Для сведения научных работников

0

Фото: yandex.ua

Рецензия на книгу “Инновации. Мифы и реальность”.

Авторы Кешелава В.Б. в соавторстве с В.С.Курдюмовым, А.В.Кешелава и К.С.Сорокиным. Москва – Пущино, 2018

Рецензенты: Академик О. Фиговский, проф. В. Задорский

Уже первые строки книги вызывают какое-то смутное ощущение недоверия к прочитываемому. Автор пишет “Книга написана автором, имеющим опыт работы «по обе стороны баррикады»: и в роли изобретателя-разработчика, и в роли главного эксперта инвестиционной структуры. В настоящее время автор больше времени уделяет прямому менеджменту высокотехнологичных проектов. Все это позволяет ему стереоскопически видеть проблемы отечественного инновационного сектора.”

Нетрудно в сети найти, что автор, Кешелава Варлам Борисович — советник по коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности АО «ВНИИХТ», кандидат биологических наук. А ВНИИХТ – это Открытое акционерное общество «Ведущий научно-исследовательский институт химической технологии». Институт организован в апреле 1951 года. Основная его тематика связана с созданием и развитием химических технологий переработки урановых и редкометалльных руд, получения ядерно чистых конструкционных Д-рматериалов. ВНИИХТ осуществляет полный цикл научно-исследовательских и опытно-конструкторских проектов, имеющих целью создание рентабельных высокоэффективных технологий получения урана и ядерно чистых металлов (лития, бериллия, циркония, гафния, тантала, ниобия и др.) для атомной и других отраслей промышленности.

Уже это вызывает ряд вопросов, требующих, по крайней мере, обсуждения. К примеру, сможет ли биолог по базовому образованию сделать серьезные обобщения, касающиеся механизма превращения новаций в инновации в большом количестве наукоемких отраслей современного производства. Или , сможет ли биолог “стереоскопически видеть проблемы отечественного инновационного сектора”? Ведь, даже Википедия отмечает, что “ Стереоскопическое зрение (от греч. στερεός — твёрдый, пространственный) — вид зрения, при котором возможно восприятие формы, размеров и расстояния до предмета, например благодаря бинокулярному зрению (количество глаз может быть и больше 2-х, как например у ос — два сложных глаза и три простых глаза (глазка), скорпионов — 3-6 пар глаз) или другим типам зрения”. Тут уж лучше офтальмолога, а не биолога приглашать для обсуждения.

Или как быть насчет “изобретателя-разработчика” ? Ведь, далеко не всегда приходится иметь дело с таковым. Часто талантливый изобретатель не может быть успешным разработчиком. “Женилка” не выросла. И очень часто разработчик настолько перерабатывает источник вдохновения — материнское изобретение, что его в готовой работе и найти невозможно. К примеру, трудно найти в сложнейших сегодняшних бутовых и промышленных швейных машинах зингеровское изобретение на перенос отверстия с конца иголки в его начало.

И что это за “главный эксперт инвестиционной структуры”? Какая структура имеется в виду? Государственная, что ли, да еже и работающая в такой специфической закрытой и поэтому слабо развивающейся отрасли, как “ переработка урановых и редкометалльных руд, получение ядерно чистых конструкционных материалов ”. Интересно, где источник финансирования и какое к источнику имеет отношение “главный “эксперт”.

И уж совсем неясно, что это за “прямой менеджмент” высокотехнологичных проектов. А бывает и кривой, что ли?

Трудно согласиться не только с тем, что “ творческий потенциал россиян всегда был высок ”, но и с тем, что “со времен М.В.Ломоносова российское научное сообщество для внешнего мира было преимущественно донором кадров, а также источником идей, которые по разным причинам на родине не получали реального воплощения в материальных товарах или услугах”. Как-то чаще приходится слышать о том, что многие ведущие отрасли науки и техники (разве что кроме военной техники и, лет 20 назад, и IT – технологий )России были и есть не донором, а акцептором у “загнивающих” стран, особенно в последние годы. Об этом много написано одним из авторов данной рецензии в многочисленных обзорных статьях.

И уж совсем трудно согласиться с принятой автором модели фактически технологического бизнеса — “создание реально работающего конвейера, который берет на входе достаточно сырые разработки и доводит их до внедрения. Для создания такого конвейера необходима работающая цепочка финансовых и организационных механизмов. Причем вся эта цепочка должна непосредственно участвовать в инновационной деятельности, передавая проект из рук в руки. При этом на старте проекта надо решать гораздо более сложную задачу, чем принято считать ”. А куда в этом конвейере подевались профессионалы — специалисты (профильные ученые, механики, технологи, специалисты по автоматизации, проектировщики и т.д.), после работы которых от первоначальной идеи может и следа не остаться.

А дальше – совсем интересно. Вроде бы, основная часть книги посвящена первым шагам инновационного предприятия, одновременно самым интересным, самым рискованным и самым важным. Не ясно, какое предприятие имеется в виду – государственное промышленное, предприятие из научной сферы, частное, хотя бы малого и среднего бизнеса, корпоративное или автономное и т.д. Поэтому в книге достаточно поверхностно “проанализированы наиболее распространенные причины, затрудняющие, а часто и препятствующие инновационной деятельности”.

Вот почему авторам уже очевидно, почему “в построении инновационного сектора России мало пригодился опыт заокеанских «партнеров». И не стоит этому удивляться или не удивляться, даже если учитывать “социальные, экономические и ментальные различия” и то, что отечественные инвестиционные структуры в ближайшее время никак не хотят «подвигаться» в сторону разработчиков, что (не дай бог!), по мнению автора, может сделать вероятным формирование института «новых сталкеров» (согласно Википедии Сталкер — человек, посещающий и исследующий заброшенные места или навязчиво преследующий какого-либо конкретного человека или группу людей, либо компьютерная программа для астрологических вычислений или даже замок в Шотландии). Автору этого мало. Так автор называет независимых предпринимателей-консультантов, умеющих связать друг с другом, а потом удержать в связке изобретателя-разработчика и подходящего инвестора. И, чтобы уж совсем добить читателя, автор глубокомысленно замечает, что “ в связи с глобальными историческими процессами ускоренное формирование культуры и конвейера инноваций особенно важно в настоящее время”.

Дальше автор решил, что пора вспомнить о «цифровизации» мира, решив, что ”идущая нарастающим темпом «цифровизация» мира есть, по сути, глобальная инновация, состоящая из множества инноваций меньшего масштаба, и ими надо управлять”. Это определение как-то противоречит чаще декларируемому сейчас мнению о том что это не “глобальная инновация” (к чему здесь термин “глобальная” никому неведомо), а “ Цифровизация – это то, что требуется, чтобы сделать производство более гибким, приспособленным к реалиям современного дня и конкурентоспособным в нарождающемся «цифровом мире». Цифровизация – это средство получения желаемого исхода, а именно гибкого производства, приносящего клиентам отличный результат, а владельцам – более высокую прибыль. Цифровая трансформация – это процесс перевода предприятия в «гибкое» состояние из текущего (http://ua.automation.com/content/chto-takoe-cifrovizacija-predprijatija)

И, наконец, свойства «постцифрового» мира представляются автору такими, что “основным легальным способом получения сверхдоходов будут именно инновации, что приведет мир в эпоху экономики инноваций”. К сожалению, с этим тоже трудно согласиться, ибо мир очень сложен, в нем царят не только инновации, но и экономические, политические, социальные и другие потрясения, при которых свехдоходы получают совсем даже не за счет инноваций.

Особенно вдохновляет последнее утверждение содержательного введения к книге, в котором автор утверждает, сформулированные рекомендации являются обобщением реального опыта работы и наблюдений и он убежден, что тема, которой посвящена книга, будет актуальна еще много лет. В самом деле, тема книги пока актуальна, да вот конкретные рекомендации по инновационной деятельности найти в ней крайне затруднительно. Видимо, “реального опыта работы и наблюдений” автора для этого оказалось недостаточно.

Анализировать дальнейшие главы книги — достаточно утомительная и ненужная задача. В них достаточно сумбурный, несистематический обзор, относящийся, в основном, к инновационному менеджменту, но отсутствует грамотный профессиональный анализ средств и методов этого менеджмента, их достоинств и недостатков с учетом подходов системного анализа, теории и практики хотя бы такой науки, как синергия. К примеру, нет анализа, почему столь успешна сеть бизнес – инкубаторов Израиля, где в них сосредоточена практически вся основная наука этой процветающей страны. Почему там оказалась успешной и крепкой связь бизнес – инкубаторов с университетами, почему столь успешной оказалась там система финансирования инновационных проектов и почему не получилось это в других странах.

Практически ничего в книге нет о преимуществах кластерных подходах к инновационному технологическому бизнесу, а, возможно, именно они помогли бы решить проблемы технологического развития России, что сделал в свое время Лаврентий Берия.

Забыли или не знали авторы о таких методах инновационного менеджмента, как индустриальный (посетите Калундберг) или более современный индустриально – аграрный симбиоз, получивший развитие в последнее время, синергетическое объединение (слияние и поглощение) инноваций, чистоте производства, его экологизации (обеспечения отсутствия или минимизации вредных выбросов) вместо пресловутой экологии.

Вывод один – авторы сделали лишь не очень полный, поверхностный литературный обзор по проблеме инноваций, но даже не подумали перейти к конструктивным предложениям хотя бы по средствам и методам, стратегии и тактике перехода от новаций к инновациям, от инновационного инжиниринга к технологическому бизнесу и технологическому превращению экономики Роccии.

Иллюстрация: rbth.com

Поделиться.

Об авторе

Олег Фиговский

Академик, профессор, доктор технических наук

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.