Летать по-новому

0

DELO-izrail-24hi

Летать по-новому
/ Дело № 24.

Опыт Израиля доказывает: модернизация самолетов может быть очень выгодным бизнесом.
«На свете есть разные страны, и далеко не всем нужны новые самолеты. Многие предпочитают модернизировать старые», — говорит доктор Давид Лемперт, директор по маркетингу израильского авиастроительного гиганта IAI (Israel Aircraft Industries). Конечно, концерн много занимается военной техникой, но есть в его составе специальное подразделение Bedek, чей профиль — ремонт и перепрофилирование самолетов.

IAI расположен рядом с гигантским израильским аэропортом Бен-Гурион и пользуется его взлетно-посадочной полосой, что очень удобно — можно принимать самолеты любых размеров и конструкций, начиная от легких истребителей и заканчивая махинами Boeing 747 или «Геркулесами». Здесь, в ангарах рядом с Тель-Авивом, машины разрежут на части, соблюдая все меры предосторожности, ведь тонкий металл сворачивается, как сухой лист, если неправильно с ним обращаться. Потом самолеты соберут заново, сменив авионику и перекомпоновав салон. «К нам становятся в очередь, — рассказывает Давид Лемперт, — очень много заказов». Все мощности завода забиты под завязку до 2009 года, работа идет круглосуточно.

Действительно, в ангарах нет свободных площадок, везде стоят «разделанные» корпуса авиалайнеров. По эмблемам на хвостах можно изучать географию: авиалинии Австралии, Индии, Китая, США, Узбекистана. Всего IAI сотрудничает примерно с сотней стран. Очень много двухэтажных Boeing 747, в просторечии их называют «Джамбо» (в английском эпитет jumbo употребляется по отношению к чему-то огромному). Разработанные в 1960-х годах, когда авиалинии не справлялись с нарастающим потоком пассажиров, Boeing 747 сегодня первыми идут в переделку, превращаясь в транспортные самолеты. И что интересно, в свое время «Джамбо» создавались на основе проекта грузового самолета — круг замыкается. «Многим странам, например США, не хватает имеющейся транспортной авиации, поэтому перепрофилируют пассажирские машины, — объясняет Моше, один из техников IAI. — Вообще любой большой самолет годится для транспортных перевозок. К нам присылают не только «Джамбо», но и Boeing 767, MD-11 и так далее». «Создание из большого «пассажира» транспортника — это наша запатентованная методика», — гордится Давид Лемперт.

Переделка одного «Джамбо» занимает 3-4 месяца. Работа не из простых. Полностью меняется компоновка салона, обновляется авионика, проверяется каждый механизм. Особое внимание уделяется диагностике самолетов. Как страшилку, на заводе рассказывают про случай, произошедший несколько лет назад. Тогда президент одной из стран СНГ (узнать конкретные детали на IAI, как и на любом военном предприятии, практически невозможно) прислал сюда свой Boeing 767 на профилактику. «И правильно сделал, — смеется Моше. — Представляете, там оказалась трещина в двигателе, хотя самолет был только-только из США, прямо с завода». На вопрос, не присылали ли на диагностику российские Ил-96-300, после того как в прошлом году нашли неисправность в президентском самолете, Моше отрицательно качает головой. «И зря, — сокрушается он. — Большая машина, интересная».

Впрочем, у IAI есть опыт работы и с российскими самолетами. Так, на базе военно-транспортного Ил-76 здесь сделали самолет-разведчик. «А еще у нас есть несколько МиГ-21, — говорит Лемперт. — Мы сами их закупили, все-таки такая известная машина, стояла на вооружении в десятках стран. Нам стало интересно, что можно из них сделать, используя современные достижения. Поставили вот новую авионику, летают прекрасно. Русские теперь их и не узнают».

Вообще переделывать военные самолеты выгоднее гражданских, рассказывают израильские специалисты. На них больше современной техники, а значит, больше простора для рационализаторов. Самое сложное, но и самое интересное — это интегрировать дополнительные системы в те, что уже установлены производителями. На IAI модернизируют американские истребители, F-5, F-16 и другие. А французский «Мираж» в Израиле стал называться «Кфир», и теперь он стоит на вооружении ВВС страны. Не остались без внимания и геликоптеры. Так, здесь совместно с российскими специалистами был модернизирован вертолет Ми-8. Приборы ночного видения, средства наведения на цель, авионика последнего поколения, скорострельные пулеметы, турели для ракет — мечта военных.

На заводе говорят, что стараются индивидуально подходить к заказчикам. Например, зачастую пилот истребителя сам решает, что именно необходимо в его машине усовершенствовать, после чего обсуждает вместе с инженерами, насколько реально внести то или иное изменение. Что касается покраски, то заказчик, как правило, получает машину, выкрашенную в нежный зеленый цвет, конкретная раскраска и символика — забота клиента.

Когда работа закончена, за нее полагается заплатить. Переделка самолета обходится в среднем в два миллиона долларов. Зато можно заказать все, что угодно, если это технически возможно — сделают. Некоторые просят установить максимальное количество вооружения, пусть даже в ущерб скоростным и маневренным качествам машины. «У всех разные задачи», — философски замечает доктор Лемперт. IAI с годовым оборотом в 3,5 миллиарда долларов сегодня уверенно смотрит вперед.

Реальная проблема компании — нехватка специалистов. Порядка 20 процентов работающих на предприятии — выходцы из России, так что слово «кибенемат», прочно закрепившееся в иврите, здесь особенно популярно. «Присылайте к нам специалистов», — предлагает Давид Лемперт российским айтишникам, лауреатам и номинантам национальной премии «IT-Лидер-2006», приехавшим на завод посмотреть на то, как израильтяне, известные своими ноу-хау в области информационных технологий, применяют эти самые технологии в самолетостроении. «А какая зарплата?» — спрашиваем. «Ой, ну об этом смешно говорить! Все надо обсуждать индивидуально».

«Деятельность этого предприятия схожа с работой IT-управленцев и системного интегратора, — заметил Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК. — Все мы, так же как и IAI, стараемся использовать лучшие технологии из существующих на мировом IT-рынке, чтобы решить конкретную задачу организации».

«А высокие технологии? — Давид Лемперт обводит руками вокруг. — Они везде. Авионика самолетов, радарные антенны, системы наведения ракет на цель, спутниковые средства слежения. Беспилотные летательные аппараты, наконец».

БПЛА, наверное, самая популярная военная разработка в Израиле сегодня. Беспилотные разведчики патрулируют границы, наблюдают за проблемными территориями. Так, с помощью БПЛА были получены доказательства того, что ракеты, которыми обстреливали израильские населенные пункты в мае этого года, прилетали именно с палестинских территорий. Разработанные в том числе и специалистами IAI, беспилотные самолеты сегодня реально потеснили пилотируемые самолеты, особенно после того как появились БПЛА, несущие на себе ракеты. Теперь уничтожать цели можно, как в компьютерной игре, с помощью джойстика, наблюдая за происходящим на экране.

Впрочем, БПЛА хороши для небольших государств. Трудно представить себе тучи беспилотных аппаратов, вьющихся над тысячекилометровыми безлюдными просторами или преодолевающими огромные расстояния, вылетев по тревоге. Это работа для пилотируемых истребителей. А значит, количество желающих модернизировать самолеты в ближайшем будущем вряд ли уменьшится.

Константин Волков

Иллюстрация: nizi.co.il Давид Лемперт

http://www.itogi.ru/archive/2006/24/45327.html

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.