конфиденциальности. ИИ учится раскрывать преступления, изучая криминальный сериал. Исследователи из Университета Эдинбурга создали алгоритм, способный определять преступника на основе просмотра эпизодов детективного сериала «C.S.I.: Место преступления». И хотя он не превзошел людей в точности и вряд ли будет применяться в реальной криминалистике, технология может быть использована для улучшения распознавания речи и видео.
Принадлежащая Биллу Гейтсу инвестиционная компания приобрела 10 тысяч гектар рядом с Финиксом, столицей штата Аризона. Согласно сообщению, размещённому на сайте компании, в будущем там планируется построить «умный город», который назовут Бельмонт, по имени компании Belmont Partners, совершившей покупку. «Город Бельмонт будет создан со взглядом в будущее. В нём современные коммуникации и инфраструктура будут гармонично сочетаться с зонами отдыха, удобными улицами, на которых со временем появятся мощные дата-центры, тестовые образцы самых современных технологий и беспилотные автомобили. В городе будут тестировать новые бизнес-модели и самые современные технологии производства», – сообщается в пресс-релизе компании.
Согласно предварительному плану застройки, десятую часть Бельмонта планируют отвести под школы, офисы и административные здания, остальную площадь собираются отдать под застройку компаниям и стартапам, которые изъявят желание работать в новом «умном городе». Представители администрации Аризоны покупкой довольны. Сообщается, что практически все формальности уже улажены, но о том, когда именно планируется начать стройку, ничего не сообщается.
Крупнейшая дорожно-строительная компания KWS Infra из Голландии и специалисты VolkerWessel собираются уже в ближайшее время начать первый на планете проект по созданию автомобильных трасс из пластика. Дороги из переработанного синтетического материала для начала появятся в Роттердаме. Городские власти уже дали согласие на реализацию проекта. Создатели проекта «вечных» дорог утверждают, что они будут лишены многих недостатков традиционного покрытия, станут намного более устойчивыми к истиранию и температурным перепадам, чем даже самый современный асфальт. Немаловажно и то, что новые автострады помогут очистить океаны мира от скопившегося там в огромном количестве мусора. Дело в том, что пластик для строительства дорог будет перерабатываться именно из отходов, выловленных в мировом океане. Монтировать пластиковые трассы будут за считанные недели, в отличие от традиционной технологии, при которой на эти строительные работы уходит несколько месяцев. Лёгкие и надёжные пластиковые конструкции будут укладываться сверху на выровненный песок. Интересно, что рыть специальные траншеи для прокладки коммуникаций вдоль таких дорог не придётся. Соответственно, это позволит сэкономить и время, и деньги. Конструкция пластиковой плиты внутри полая. Она уже предусматривает возможность использования для различных кабелей и даже водопровода. На официальной странице компании в социальной сети «Фейсбук» утверждается, что новый вид дорожного покрытия не будет подвержен такой напасти как канавы и ямы. Они смогут выдерживать диапазон температур от -40 до +80 градусов по шкале Цельсия, будут устойчивы к химическим реагентам и смогут почти полностью обходиться без техобслуживания.
В заключение мне приходится констатировать, что Россия все более отстает в развитии новых технологий. Сегодня об этом стоит говорить, кричать на всех углах. Но вряд ли Россия подтянется к уровню США, Швейцарии, Японии, Южной Кореи и даже Израиля. Такова суровая реальность.

Иллюстрация: MyShared.ru

 

Поделиться.

Об авторе

Олег Фиговский

Академик, профессор, доктор технических наук

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.