Лицо и изнанка израильского чуда

0

6052510735_4d3e3a9513_z

Фотоиллюстрация: Walter Lim | Flickr

Борис Дубсон, Ph.D. in Economics, Израиль.

Лицо и изнанка израильского чуда

Старт-апы как форма развития высоких технологий приобрели в Израиле огромную популярность.

Напомним читателю: речь идет о фирмах, созданных несколькими инициаторами для коммерческой реализации той или иной новой идеи в области высоких технологий. Эти фирмы превратились в своего рода бренд Израиля. СМИ постоянно напоминают, что по числу старт-апов мы уступаем только США, а в пересчете этих фирм на миллион населения вообще впереди планеты всей. Именно в этих компаниях были разработаны первые системы защиты компьютерных сетей от несанкционированного доступа, технология мгновенных сообщений (ISQ), создание миниатюрной камеры, встроенной в специальную таблетку, что позволяет диагностировать проблемы в брюшной полости, и много чего еще. Тем не менее, всеобщий интерес к такого рода фирмам крайне скудно отражается в публикуемых исследованиях этого феномена. Единственный солидный источник данных — исследовательский центр IVC, в недавней публикации которого подводятся итоги развития израильских старт-апов за последние 16 лет. В рамках исследования говорится о 10 тысячах старт-ап-компаний, созданных в Израиле в период с 1999-го по 2014 годы. К началу 2015-го продолжали функционировать около 5400 таких фирм, закрылись или были приобретены другими фирмами более 4,5 тысячи старт-апов (46%).

Эти цифры и факты требуют пояснений.

Успехи и неудачи

Израильские СМИ довольно редко информируют своих читателей о неудачах старт-апов, зато каждое приобретение такой фирмы зарубежным концерном широко освещается в печати.

Причины закрытия таких фирм различны. Тут и неправильный выбор идеи, воплощение которой обречено на коммерческую неудачу, и отсутствие инвестиций (по данным исследования IVC, 17% старт-апов разрабатывали свой проект без привлечения внешних инвестиций), и непрофессиональный менеджмент, и другие причины. В среднем старт-апы существуют 3,5 года. Чем продолжительнее функционирование, тем больше шансов на конечный успех, но он не гарантирован никому. Весьма условным можно назвать успех и в тех случаях, когда после сразу удачной продажи другой фирме, если новых хозяев интересует только интеллектуальный продукт (по сути они покупают эксклюзивные права на патенты, которые могут использовать в собственных разработках), приобретенная фирма закрывается.

Например, «Facebook» предпочитает проводить исследования в своем калифорнийском центре в Пало Альто, и неудивительно, что уже на следующий день после сообщения о приобретении этой всемирной социальной сетью израильского старт-апа «Snaptu» часть его работников была уволена, а остальным не гарантирована работа в будущем.

Другой сценарий судьбы приобретенного старт-апа — его ликвидация через некоторое время в связи с проблемами, возникшими у зарубежной фирмы. Наиболее драматичный случай (газета «Гаарец» назвала его «самой удачной неудачей» среди покупок зарубежными концернами израильских фирм) — история приобретения старт-апа «Chromatis». В 2000 году американский концерн «Lucent» приобрел его по рекордной для того времени цене — 4,5 млрд долларов, но не наличными, а своими акциями. Это произошло в те годы, когда капитализация ведущих компаний в сфере коммуникационных технологий достигла заоблачных высот, и неожиданно для самих себя 150 сотрудников израильского старт-апа стали миллионерами. Однако счастье было недолгим — через 14 месяцев «Lucent» закрыл этот старт-ап, и те, кто в нем работал, были уволены. Цена акции «Lucent», составлявшая в момент покупки «Chromatis» 54 доллара, упала до 2 долларов.

Еще один вариант — сохранение израильского старт-апа в качестве зарубежного исследовательского центра или предприятия, продолжающего разработку собственных новшеств. Зарубежные концерны создали в Израиле сотни таких предприятий, значительную часть которых составляют бывшие израильские старт-апы. Так, американский концерн «Brodcom» преобразовал все 8 купленных им в Израиле старт-апов в исследовательские центры.

Иногда после приобретения израильского старт-апа его закрытие растягивается на годы. Наиболее яркий пример из недавнего прошлого — ликвидация израильской компании «Telmap», которая была приобретена в 2011 году концерном «Intel». Израильская фирма разработала навигационную систему, но ее конкурент, компания «Waze», cоздала более эффективный аналог. В итоге «Intel» через два года после приобретения «Telmap» за 100 млн долларов ликвидировал фирму. 20-30 сотрудников (из 150) были переведены в другие филиалы американского концерна, остальным пришлось искать новую работу. Такая же судьба постигла еще несколько старт-апов, в результате инвесторы, вложившие свои средства в эти компании, потеряли более 350 млн долларов. Как отмечалось в прессе, такой поворот событий — не редкость: инициаторы и инвесторы получают прибыль, а работники старт-апа и израильская экономика фактически ничего выигрывают от продажи этих фирм иностранным концернам.

. С 1999-го по 2014-й 662 старт-апа были приобретены другими компаниями, и только за половину из них покупатель заплатил больше, чем было вложено инвесторами. В среднем возраст израильских старт-апов, приобретенных другими компаниями, — около 6 лет.

Эти фирмы меняют свой статус и в том случае, когда эмитируют свои акции на биржах. Всего, по данным того же исследования IVC, из общего числа старт-апов, созданных в 1999-2014 годах, превратились в публичные 109 фирм. Большинство из них эмитировали свои акции на нью-йоркских биржах, но заметная часть эмитировала акции на вторичных рынках капитала с весьма скромными размерами мобилизованных средств. Поэтому наблюдается значительный разброс в успешности этого варианта изменения статуса старт-апов. Наиболее значительную сумму — более миллиарда долларов — в последние годы удалось выручить фирме «MobilEye», эмитировавшей свои акции на бирже NASDAQ в прошлом году. Еще одна фирма — «SafeCharge» — удачно эмитировала свои акции на Лондонской бирже, мобилизовав несколько сотен миллионов долларов. Остальные израильские эмитенты удовольствовались более скромными суммами — от 35 до 150 млн долларов.

Однако не всегда выход на биржу и превращение частной фирмы в публичную равнозначен успеху в долгосрочной перспективе. В мире есть как очень успешные частные компании, так и слабые публичные.

Но какие старт-апы можно считать успешными? Эксперты IVC определили следующие критерии успеха старт-апа: увеличение объема продаж своей продукции до 100 млн долларов и более или увеличение числа занятых в фирме до 100 работников и более. Успешными можно считать приобретенные другими фирмами старт-апы, если отдача на вложенный инвесторами капитал превышает затраты. Если приобретенный стартап использовал для развития только собственные средства его создателей, его можно признать успешным при продаже за 10 и более миллионов долларов. Этим критериям отвечают только 139 фирм, в том числе 19 из 102 стартапов, эмитировавших свои акции на бирже, то есть в целом только 2,5% из функционирующих 5400.

Прямо скажем, этот показатель не очень впечатляет. Но даже после снижения показателей, характеризующих успех, вдвое, до 50 млн долларов размера продаж или до 50 занятых работников, к числу успешных старт-апов добавится еще 350, а доля таковых в их общем количестве увеличится до 6%. В какой-то мере столь незначительное представительство успешных стартапов в общем числе функционирующих обусловлено преобладанием «новичков», созданных в последние 3 года и еще далеких от трансформации идеи в коммерческий продукт. Однако среди функционирующих старт-апов, созданных в последние 16 лет, 1184 фирм работают над своим проектом более 8 лет, и их переход в категорию успешных весьма проблематичен.

Роль старт-апов в израильской экономике

ЦСБ Израиля не приводит данных о числе местных старт-апов, но подсчитывает их вклад в ВВП страны.

Скажем, в 2000 году, на пике экономического бума, он составил 13 млрд шекелей (2,1% от общего объема ВВП), а в 2005 году эти показатели снизились до 5,4 млрд шекелей (0,9% ВВП соответственно). В последующие годы происходило снижение относительного вклада старт-апов в ВВП. Лидер рейтинга среди 40 крупнейших Интернет-компаний — созданная в 2005 году компания «Conduit» с годовым доходом полмиллиарда долларов. Компания разработала платформу для создания приложений в Интернет-сайтах и смартфонах. В целом 6 из 10 лидеров рейтинга работают в «серой» сфере, специализируясь на азартных играх, высокорисковом валютном рынке «Forex» и порнографии, что исключает их превращение в фирмы с миллиардными оборотами. За пределами первой десятки рейтинга доходы Интернет-компаний намного скромнее: порядка 60 фирм с доходом более 10 млн долларов зарабатывают 2,5 млрд долларов, предоставляя работу 15 тысячам специалистов.

На многочисленных конференциях и форумах эксперты и аналитики израильского хай-тека постоянно обсуждают вопрос, почему при столь значительном числе старт-апов в последнее десятилетие у нас практически не появилось ни одной крупной компании, сравнимой с зарубежными гигантами.

. Заметим, что капитализация фирмы на уровне миллиарда долларов выглядит внушительно по меркам 30-летней давности. С учетом рыночной стоимости американских гигантов хай-тека, составляющей сотни миллиардов долларов, капитализация в размере 1 миллиарда долларов представляется, мягко говоря, скромной. Наши эксперты винят в этом, как правило, менеджеров самих старт-аповских фирм.

Если появляется возможность продать такую фирму на раннем этапе ее развития за привлекательную сумму, они предпочитают синицу в руках журавлю в небе. Еще в большей мере стремление как можно быстрее получить отдачу на вложенный капитал характеризует менеджеров венчурных фондов. Поскольку во многих случаях эти фонды контролируют больше половины уставного капитала, они могут диктовать свои условия при выборе путей развития бизнеса.

На мой взгляд, основная причина, препятствующая превращению израильских старт-апов в крупные концерны, — специализация на проектах, исключающих последующий выход этих фирм на рынки продукции хай-тека с многомиллиардными оборотами.

Большинство из них разрабатывают новшества для уже существующих технологий производства продуктов хай-тека и услуг в форме софта. В последние годы бурно растет производство аппликаций. По оценке концерна «Google», в 2012 г. доходы в этом сегменте рынка составили 21,4 млрд долларов, треть которых — доходы от рекламы, а две трети — от виртуальных продаж в самих аппликациях. Ожидается, что в 2016 году глобальные доходы в этом сегменте рынка достигнут 72,5 млрд долларов. Одновременно стремительно расширяется список используемых аппликаций. На момент создания склада аппликаций концерна «Apple» летом 2008 года в нем было 65 аппликаций, через год уже 55 тысяч, а осенью 2014 года число аппликаций, которое можно использовать в смартфоне этого концерна, превысило 1,3 миллиона.

В результате увеличиваются возможности израильских старт-апов по привлечению внимания зарубежных гигантов к своим инновациям и продаже их за солидную сумму. В последние годы целый ряд старт-апов был продан за огромные деньги. Скажем, «Google» приобрел аппликацию «Waze» за миллиард долларов, почти столько же «IBM» выложил за фирму «Trusteer», концерн «Cisco» добавил к своим израильским приобретениям старт-ап «Intucell», заплатив за него 475 млн долларов. Сравнение этих цифр с рассчитанным ЦСБ вкладом старт-апов в ВВП страны еще раз подтверждает: продажи этих компаний зарубежным концернам приносят прибыли только их инвесторам и менеджерам, но почти не находят отражения в приросте ВВП и увеличении занятости местного населения.

Острая конкуренция на мировом рынке мобильных устройств, Интернет-продуктов и программного обеспечения вызывает нездоровый ажиотаж у главных игроков на этом рынке, обладающих огромными ликвидными средствами и не жалеющих потратить их на расширение своей линейки аппликаций. Во многих случаях, как отмечают израильские комментаторы, цена израильских старт-апов, купленных зарубежными ТНК, намного превышала их рыночную стоимость.

С другой стороны, рост конкуренции на вышеназванных рынках ведет к тому, что надежды на создание в Израиле фирм, которые смогли бы стать серьезными конкурентами американских, японских, а теперь и китайских ТНК, внести заметный вклад в экономику страны и увеличение занятости, становятся все более призрачными.

В Израиле, по оценке концерна «Google», от 2 до 3 тысяч старт-апов и отдельных лиц заняты созданием новых аппликаций, однако относительная простота разработки аппликаций сопряжена с трудностями ее реализации. Даже в тех случаях, когда успешная аппликация привлекает внимание сотен тысяч пользователей Интернета, разработчики ломают голову над тем, как успешный продукт трансформировать в наличные. В 2012 г. 30% израильских авторов аппликаций не заработали ни одного доллара, доходы 40, 16, 10 и 4% разработчиков составили соответственно не более тысячи долларов, от 1 до 10 тыс. долларов, от 10 до 100 и более 100 тысяч долларов.

Основной потребитель предлагаемых новинок — корпорации, обслуживающие рынки с миллиардными оборотами, на которые старт-апы не имеют прямого доступа. В лучшем случае им удается реализовать свою продукцию на карликовых рынках с оборотом в несколько десятков миллионов долларов.

Израильские старт-апы в глобальном контексте

В начале статьи я написал, что Израиль уступает по числу старт-апов только США. Однако международной статистики, которая могла бы подтвердить это мнение, не существует. Зато есть статистика, которая косвенно опровергает это утверждение.

Так, по оценке журнала «Economist», в мире более 130 тысяч Интернет-фирм, значительная часть которых возникла как старт-апы. Почти половина из них работают в США, затем следуют Китай, Япония, Англия. Число этих фирм в России и Индии примерно такое же, как в Израиле. Это мнение крайне сомнительно, потому что в различных рейтингах лучших 100 или 500 старт-апов в мире или фирм, достигших наиболее впечатляющих успехов в инновационных проектах, Израиль представлен довольно скромно.

Причем такую оценку дают столь солидные издания как американские «Wall Street Journal» и «Fortune», а также английский «Economist» В рейтинге журнала «Red Hеrring» за 2012 г. в список лучших старт-апов Европы попали 7 израильских фирм. У Англии в рейтинге было 10 фирм, у Франции и Финляндии — 9, у Швеции и Голландии — по 8. У Ирландии в этом рейтинге было столько же фирм, как и у Израиля. В 2014 г. в этот рейтинг попал всего один израильский старт-ап.

В рейтинге консалтинговой фирмы «Deloitte», включающем 500 наиболее успешных по темпам роста продаж компаний в регионе, включающем страны Европы, Ближнего Востока и Африки (ЕБВА), в 2012 г. были представлены 13 израильских фирм (6 — в первой сотне), 33 шведские, 24 турецкие, 22 финские и 19 ирландских, не говоря уже об английских и французских — их несколько десятков.

Судя по международным рейтингам, количество старт-апов в Израиле не находит адекватного отражения в их качестве.

Старт-апы и израильская наука

На фоне успешной продажи старт-апов в последние годы несколько обескураживающим представляется общее состояние израильской науки. Доля израильских ученых в общем числе научных публикаций в мире сокращается: в 2011 году израильские ученые опубликовали 12,2 тысячи статей (на 2% меньше, чем в 2008-м), а доля Израиля в общем числе опубликованных в мире статей снизилась до 0,96%. Израиль переместился по этому показателю с 22-го на 25-е место.

По оценкам израильских экспертов, в период с 2001 по 2005 годы Израиль входил в пятерку ведущих научных держав по семи из 23 базисных научных направлений, в 2011-м — только в двух. По относительным показателям уровня и масштабов исследований Израиль также теряет свои позиции. В 1991 году он занимал первое место в мире по числу публикаций на 100 тысяч жителей, в 2003-м делил 2-3 места, а в 2011-м откатился на 13 место.

Причины столь тревожного явления многообразны, но я хочу остановиться лишь на одной из них, на которую не обращают должного внимания. Израильская наука переживает не лучшие времена, как и вся мировая наука. Прикладная востребованность теоретического знания становится все менее очевидной. Предпочтение отдается тем прикладным исследованиям, где инновационный цикл оказывается наиболее коротким и сулит наибольшие шансы на коммерческий успех. Можно сказать, что инновации поработили науку.

Упор на прикладные работы ведет к свертыванию исследований в тех областях, где привычные показатели продуктивности не работают. Этот процесс «выталкивает» талантливых специалистов из сферы теоретических исследований. Да и сами молодые исследователи не горят желанием принести себя в жертву чистой науке, предпочитая присоединиться к очередной группе искателей счастья в многочисленных новых фирмах старт-ап. Синдром успеха фирмы «Mirabilis» постоянно подпитывается новыми историями превращения рядовых программистов в миллионеров и даже мультимиллионеров.

В результате израильская наука все заметнее стареет в буквальном смысле этого слова, о чем свидетельствуют данные о среднем возрасте преподавателей университетов.

В целом данные, приведенные в статье, показывают, что феномен израильских старт-апов неоднозначен. Его изнанка ставит под сомнение само определение этого феномена как израильского чуда.

«Новости недели».

Иллюстрация: etvnet.com

http://isrageo.com/2015/03/11/strtups/

Поделиться.

Об авторе

Борис Дубсон

Доктор экономических наук

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.