СТРУКТУРА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ВООБРАЖЕНИЯ И ВДОХНОВЕНИЯ

0


Миссис Римма Ульчина
Член Союза русскоязычных писателей Израиля, член Международной гильдии писателей (МГП), кандидат в члены Интернационального союза писателей (СПИ), лауреат конкурса «Человек года – 2011» в Ашдоде (удостоена специального приза «Золотое перо» за серию статей «Визави» с известными людьми и общественными деятелями). Автор саги «Мистический роман» (2006), дополненной, переизданной в Германии – «Мистический роман, или Заложница кармы» (2017), эзотерического романа «Береника, или Прыжок во времени», фантастического романа «Послание небес, или Нереальный детектив», многих современных повестей, рассказов, эссе.

Mrs. Rimma Ulchin

Ашдод, Израиль
Ashdod, Israel

Email: rima300@yandex.ru tel.: +9720547618802

АННОТАЦИЯ:
«Григорий Борисович Окунь – академик ИНАРН, учёный, писатель, журналист. (1920-2016)
Доктор филологических наук; специалист по романо-германской и славянской филологии; основные научные интересы — история и закономерности развития всемирной литературы.
Григорий Борисович часто беседовал со мной о литературе. Информация была настолько ценной, что я решила все это записать.
Ключевые слова: литературоведение, творческое воображение, вдохновение, философия.

Введение.

Прежде чем вы прочтете статью, я хочу вас, дорогие читатели, познакомить с замечательным человеком, с которым мне довелось некоторое время работать на должности пресс –секретаря ИНАРН.

«Григорий Окунь – академик ИНАРН, учёный, писатель, журналист. (1920-2016)
Доктор филологических наук; специалист по романо-германской и славянской филологии; основные научные интересы — история и закономерности развития всемирной литературы. Исследования Г. Окуня опубликованы в изданиях Московского и Ташкентского университетов, а также в научных изданиях стран Европы (Венгрия, Болгария. Франция).
Печатаясь с 1940 года, Г.Окунь опубликовал несколько повестей и мемуары посвящённые его встречам с выдающимся американским драматургом Артуром Миллером («Все мои сыновья», «Смерть коммивояжёра», «После грехопадения», «Цена» и др.), с известным американским прозаиком Митчеллом Уилсоном («Жизнь во мгле», «Брат мой, враг мой», «Встреча на далёком меридиане» и др.), с французским писателем Пьером Гамарра (романы «Сады Аллаха», «Пиренейская рапсодия», «Убийце Гонкуровская премия», «Тулузские тайны», «Золото и кровь» и др.), с Сергеем Эйзенштейном в пору его работы над фильмом «Бежин луг» и с Константином Симоновым во время его пребывания в Ташкенте.
В годы Великой Отечественной — военный журналист, автор военных повестей «Когда молчат музы», «Последняя граница», «Тайна Нины Гуль», «Momento patriam». После войны вместе с группой московских ученых участвовал в создании первого высшего театрального учебного заведения в Средней Азии – ГИТИСа им. А.Н.Островского (Ташкент), читал в нем курсы истории литератур и теории драмы (1947 – 1959). Был главным редактором ежегодника «Научных трудов» новообразованного вуза.
С 1959 в течении тридцати лет вплоть до репатриации в Израиль — преподавал на кафедре истории зарубежной литературы филологического факультета Ташкентского университета. Многие годы был заведующим кафедрой и научным руководителем аспирантуры. Под его научным руководством двадцать аспирантов и соискателей защитили диссертации по романо-германской филологии и им были присвоены ученые степени. С 1960 по 1989гг. Г.Окунь — главный редактор ежегодного университетского сборника научных трудов «Филологические науки. История зарубежной литературы».
Г. Окунь – организатор и участник международных конференций по вопросам литературных связей Восточной Европы и СССР; читал курсы лекций в Будапештском и Софийском университетах. Г.Окунь – многолетний руководитель секции ежегодных Международных конференций американистов при Московском государственном университете (1977 – 1989).
В Израиле с 1989 года. Был первым главным редактором всеизраильского художественно-публицистического еженедельника на русском языке «Эхо». В настоящее время руководитель отделения «Интеллект и творчество» Института интеллектуальных технологий, главный редактор «Ученых записок» ИИТ (Ашдод).
В последние годы Г.Окунь много внимания уделяет малоизученным страницам истории мировой литературы. Так, после литературного вояжа в Венецию, Феррар и Флоренцию, он опубликовал работу «В поисках «неведомого шедевра» Ариосто и Рафаэля», проливающую свет на утерянные материалы постановки единственной неопубликованной трагедии Ариосто «Франческа» в Венецианском театре «Ла Фениче» с участием Рафаэля в качестве художника спектакля.
С 2004 (по 2014) года Г.Окунь – главный редактор израильского журнала «Русское литературное эхо».
С 2007 года главный редактор научно-популярного журнала «Мысль» и «Наука». В 2008 году Г.Б.Окуню присвоено звание академика Израильской Академии Развития Наук.

Воображение является необходимой стороной любой творческо-художественной деятельности. В ее процессе оно выступает в единстве с мышлением – процессом познавательной деятельности индивида, характеризующемся обобщенным и непосредственным отражением действительности ( различают словесно-логическое, наглядно-образное и наглядно-действительное мышление). Ценность воображения в том, что оно позволяет принять решение при отсутствии должной полноты знаний. Процессы воображения имеют аналитико-синтетический характер, как и процессы мышления, памяти, восприятия. Основная тенденция воображения – преобразование представлений памяти, обеспечивающее в конечном счете создание заведомо новой, ранее не возникающей ситуации. Сущность воображения, если говорить о его механизмах, — преобразование представлений ( образы предметов, сцен и событий, возникающие на основе их припоминания; в отличие от восприятия представления могут носить общественный характер – новое «видение» ситуации).
Синтез представлений в процессах воображения осуществляется в различных формах: соединение несовместимых в реальности качеств, свойств, частей предметов; гиперболизация – увеличение или уменьшение предмета, изменение качества его частей; заострение — подчеркивание каких-либо признаков; сглаживание различных предметов и выявление черт сходства между ними; типизация – выделение существенного, повторяющегося в однородных явлениях и воплощение его в конкретном образе.
Творческое воображение предполагает самостоятельное создание образов, являющееся неотъемлемой стороной художественного творчества. Нередко воображение принимает форму особой внутренней деятельности, заключающееся в создании образа желаемого будущего, т.е.в мечтании. Мечта – необходимое условие преобразования действительности, побудительная причина, мотив деятельности, окончательное завершение которой оказалось отсроченным. Синоним воображения – фантазия.
Рядом с воображением находится вдохновение – состояние своеобразного напряжения и подъема духовных сил, творческого вдохновения человека, ведущее к возникновению или реализации замысла и идеи произведения искусства. Вдохновение характеризуется повышенной активностью человека, необычной продуктивностью его деятельности, сознанием легкости творчества, переживанием «одержимости» и эмоционального погружения в творчество, предельной ясностью сознания, наплыва и прояснение мыслей и образов, чрезвычайной отстраненностью памяти, внимания, страстной воли.
Воображение – это синоним способности к открытиям. Воображать – открывать, вносить частицу собственного света в живую тему, где обитают разнообразные возможности, формы и величины. Воображение дает связь и жизненную очевидность фрагментам скрытой действительности, в которой движется человек. Примерно так определил воображение Федерико Гарсиа Лорка (1898 – 1936), испанский поэт и драматург ( Ф.Гарсиа Лорка. Лирика. – 1969).
Обратимся к английскому поэту, философу и литературоведу С.Т. Кольриджу ( 1772 -1834). Доктрина воображения играла важную роль в его эстетических теориях. Согласно Кольриджу, воображение прежде всего жизнедеятельно, ибо с его помощью художник творит произведения искусства. Функция воображения соответствует процессу созидания в природе, когда материя и форма сливаются воедино, наполняясь новой жизнью, а потому и произведение искусства подобно явлениям природы, живущим по собственным законам. Он писал: « Я разграничиваю Воображение на первичное и вторичное. Первичное является животворной силой и важнейшим органом человеческого Восприятия, повторением в сознании человека процесса созидания, происходящего в мире. Вторичное Воображение, представляющееся мне эхом первого, неразрывно связано с осмысленной волей…Разлагая, растлевая, рассеивая, оно пересоздает мир»
Синоним воображения – фантазия.
Подлинная дочь воображения – метафора, рожденная мгновенной вспышкой интуиции, озаренная долгой тревогой предчувствия.
В энциклопедическом словаре читаем: « Воображение (фантазия) – психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мыслительных ситуаций, никогда в целом не воспринимающаяся человеком в действительности. Различают «воссоздающее воображение и творческое воображение».
Художником делает человека способность смотреть на явления действительности независимо от утилитарных целей и особого рода логика воображения, нечто вроде логики сновидения, но такого сновидения, которое не принадлежит целиком к области прихотливой индивидуальной фантазии, а снится всему обществу.
Интуиция – привилегия философов и людей искусства. Художественный вымысел – один из основных моментов литературно-художественного творчества, состоит в том, что писатель, исходя из реальной действительности, создает новые, художественные факты. Он говорит не о действительно случившемся, но о том, что могло бы случится, следовательно о возможном по вероятности или по необходимости. Используя реальные факты, писатель обычно соединяет их в новое «вымышленное» целое. Простая пассивная передача реальных фактов дала бы только безжизненный «слепок» с действительности. С другой стороны, создавая факты, которые могли бы иметь место по вероятности или необходимости, писатель добивается художественного общения, проникая во внутренние глубинные тенденции жизни.
Создавая факт, который мог бы случится, писатель обнажает возможности, заложенные в жизни, скрытые тенденции ее развития. Нередко это требует такого художественного вымысла, который переходит границы правдоподобия. Задача искусства – изображать, по словам М.Е. Салтыкова-Щедрина, « не только поступки, которые человек беспрепятственно совершает, но и те, которые несомненно совершил бы, если б умел или смел» ( полное собр.соч.т 9, ст203); иными словами, фантастика в литературе призвана вскрывать внутренние «возможности» человеческой жизни. Это и есть образная действительность произведения искусства. Дон Кихот или Обломов реально не существовали, но «донкихотство» и «обломовщина», т.е.своеобразные типы человеческого поведения и сознания, открытые и художественно познанные в этих образах М. Сервантесом и Н.А. Гончаровым, вполне объективны.
М. Горький писал, что в человеке развиваются « две мощные творческие силы: познание и воображение. Познание – это способность наблюдать, сравнивать, изучать явления природы и факты человеческой жизни, короче говоря: познание – есть мышление. Воображение тоже, в сущности своей, мышление, но мышление образами,

« художественное» (М. Горький о литературе» с. 311).
Итак, воображение, фантазия должны стать расширенной и глубокой картиной правды.
Из взаимодействия творческого воображения и соответствующих состояний человеческой души можно вывезти различные жанры: эпос, лирику, драму, как утверждал немецкий филолог В.Гумбольдт ( 1767 – 1835).
Отталкиваясь от прозы будничной жизни, художник, по мысли французского писателя Виктора Гюго ( 1802 -1885), должен романтизировать действительность с помощью воображения.
А. А Бестужев и Н. И. Гнедич особое значение придавали воображению и вымыслу. Они на первое место выдвигали создание положительных героев, « превосходящих природу земную», т.к. сейчас « нужнее чрезмерить величие человека, нежели унижать его»(кн. «Русская литература Х1Х в.). Устремленность к идеальному обуславливали силу воображения, эмоциональность, экспрессивность. Кюхельбекер писал: « Дадим волю чувству, которого мы не лишены, но которого стыдимся…»
Живое воображение, « творческое чувство» должны проникнуть в характеры и отношения людей. Писатель может свободно предаваться внушениям своей художественной натуры конечно, воображения, фантазия художника лишена произвола; она подчинена не его смутным порывам и инстинктам, но осуществлению его творческого замысла, реализации его образной мысли; с помощью воображения он создает тот новый мир воображаемых личностей, отношений, переживаний, которые оказывается и более характерными и более выразительными, нежели те, которые художник знал, видел, переживал в реальной действительности. Субъективно художник свободен в своем воображении, а объективно он сам подчиняет себя наиболее совершенному выполнению творческой задачи, которая определяется исторически сложившимися особенностями познаваемой им жизни. Так, писатель – романист, изображая отношения и переживания персонажей, может осмыслить их характеры лишь с нравственной стороны и вынести им только моральный «приговор»; или же он может увидеть в самих нравственных позициях героев проявление более глубоких, исторических перспектив развития национальной жизни и как-то образно выразить это. Так лирический поэт, изображая пейзаж, может в эмоциональном подтексте стихотворения не пойти дальше выражения своей радости и восхищения красотой природы, или, восхищаясь ее красотой, он может выразить в образах своих «пейзажей» свои философские и исторические обобщения. Роль воображения здесь существенна.
Основной способностью, с помощью которой осуществляется конкретизация смутной материи ощущений в упорядоченную совокупность целостных и индивидуализированных образов вещей является выражение (фантазия), или интуиция.
Интересно заметить, что в момент восприятия художественного произведения читатель становится как бы самим художником. Это обусловлено тем, что художник не высказывает мысли и чувства, вызванные жизнью ( как делает философ или ученый), и не сообщает факты ( как историк или мемуарист) – он словно развертывает перед читателем самую жизнь, делая его не только созерцателем, но и как бы ее участником. Читатель, в сущности, сам творит жизнь, которая является в его воображении.
Л. Толстой писал, что при восприятии подлинного искусства возникает «иллюзия того, что я не воспринимаю, а творю». «Человек испытывает чувство радости о том, что он произвел такую прекрасную вещь» ( Л. Н. Толстой о литературе», с. 598, 603). Читатель как бы открывает творческие возможности в самом себе.
Человеческое познание исторически развивается так, что воображение (художественное
начало) и исследование (научное начало) попеременно занимают главенствующее положение в нашем мышлении. В наше время положение изменилось. В современной физике микромира человек проник в такие закономерности, которые выходят за пределы нашего воображения. Тут исследовательский разум как бы превзошел сегодняшние возможности человеческой фантазии и воображения.
Слово, произнесенное по радио или телевидению, должно оцениваться не только по очевидным достоинствам, но и по специфическим свойствам его восприятия в эфире. Прежде всего это относится к произведениям, создаваемым специально для радио — и теле
— аудиторий – самостоятельным видом искусства. Вспоминается выступление по радио такого видного мастера, как В.И.Качалов. Он находил новые формы связи с аудиторией, невозможные на эстраде. Так, образ Дон Кихота, созданный Качаловым в радио спектакле, не мог осуществиться в иных условиях – этому препятствовал внешний облик артиста: красивая и дородная фигура, величественная осанка. Аппелируя к воображению радиослушателей, В.И. Качалов создал незабываемый образ, средством воплощения которого стал необыкновенный качаловский голос.
Способность радиослушателя «видеть» то, о чем ему рассказывают, и то, что играют, подкрепляется фонограммой, цель которой создать – создать звуковой фон и усугубить ощущение реальности происходящего с тем, чтобы звуковой фон заменил отсутствующий зрительский ряд ( например, фонограмма с топотом уходящих шеренг, словами команды, звуками удаляющегося духового оркестра). Отсутствие зрительских впечатлений во время радиопередачи усиливает работу воображения слушателя, тогда как на телевидении зрители наблюдают за действием происходящего в кадре, и основу его впечатления составляет конкретность зрительского образа, воображение его, соответственно нагружено меньше.
Может возникнуть вопрос: какова роль воображения в творениях писателей, принадлежащих к направлению «натурализм»? Ответ коренится в том, что натуралисты отвергали вымысел; они стремились к точной документированности содержащихся в произведении фактов. Отказ от воображения и стремление, ничего не придумывая, записать «под диктовку жизни» приводит натуралистов к бессюжетности (« потоку жизни»). Изучение жизни с позиций естествоиспытателя, недоверие к идеалам обусловили ограниченность натурализма как метода.
Искусство пересоздает жизнь не реально, а лишь условно. Перед нами не сама эта действительность, а лишь ее образ, мы можем соприкоснуться с нею только посредством воображения.
Организующим моментом воображения являются, в частности, и архетипы, являющиеся
модусом сопряжения прошлого и настоящего, всеобщего и отдельного, неопределенного и конкретного. Архетипы отражают механизм образования мыслительных структур на уровне бессознательного.
Переосмысливая художественные особенности воображения и вдохновения, мы затронули и вопросы одаренности, творческих импульсов, интуиции как механизма творческой деятельности ( творческая интуиция), интуиция как скрытой в глубинах бессознательного ( бессознательное отличается от сознания тем, что отражаемая им реальность сливается с переживаниями субъекта, его отношением к миру, поэтому в бессознательном невозможны произвольный контроль осуществляемых человеком действий и оценка их результатов; это непосредственное эмоциональное вчувствование, эмоциональное заражение).
Следует заметить, что выделяются, по меньшей мере, два класса проявлений бессознательного: 1.( надсознательные явления (не поддающиеся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач. К.С. Станиславский обозначил его термином «сверхсознание», под которым понимается высший этап творческого процесса, отличный как от его сознательных, так и от бессознательных компонентов.
Сверхсознание – это по существу механизм творческой интуиции, благодаря которому происходит рекомбинация прежних впечатлений; 2) неосознаваемые побудители деятельности, обусловливаемые имеющим личностный смысл желаемым будущим.
Зигмунд Фрейд под бессознательным понимал нереализованные влечения, которые не допускались в сознание и обнаруживали себя в обмолвках, оговорках, сновидениях.

Иллюстрация: ukraineartnews.com

 

Поделиться.

Об авторе

Римма Ульчина

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.