Так что им в нас не нравится?

0

image

Фото: ok.ru

ТАК ЧТО ИМ В НАС НЕ НРАВИТСЯ?
WHAT DO THEY DON’T LIKE ABOUT US?
Доктор Яков Апт
врач общего профиля (Израиль)
Dr. Jacob Apt
General practitioner (Israel)
Tel: +972-545498978
aptjacob.46@mail.ru

 
АННОТАЦИЯ
Об антисемитизме говорилось и писалось много. Он заклеймен, осужден, запрещен так, что его проявление карается законом. Однако, тем не менее, он, по-прежнему, жив и здоров, а в последнее время так вообще расцвел пышным цветом. Чем объяснить такую его неугасающую популярность? Можно до хрипоты спорить: антисемитизм – это позор человечества, которое таким образом удовлетворяет свои садистские наклонности, обвиняя в своей неукротимой этой слабости самих евреев, или это естественный исторический процесс, как некое явление природы, когда сталкиваются две цивилизации, ментальность которых не позволяет народам понять друг друга. И пока мы не докопаемся до корня – что же на самом деле в нас так раздражает, — мы не сможем понять эту перманентную ненависть к нам, защитить свое достоинство.
ABSTRACT
It had been said and written a lot about anti-Semitism. He branded, condemned, forbidden and its demonstration is law punishable. Nevertheless, it is still there, “feels well”, and even enhanced at the past decade. How to explain its’ enduring popularity? One can argue: anti-Semitism — is a shame of humanity, which satisfies people sadistic nature by blaming the Jews in their own weaknesses; or it is a naturally occurred historical process, a kind of natural phenomenon, which resulted from facing between two civilizations, where mentality differences do not allow people to understand each other. And until we haven’t found the root — what is really so annoying in us — we can’t understand the permanent hatred for us and defend our dignity.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
Антисемитизм, иудаизм, язычество, христианство, ненависть, лидерство, возмездие, моральные и этические ценности
KEY WORDS
Anti-Semitism, Judaism, paganism, Christianity, the hatred, leadership, revenge, moral and ethical values

 
В 1928 году в эмиграционной русскоязычной газете «Последние новости» была напечатана статья С. Литовцева под названием «Диспут об антисемитизме»,1 в которой автор предлагал провести обсуждение старой как мир теме – в чем причина такой постоянной и повсеместной нелюбви к евреям? И это было, отнюдь, не праздное любопытство, не развлечения ради – евреи Европы были всерьез обеспокоены растущим антисемитизмом, который приобрел широкий размах после первой мировой войны (её тогда называли «Великой войной»). В чем только евреев не обвиняли! Им приписывали и поражение Германии и её союзников в войне, и свершение революции в России, в Баварии и в Венгрии. Причем антисемитизм расцвел пышным цветом не только в странах, потерпевших поражения, но и в странах победительницах. Евреи не могли понять, откуда такая ненависть к ним со стороны их соотечественников. Они полагали, что, являясь законопослушными гражданами, они своими стараниями способствуют процветанию той страны, в которой они живут и которую считают своей родиной. А им говорят, что они враги этой самой Родины, хотя любовь, например, немецких евреев к Германии была настолько заметной, что отмечалось даже самими нацистами, что их чрезвычайно забавляло: выходило, что немецкие евреи любили Германию больше самих немцев. Откуда же такое неприятие? Казалось бы, мракобесные времена средневековья отошли в далекое прошлое. Анахронизмом звучали заявления, что евреи употребляют в пищу человеческую кровь, да и судьба бедного пророка, считавшего себя мессией, трагически погибшего 2 тысячи лет назад, мало уже кого волновала. Так в чем же дело? Откуда такая ненависть?
Предчувствие евреев, как показала история, их не обмануло: в тридцатых годах были выпущены в Германии так называемые «Нюрнбергские законы», вернувшие евреев в Средневековье, т.е. лишивших их всех прав граждан страны, а затем, менее чем через 10 лет, началось тотальное их уничтожение, которое не завершилось только потому, что Германия помимо прочего вела ещё войну с другими странами и проиграла её.
На статью Л.Литовцева тогда откликнулся В.В.Шульгин — известный в России, а потом в эмиграции писатель и журналист, один из идеологов Белого движения во время Гражданской войны. Он открыто объявил себя антисемитом, считая, как интеллигентный человек, что сможет логически и на фактах изложить свою позицию. Он написал книгу под названием «Что нам в них не нравится…».2 В книге он излагает историю, как он стал антисемитом…. Именно стал, потому что до определенного момента, как он утверждает, он антисемитом не был. Он общался с евреями, с некоторыми даже дружил. Антисемитом ему «помог» стать случай: однажды в Киевском университете, где учился Шульгин, студенты устроили забастовку в знак солидарности со студентами Санкт-Петербурга, которые учинили беспорядки в столице. Как пишет В.В.Шульгин, активную роль в этой забастовке приняли студенты-евреи. О студентах других национальностей он как-то не упоминает. Сам он был против этой забастовки и, вообще, против любого противодействия правительству. Однако активное участие евреев привело его к мысли, что это национальная черта евреев всё разрушать, что им не принадлежит. Василий Витальевич как-то не видел или не хотел видеть, что эти «активные» евреи никаких чисто национальных требований не выдвигали, что они солидаризировались в этой акции со всеми другими студентами России, поскольку считали себя частью российского общества. А вот в этом, как раз, господином Шульгиным им было отказано. В другом месте этой
книги он выражается более конкретно: « Русский народ такой же, как и другие народы… Его отличие от некоторых западных народов – только в том, что русская раса меньше сложилась. В нее вошло много нерусских кровей, и эта смесь ещё не совсем превратилась в сплав.», а «…еврейство этому свободному процессу мешает».2 Вот так! Значит по Шульгину Российская империя многонациональное государство, но еврейской нации в ней место нет. Наоборот, она враг этого многонационального государства. «Евреи, — далее пишет он, — кроме университетов, захватили печать и через нее руководство умственной жизнью страны».2 И откуда что берется? Из «черты оседлости» прямо в университеты. Лихо!
И вот В.В.Шульгин, основываясь на такой довольно шаткой конструкции, выстраивает теорию о деструктивном влиянии евреев на историю Российского государства до, и особенно, после революции. В своих рассуждениях он приходит к выводу, что: «…исходя из этой политической истины, что каждый народ имеет право жить полной национальной жизнью, свободно развивая именно свои природные задатки, русский антисемитизм уже имеет полное оправдание…. Я утверждаю, что еврейское засилье, явственно обозначившееся в политической жизни страны в 1905 году, само по себе было достаточно, чтобы оправдать русский антисемитизм в форме противодействия этому процессу….».2
Итак, предполагаемый, чисто умозрительный процесс «еврейского засилья» оправдывает народный антисемитизм отнюдь негипотетический, а вполне конкретный: с погромами, насилием и убийствами. Так что же делать евреям, если эту версию принимают многие, если не большинство, что грозит, как минимум, физическим увечьям и потерей имущества. Как избежать этого? Василий Витальевич предлагает – ПОКАИТЬСЯ! «Для русской души, — пишет он, — нет ничего более отвратительного, чем упорное, жестоковыйное еврейское запирательство, нераскаянность, замазывание морей крови океаном лжи. И наоборот: «повинную голову и меч не сечет». Если бы когда-нибудь евреи это поняли!».2 Странно это звучит: возникает вопрос кто перед кем каяться должен? Евреи, вроде бы, погромов не устраивали, детей и стариков не убивали, женщин не насиловали. А если говорить о евреях-комиссарах и политработниках, которые могли принимать участие в убийствах и расстрелах, так они сами всегда всячески стремились отмежеваться от своего еврейства и в графе национальность писали «интернационалист». А что сказать о тех евреях, которые, так сказать, «ни сном, ни духом», жили себе тихо, никого не трогали, не обижали. На это у Василия Витальевича есть тоже свои соображения. Так он считает всех евреев единым целым, «которое можно назвать Еврейством», не делая различия между русским евреем и немецким, французским евреем и евреем Соединенных штатов, считая всех евреев единым организмом, каждая клеточка которого отражает всё его состояние. Так что, по его мнению, каждый еврей должен каяться, даже если он ни в чем не виноват, за того еврея, который где-то что-то совершил. И этот процесс, понятное дело, для каждого еврея становится бесконечным. И вот с таким постоянно кающимся евреем господин Шульгин готов уживаться. Но это теоретически. А на практике? Евреи в своей массе, как пишет в своей книге М.Бурштейн «Антисемитизм как закон природы»,3 не мазохисты: были случаи и много таких случаев, когда евреи каялись. Но… им не верили! И правильно делали: кто же поверит человеку, которому угрожают расправой. Нужно было много и долго доказывать свою искреннюю нелюбовь к своей нации вплоть до травли и даже убийства своих соплеменников. Так что укоренение евреев среди других народов по рецепту Шульгина процесс очень длительный и, по большому счету, бессмысленный.
Но это не главное. Главное – что заставило Шульгина отделить евреев от всех других народов и противопоставить их не только российскому обществу, но и всему человечеству? Сегрегацию евреев в своем сознании он, похоже, провел намного раньше, чем, по его выражению, «стал антисемитом», и достаточно было евреям оказаться по
другую сторону баррикады, как у Шульгина окончательно оформилось его отношение к нелюбимой нации. А вот ту, самую важную причину – почему она оказалась не любимой, — он так и не назвал.
Однако, в этом господин Шульгин далеко не одинок: все антисемиты во все времена выдвигали бесчисленное число причин своему негативному отношению к евреям, но ни одна из этих причин не была убедительной. Антисемиты снова и снова возвращались к этой теме. Особенно богатым на обвинения была эпоха Средневековья и Возрождения. Вот уж где широкий полет фантазий: тут и «кровавый навет», и распространения чумы, и «сглаз», и «порча», и другие виды «шаманства»! Некий еврейский мыслитель, Соломон ибн Верга, изгнанный из Испании, в своей книге «Шевет Егуда» («Жезл Иуды») задается вопросом: почему люди ненавидят евреев? ( Пол Джонсон, «Популярная история евреев»). 4 Это написано в 16 веке, то есть в то самое время, когда обвинения против евреев просто рекой лились. И что, этого оказалось мало? Мало! Как видите, этих обвинений оказалось недостаточно, чтобы можно было согласиться, что именно в них содержится причина ненависти к евреям. «Сходство и настойчивость претензий (к евреям) удивляет и настораживает. Если начать выяснять, что же всё-таки они хотят, то конкретного ответа вы не получите. Каждый из них чувствует, что евреи не правы, что это связано как-то с духовными ценностями, но о чем конкретно идет речь, они не знают»3
И всё же, за что же нас не любят?
А за что, собственно, нас можно любить? Я не в том смысле говорю, что кроме ругани в наш адрес мы ничего не заслуживаем. Но и любить, вреде бы, не за что. Ведь любим мы, по сути, тех, с кем комфортно, удобно, с кем мы чувствуем себя уверено и спокойно, с кем можем показать свои лучшие качества в виде милосердия, сочувствия и доброты. Словом, тех, с кем мы чувствуем свое превосходство, и, глядя свысока, мы, как в зеркале, можем любоваться собой, видеть себя такими добрыми, такими отзывчивыми. Чувство близкое к нарциссизму. Мы любим тех, кто ниже нас по достоинству, по положению в обществе, кто нуждается в нашей помощи, кто испытывает к нам бесконечную благодарность. Мы любим несчастных!
Несчастненькими евреев не назовешь. Это же, кстати, объясняет тот факт, что в Европе нас не любят, а арабов любят, хотя мы, вроде бы, относимся к одной «расе». Арабы выглядят несчастными, а мы нет. Ну, не можем мы вызвать сочувствие! Вспомните Янкеля из повести Гоголя «Тарас Бульба», деловито торгующего с казаками, от которых ещё вчера прятался во время устроенного ими погрома. «Пожал плечами Тарас Бульба, подивился бойкой жидовской натуре и отъехал к табору».5
Ну, хорошо: не любят нас, – ну и Бог с ним! Мало ли, кого мы не любим. Но чтоб желать нам смерти?! Что же в нас так раздражает, что нас рады были бы даже убить?
Начнем с того, что говорят о нас все, включая и тех, кто относится к нам, вроде бы, с симпатией. Все говорят, что нас много! (Хотя на деле, мы представляем только 0,2 процента от всего населения Земного шара). Ещё Черчилль говорил: «Все знают, что евреев на Земле мало, но на месте их, почему-то, оказывается много». Мы расселились по всему Свету и везде мы заметны. Отличаемся своей неугомонностью (Да, уж, не ленивая нация!). Но почему это должно раздражать? Однако раздражает и ещё как! Раздражает непомерно активное участие в судьбе порой даже совсем незнакомых людей, раздражает поспешность евреев там, где другие не спешат. Например, если требуется кому-то помочь. Ведь надо всё взвесить, решить, насколько тот нуждается в помощи, хватит ли средств, чтобы самому не оказаться в убытке, и ответит ли тот страдалец тебе тем же, когда тебе понадобится помощь. Евреи же действуют без оглядки. А зачем им это надо, спрашивается? Они что, хотят, чтобы их стали вдруг уважать, стали испытывать к ним
чувство благодарности, стали любить? В ответ они, как правило, получают издевательства и унижения. Однако, евреи продолжают свою неуместную благотворительность, хотя их о ней никто не просит. В конце концов, это выглядит унизительно: они, словно, демонстрируют свою уникальность. И это, при их-то положении. А какое их положение? А такое, что живут они не на своей земле, и существование их зависит от милосердия её жителей, терпение которых евреи постоянно испытывают.
Нескромно ведут себя евреи, нескромно, неправильно. А как правильно? А так, как написано у Гашека в его бессмертном романе «Похождения бравого солдата Швейка». Там один еврей продает солдатам свою корову. Он умоляет, валяется в пыли, плачет. В конце концов, солдаты не выдерживают и покупают эту злосчастную корову не столько потому, что она им очень нужна, сколько для того, чтобы отвязаться от этого еврея. «Повалявшись ещё немного в пыли, он вдруг стряхнул с себя всю скорбь, пошел домой и сказал жене: «Elsalebn, солдаты глупы, а Натан твой мудрый!». Так логично должен бы выглядеть еврей при его положении, о котором я написал выше. Если он хочет ещё сохранить свое достоинство, или даже превосходство, то пусть это демонстрирует перед своей женой. Но большинство евреев не ведут себя так, а наоборот, они всегда стремятся, чтобы их деятельность удовлетворяла окружающих, чтобы она была оценена и востребована. И в отношениях проявляют гораздо больше человеколюбия и милосердия даже к врагам своим, чем их преследователи.
Может, это страх перед не радужной перспективой – «как бы не было хуже»? — психология вечных скитальцев без родины, ищущих и не могущих найти пристанища и покоя, такого покоя, чтобы быть уверенными в завтрашнем дне? Отсюда, как будто, понятно это стремление продемонстрировать свою полезность и вынужденную всепрощающую покорность. Если это так, то эти «национальные черты», когда у евреев появилось свое государство, должны бы были отпасть. Частично так и произошло, но в основном Израиль продолжает проявлять те же еврейские черты – всё та же неугомонная суета, всё то же желание быть удобными для всех, и, забыв национальную гордость, простить всем и всё. И, конечно же, мчаться помогать по первому зову. Так, например, при оказании помощи пострадавшим в какой-нибудь природной катастрофе, он буквально на следующий день после случившегося отправляет целый корпус медиков, разворачивает госпиталь и вообще ведет себя так, словно на всем белом свете больше помочь некому. Выпендривается!? Можно и так сказать. Хочет показать, что Израиль самый сердобольный, самый отзывчивый. Утереть, так сказать, нос тем государствам, кто не так поспешно отозвался на призыв о помощи. Если встать на эту точку зрения, то действительно смешно выглядит, как Израиль, такое маленькое государство, что на карте мира обычно обозначается цифрой, поскольку название страны не вмещается на его территории, тщится представить себя наравне с крупными солидными государствами. Если бы он вообще не оказал никакой помощи, никто бы и не заметил. Однако, Израиль оказывал и продолжает оказывать помощь даже тем странам, с которыми не имеет дипломатических отношений, как это было с Перу, когда израильский спецназ освобождал дипломатов, захваченных террористами.
Но вот что интересно: евреи оказывают помощь и там, где «выпендриваться», вроде бы, было ни к чему. Так в 1927 году в тогда ещё подмандатной Палестине случилось сильнейшее землетрясение. Более всех пострадали арабы. Арабы и евреи, проживавшие там, находились в постоянной вражде друг другу, но, тем не менее, еврейские поселенцы оказали значительную материальную поддержку арабам. Об этом писали арабские СМИ, ставя евреев в пример богатым арабским странам, которые так и не удосужились помочь своим братьям палестинским арабам. Правда, благодарность палестинских арабов евреям выразилась, весьма, своеобразно: через два года они устроили страшный погром, в котором были уничтожены почти все еврейские жители Хеврона, жившие там из
поколенья в поколение непрерывно ещё со времен второго Храма. Вы думаете, это евреев остудило, и они стали воздерживаться от помощи арабам Палестины? Ничуть не бывало. Как только возникала необходимость, евреи всегда шли на помощь – до возникновения государства Израиля и после.
Итак, можно, конечно, считать, что все евреи всё, чтобы они ни делали, делают напоказ, и это рассчитано на внешний эффект, чтобы вызвать … не понятно что: то ли восхищение, то ли зависть (В любом случае и то, и другое может спровоцировать негативную реакцию). Но вот, что не укладывается в эту схему – это приверженность своей религии. Они готовы умереть, но не отступиться, не предать религию отцов, не принять иную религию. Религиозное рвение евреев общепризнано настолько, что еврей, отступивший от своей религии, теряет не только уважение, но и доверие к себе. Вот почему выкресты, как правило, остаются в одиночестве. Преданность евреев своему Богу так высока, что достойна подражания. Это отмечали в эпоху раннего Средневековья отцы церкви, которые старались подобную приверженность привить своей пастве, да и сами старались не отставить в этом благом деле. Они устроили с евреями нечто вроде соревнования в религиозном рвении: тут и целибат с закрытыми монастырями, и посты, и всевозможные укрощения плоти вплоть до физических самоистязаний. Евреи же жили, как и жили, ничего не меняя в своей жизни, и если складывались обстоятельства так, что приходилось выбирать либо креститься и тем самым сохранить свою жизнь, либо умереть за веру, они выбирали веру в своего Бога. Если и это показуха, то уж очень дорого она обходилась им, вы не находите? И ведь ради чего они так упорствуют? Например, перекреститься, когда это требуется, чтобы остаться в живых. По существу, пустой жест, в особенности, если в него не веришь. Ведь что может быть страшнее смерти? Чего они боятся? Ада? Вроде бы он у евреев существует, но кто о нем знает? В любом случае, это курам на смех по сравнению с мощным, многоуровневым адом христиан, где каждый грех имеет свое наказание. (Весь прейскурант адовых «услуг» подробно представлен в «Божественной комедии» Данте).6 А Рай, что описан вначале Библии, еврейский Рай! Там кроме яблок ещё что-нибудь есть? Наверно, в такой Рай доброго христианина и калачом не заманишь. Ни пугающего наказания, ни привлекательного поощрения. Что же заставляет евреев держаться за свою религию? Почему они, уже имея свое государство, продолжают проявлять те же качества, что и в период рассеяния, — милосердие и всепрощение, — даже к тем, кто принес им много горя (например, к немцам уничтожившим более 6 млн. евреев). Тут невольно задумаешься, что здесь что-то не так, что у евреев, с одной стороны, есть свои принципы, через которые они не могут перешагнуть (недаром же евреев называют жестоковыйным народом), и эти принципы вовсе никак не связаны с обязательной, по мнению многих, у евреев выгодой. А с другой — отсутствие у евреев таких естественных для человека желания мести и поиска виновных, как проявление то ли слабости, то ли высокой силы духа.
Тут, наверное, уместно говорить о еврейской ментальности, неразрывно связанной с иудаизмом, отличной от привычной ментальности западноевропейской цивилизации, ставшей в наше время эталоном развития человечеств. Михаил Бруштейн в своей книге «Антисемитизм, как закон природы»,3 неоднократно мной цитируемой, кажется, нащупывает эту разницу, которая выражается в двух идеях: в идее «возлюби ближнего, как самого себя» и в идее, выраженной в олимпийском лозунге: «Быстрее, выше, сильнее». Разница, разумеется, есть, но выглядит она как-то туманно. Невольно задаешься вопросом: а почему бы «олимпийцу» не возлюбить ближнего, как самого себя?
Давайте попробуем разобраться.
Что мы знаем конкретно? Бог евреев дал человеку свободу выбора, т.е. возможность в какой-то степени решать свою судьбу: либо вести праведный образ жизни, совершать
благие дела, соблюдать предписанные ритуалы, и тогда Бог будет ему помогать; либо из корыстных побуждений совершать какие-нибудь неблаговидные поступки, из-за которых Бог может отвернуться и предоставить человека самому себе. Еврейская мудрость гласит: «Пока ты жив, всё можно исправить».
Совсем иное дело у «олимпийцев». Олимпийские игры проходили в Греции, которая в те далекие времена была языческой. Поэтому, говоря о греках, мы подразумеваем язычников. Их боги с рождения определяли судьбу каждого человека, и чтобы он в дальнейшем не совершал, судьба его уже решена, а «от судьбы не уйдешь», — гласит народная пословица. Что остается? Прожить свою жизнь достойно, чтобы остаться в памяти потомков, и, по возможности при этом, жить в окружении достатка и славы. Поскольку всё зависит от богов, нужно добиваться их милостей. Милостей же богов на всех не хватит, значит, необходимо, прежде всего, чтобы они тебя заметили, надо выделиться от остальных, стараться везде и во всем быть первым. Вот откуда этот олимпийский лозунг: «Быстрее, выше, сильнее». «Задача любой языческой религии, — пишет Арье Барац в своей статье «Языческий архетип»,7 — никогда не поднималась выше самосохранения и связанного с ним «самосовершенствования».
То, что судьба каждого уже предрешена, разобщает людей: как можно рассчитывать на совместное долгосрочно предприятия, когда у каждого своя судьба. Остается только жить сегодняшним днем и надеяться на удачу, которая сама по себе говорит, что боги к тебе благосклонны.
У евреев так же каждый живет в окружении себе подобных (сие непременно условие существования человека), но тут каждый не предопределен судьбой, как у «олимпийцев», а имеет свободу выбора и может влиять на свою судьбу. Можно сказать, что Бог создавал человека не как своего раба, а, скорее, как собеседника. Об этом пишет Арье Барац:7 «Евреи видят смысл в партнерстве с Богом, в соучастии в деле творения, язычнику же такое даже присниться не может». С другой стороны, право на свободу выбора, дарованное человеку Богом, должно быть уважаемо другим человеком. Отсюда недалеко и до призыва: «Возлюби ближнего, как самого себя», т.е. относись к другому, как к самому себе. Разумеется, когда у каждого есть свобода выбора, чтобы общение людей состоялось, необходимо выработать какое-то компромиссное решение. И такое решение было найдено – это закон справедливости. Жить по справедливости – это получать то, что заслужил, помогать тем, кто взывает о помощи, поддержать того, кому повезло меньше, чем тебе, кто не в состоянии достичь достойного существования. Поскольку все люди – чада Господни, то служение справедливости приравнивается к служению самому Богу. Таким образом, принцип справедливости объединяет людей, делает их равными, независимо от силы, которая, как считают многие, всегда права («против лома нет приема»), независимо от богатства и власти. Этот принцип стал основанием для возникновения моральных и этических ценностей человечества, стал прообразом социальной справедливости. Это и есть то самое ценное в иудаизме, что привлекло и привлекает к нему язычников. Ведь, благодаря этому принципу, каждый член сообщества, даже находящийся на самой низкой ступени социальной лестницы, может рассчитывать на помощь и поддержку.
Вот, чего не скажешь об «олимпийцах»: в их постоянной соревновательной гонке по жизни аутсайдерам не выжить. А и не надо! «Vae victis!», — гласит римская поговорка («Горе побежденным!»). Только вперед, только к победе, не оглядываясь назад, на отстающих. «Победителей не судят». «Пусть неудачник плачет…, кляня свою судьбу…». Если ты первый, если ты выше всех на пьедестале Победы, значит боги с тобой, они выбрали тебя и помогают тебе. Когда «олимпиец» хочет совершить какое-нибудь ответственно мероприятие, он идет в храм, чтобы выяснить через оракула, как относятся к
этому боги. И если боги дают добро и это подтверждается удачей, то ты на коне. И побоку все эти моральные и этические ценности, к черту справедливость! Главное, боги с тобой, они тебя любят – значит, ты — парень что надо!
Еврей же идет не в Храм и не в синагогу. Еврей идет к мудрецу, к Раву и спрашивает, помимо всего прочего, справедливо ли будет его предприятие. Если оно справедливо, то у Бога и спрашивать не надо – Бог и так будет не против. А если не справедливо, то просить Его сделать исключение бесполезно – Бог в этих делах суров и не приклонен.
Христианство, взявшее иудаизм, как основу для своей религии, и принявшее его морально-этические ценности, всё же не утратило своих языческих пристрастий и обычаев и потому оказалось между двух рассматриваемых огней: еврейским иудаизмом и «олимпийским» язычеством. В результате, христианин, в зависимости от различных жизненных ситуаций, впадает то в одну, то в другую крайность. Так, если ему сопутствует удача, он становится язычником, отдавая себя богам, которые несут его к Славе. Когда обрушившиеся несчастья не дают ему поднять голову, он вспоминает о христианском Боге (он же и еврейский Бог) и молит Его о помощи.
Однако, причем здесь ненависть? Иная ментальность? Но с современными средствами связи мы постоянно сталкиваемся с инакомыслием: Запад-Восток, Европа и Азия, Америка и Европа и так далее, и так далее. Но это не раздражает. Наоборот! Если не считать исламского фанатизма, люди стремятся к сближению, стараются понять друг друга, найти точки соприкосновения. Почему же для евреев делается исключение? Почему же нет никакого желание понять их (я уж не говорю, чтобы сблизиться с ними)? Есть только одно желание — чтобы их не было рядом, в общей среде проживания, удалить их как можно дальше, отторгнуть от себя. Что же такого злого евреи совершили, что стали ненавистны всему миру? История показывает, что евреи никакого зла не совершали (если не принимать во внимание великое множество мифов и легенд, направленных против них), а, напротив, — были, как правило, очень полезны там, где жили. Это признавали даже испанские короли, которые начина с 15-го века стали изгонять евреев из страны. Так в чем же дело? В чем логика?
Или здесь представлено некое непонятное явление, которое трудно объяснить, а если всё же попытаться, то трудно высказать, поскольку речь идет ОБ ИХ, ЕВРЕЕВ, МОРАЛЬНОМ ПРЕВОСХОДСТВЕ!
Само по себе, ничего в этом неожиданного нет: многие знаменитости давно отмечали непременное участие евреев в формировании морального облика современного человека, благодаря иудаизму, ставшему составной частью христианской религии. 10 заповедей иудаизма в том или ином виде вошли в законодательства многих стран мира. А, например, Уинстон Черчилль так писал: «Евреи дали нам в христианском откровении этическую систему, которая, даже если её полностью отделить от сверхъестественного, является самым драгоценным из всего, чем владеет человечество. Она превосходит все другие плоды мудрости и знания вместе взятые. На этой системе и этой верой, со времен падения Римской империи, построена вся наша цивилизация».3 Или высказывание Льва Толстова: «Еврей – это святое существо, которое добыло с неба вечный огонь и просветило им землю и живущих на ней. Он – родник и источник, из которого все остальные народы почерпнули свои религии и веры».3 Такие высказывания великих людей говорят о широте их взглядов, но кто к ним прислушивается. Для рядового обывателя осознание этого просто невыносимо. И в чем же это превосходство? В том, что евреи не держат камень за пазухой? Или готовы помогать, когда сами, извините, без штанов? А отказ от мести? Это уже просто немыслимо! Справедливое возмездие за отца, за брата, за друга – это святая обязанность, даже долг каждого уважающего себя человека (Бедный Гамлет!). И при этом
евреи проявляют моральное превосходство. Представляете, каково это простому обывателю?!
Предположим, вы играете в шахматы, но по условиям игры без ладьи и выигрываете. Вы думаете, что это вызовет восторг у вашего противника, что он пожмет вам руку и поздравит с красивой игрой? Ничего подобного: он найдет тысячу причин, почему он проиграл, а вы выиграли. И все ровно всё ещё будет неудовлетворен и возненавидит вас. Вот почему В.В.Шульгин настаивал на покаянии евреев – кающийся человек не может претендовать на свое моральное превосходство.
А ведь евреям всегда вот так приходилось бороться за жизнь без «ладьи», а то и без «ферзя». Выживание евреев в условиях, в которых выжить нельзя, стало уже легендой. В конце 19 и вначале 20 века получила необычайную популярность теория, в которой говорится, что все евреи паразиты. Они живут тем, что «высасывают» кровь, например, у русского народа. Паразит живет до тех пор, пока жив его «хозяин». Впрочем, если «хозяин» при смерти, паразит может сменить «хозяина». Вот так евреи и выживают за счет другого народа. Если бы евреям предоставить свое государство, дать им возможность жить самостоятельно, гласит эта теория, они бы узнали по чем фунт лиха! Считалось, что евреи не выдержат такого существования и вскоре приползут, и на коленях будут умолять взять их обратно. Эта теория должна была унизить евреев, показать всю их лживость (вот откуда у Шульгина «моря крови», покрываемые еврейскими «океанами лжи»).2 Создание такого жизнеспособного государства, как Израиль, там, где, по заключению экспертов, вообще выжить было нельзя, оказалось пощечиной адептам этой теории, их глубоким оскорблением, — рухнула такая замечательная, такая многообещающая теория, объясняющая живучесть евреев, показав их не с лучшей стороны. Более того, Израиль стал процветающей страной, а в некоторых областях так и одной из ведущих стран. Одна надежда на арабов, на то, что евреи в Израиле нещадно их эксплуатирует. Но странное дело, арабы, граждане Израиля, живут намного лучше своих соплеменников в соседних (независимых) арабских странах. Тут либо евреи так умело эксплуатируют арабов, что те проявляют чудеса трудолюбия и изобретательности, либо тут арабы совсем не причем и более того, получают материальную выгоду, живя в Израиле, несмотря на непрекращающуюся ненависть со стороны соседних арабских стран.
Опять это превосходство, это ненавистное моральное превосходство евреев! Мир ещё больше озлобился и наплодил очередную порцию мифов о природной жестокости евреев, не имеющих ничего общего с реальностью.
Итак, европейский обыватель, принявший морально-этические нормы иудаизма вместе с христианством, но сохранивший языческие навыки борьбы за лидерство, не может или смириться в моральном плане с приоритетом евреев.
Как я уже писал выше, на заре Средневековья церковь уже пыталось устроить нам нечто вреде состязания в благочестии. Это напоминает то соревнование, которое объявил Советский союз Америке: догнать и перегнать Америку по производству молока, мяса и чего-то там ещё. Этот призыв должен был вдохновить советский граждан на трудовые подвиги. А Америка понятия не имела, что участвует в соревновании, — жила себе и жила ни о чем не думая, как и евреи в средневековые времена.
Мы и сейчас соревноваться не будем. Вы ненавидите нас за то, что мы морально выше вас? (Я обращаюсь к антисемитам, ко всем тем, кого Шульгин назвал «нам» в заголовке своей книги «Что нам в них не нравится?»). Но мы в этом не виноваты. Вы хотите быть первыми? Бог, как говорится, вам в помощь! Мы не против. Если хотите знать наше мнение, то мы сомневаемся, что у вас это получится. Как пишет Арье Барац:7 «Евреи не считают идолослужителей (к которым, в частности, он относит и христиан) в той же мере
людьми, что и себя, то есть в полной мере взрослыми и ответственными людьми».Такая зависимость от Судьбы, разумеется, снимает с вас всякую ответственность за всё то, что происходит с вами, но она же лишает вас свободы действия и тем самым препятствует проявлению ваших моральных качеств. И как бы вы ни старались, опираясь на христианство, вышедшее из иудаизма, вырваться на волю, ваши «идолы» крепко держат вас в своих объятьях. Так Арье Барац пишет:7 «Можно согласиться с тем, что духовные цели почитателя Дионисия решительно отличаются от духовных целей почитателей Христа, однако общая инфантильная позиция при этом полностью сохраняется».
Мы надеемся, что вы когда-нибудь повзрослеете и поймете, что мы никакой угрозы не представляем, а наоборот – всегда готовы вам помочь; мы надеемся, что вы научитесь нести ответственность за свои поступки, а не искать врагов, которых можно будет обвинить во всех ваших бедах. Мы надеемся, что вы научитесь жить самостоятельно так, как вам нравится, как вы можете, и, наконец, перестанете зависеть от нас.
Библиография
1. С. Литовцев, «Диспут об антисемитизме» 2. В.В. Шульгин, «Что нам в них не нравится…»
3. М. Бурштейн, «Антисемитизм как закон природы» 4. П. Джонсон, «Популярная история евреев»
5. Н.В. Гоголь, «Тарас Бульба»
6. Данте Алигьери, «Божественная комедия»
7. А. Барац, статья «Языческий архетип»

Иллюстрация: ieshua.org

Поделиться.

Об авторе

Яков Апт

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.