О «Лимуде», Холокосте и евреях

0

b5f5c2bed6f06d710e3acc33b5bc8815

О «Лимуде», Холокосте и евреях

­

 Автор: Михаэль Дорфман Фото:Проект Викимедиа
Еще во времена моей активности в Живом Журнале и позже, в моем текстовом блоге, я то и дело заглядывал в статистику посещений. Большинство друзей и читателей, как ожидалось, были из Америки, России, Израиля, Украины, Беларуси. Поменьше приходили из Грузии, Молдовы, Франции, Канады, Германии, Прибалтики… Порой попадали ко мне читатели из каких-то экзотических стран. Зато с завидным постоянством появлялся читатель из Ирака. Всегда одно посещение на пост, но неизменно. Я не знал, что и думать… И вот я познакомился с этим человеком на «Лимуде СНГ».
Всего в двух часах езды от моего дома прошла замечательная конференция «Лимуд СНГ Интеллект 2015». Больше 800 человек три дня полностью заселяли гостиницу «Шератон». Более 100 презентаций предлагали широкий спектр еврейских тем.
Наряду с такими звездами, как Виктор Шендерович, Игорь Иртенев или Александр Генис, приехавшие отовсюду русскоговорящие американцы смогли встретиться и с не настолько известными, но не менее интересными людьми.»Отовсюду» — не метафора. За субботним столом я познакомился с двумя молодыми парами, которые приехали на конференцию в Нью-Джерси из канадского Торонто.

Невозможно рассказать обо всей обширной программе, из которой каждый выбрал себе что-то по интересам и по вкусу. Темы конференции были еврейскими. Ведь все, чем занимаются евреи — и есть еврейское. Был замечательный рассказ Ильи Левина — исследователя, журналиста «Голоса Америки» и дипломата, служившего в американских посольствах в Москве, Вильнюсе, Эритрее, Ираке и других местах. Была прекрасная лекция педагога из Питера — Димы Зисера.
Израильский художник из «Академии Бецалель» Александр Окунь говорил о том, существует ли еврейское изобразительное искусство. Его ответ — что такового не существует. Он же объяснил, почему не следует особенно рефлексировать по этому поводу. Было и есть множество художников-евреев, однако Модильяни, например, рисовал в той же итальянской традиции, что иконы Кватроченто, а Писсарро в той же изобразительной манере, что и витражи французских соборов. Никто ведь не называет еврейским художником Исаака Бродского, писавшего соцреалистические портреты Сталина. Есть, правда, феномен Шагала, но феномен — это еще не традиция. Да и для возникновения художественной израильской традиции ста лет недостаточно.
Публицист, идишист, хасид и исследователь Йоэль Матвеев презентовал «Хабад и Кропоткин». Для слушателей стало новостью, что видные раввины в начале ХХ века поддерживали идеи социализма, коммунизма и анархизма. Среди них известный каббалист Ашлаг (Баал Сулам) предлагавший евреям создавать коммуны, и даже лидеры-ребе Хабада, говорившие о времени, когда все, евреи и не евреи, будут жить вместе, когда исчезнет собственность и эксплуатация. Еврейское население, составлявшее больше половины населения махновской столицы Гуляй Поле, тоже было хабадниками.
Для публики, привыкшей к современной капиталистической трактовке иудаизма, это казалось невероятным. Активная девушка из зала требовала примеров. Сидевший в зале раввин и бард Тамир Зальцман из Бруклина с улыбкой ответил ей, что шул-синагога — это первейший пример анархической организации.В другом зале историк Давид Фишман рассказывал как раз о раввинах-монархистах, боровшихся с революцией и демонстрировавших царской власти верноподданнические чувства и любовь к престолу.

Размеры статьи не позволяют рассказать о бурных дискуссиях, разворачивавшихся почти на каждой лекции. Сильная сторона «Лимуда» в том, что там собираются люди разных взглядов и мнений.Интересную презентацию о феномене «жидобандеровцев» сделал директор украинского института Холокоста «Ткума» Игорь Щупак. Именно феномен «жидобандеровцев», когда евреи, несмотря на прошлое, считают себя политическими украинцами, является надежным показателем крепости украинского государства.

Была на «Лимуде» презентация о бухарских евреях, где я встретил моего друга, редактора Bucharian Times Рафаэля Некталова. Бухарская община небольшая, но весьма заметная и в общественной жизни Большого Нью-Йорка, и на «Лимуде».Разумеется, было много дежурных тем — международная политика, Израиль, израильская пропаганда и агитация — асбара. Была панель «Чем мы готовы пожертвовать ради свободы слова?» Были презентации о пиарном провале асбары в социальных сетях во время последней войны в Газе и о борьбе с ухудшающимся имиджем Израиля в мировых СМИ. Корреспондент «Хаарец» Хеми Шалев говорил об Израиле после последних выборов в Кнессет.

Во время гала-концерта показали видео с обращением Авигдора Либермана. Израильский министр заявил, что русскоязычные евреи в Америке — единственные друзья Израиля. Ведущий концерта решил не переводить этого для англоязычной половины аудитории и почетных гостей, а лишь заметил, «я уверяю вас, что он все хорошо сказал».Из популярных тем не было про пресловутый «еврейский ген», зато Алла Пасковати провела интереснейшую презентацию «Есть ли такая вещь, как еврейская микробиомасса?» Можно сказать, что есть и такое. Скажем, еврейская кошерная курочка — рекордсмен мира по содержанию антибиотиков. А промышленные антибиотики, попадающие к нам с пищей, как известно, играют роль в эпидемии полноты, захлестнувшей Западный мир. Говорилось и о пестицидах, которые, может быть, не убивают людей, зато убивают человеческую микрофлору.

Менахем Кайзер рассказал о сексуальной эксплуатации Холокоста в популярной культуре, о так называемых «фильмах эксплуатации». Под видом показа нацистских зверств показывают порно (довольно мягкое по нынешним временам) и (в основном) садомазохистские сцены. Впрочем, существует теория, что эти фильмы (многие сняты режиссерами-женщинами) выражают феминистский протест и месть женщин за мужское господство.Для меня на «Лимуде» одним из самых интересных событий оказалась встреча с писателем Борисом Фишманом. Я знал его по статьям как репортера в престижных New Yorker, New York Times, The Nation, Wall St. Journal. Год назад вышел его первый роман — A Replacement Life, что по-русски можно перевести как «Замещение жизни» — художественное исследование столкновения в нас русскости — вернее, русской еврейскости — с еврейскостью иностранной и самой иностранностью. Сюжет романа — иммигрант-дедушка и приехавший в семилетнем возрасте в Америку внук подают ложный иск на немецкие репарации за Холокост. Роман начал писаться еще до того, как были разоблачены миллионные хищения в американском филиале «Клаймс Конференс», занимавшейся репарациями.

«Меня часто приглашали в русскоязычные СМИ, когда я что-то писал, — рассказал Борис, — И даже когда еще не написал, как во время моей журналистской командировки на «дикий Восток», в Ирак, то нью-йоркские русские СМИ интересовались моим мнением. А вот по поводу романа — абсолютное молчание».»Гугль» и «Яндекс» не находят упоминаний его романа на русском. В русских издательствах нет желания переводить. Хотя роман поспешили перевести и на французский, и на немецкий. Эта заметка, наверное, станет первой публикацией о романе Фишмана по-русски, однако роман заслуживает отдельной статьи.

Была на «Лимуде» дегустация вина Дмитрия Красного, сеанс одновременной игры гроссмейстера Бориса Гулько, танцы с Аллой Фишбейн, гала-концерт с Ириной Розенблюм. Были замечательные фильмы «Проект Чебурашка» об иммигрантах, попавших в Америку детьми. Дмитрий Астрахан показал свой фильм «Деточки».

Я тоже презентовал документальный фильм «Борис Дорфман — а менч» немецких режиссеров Габи и Уве фон Селтман о моем отце — последнем урожденном носителе идиша во Львове.Моя презентация — «Холокост — это смешно?» также вызвала интерес. До меня в той же аудитории выступал директор Антидиффамационной лиги Эйб Фоксман. Он смотрел на меня с любопытством. Я предложил Фоксману остаться послушать, но он куда-то спешил.

«Если бы Холокост состоялся сегодня, то рядом с кучей ботинок была бы куча смартфонов» — начал я свою презентацию. В аудитории было несколько парней, пришедших сорвать лекцию. Это нормально, потому что стоит лишь открыть рот по любой еврейской теме, как найдутся несогласные. Да и Первая поправка Конституции США защищает их право. Поначалу они вели себя вызывающе, но скоро я их убедил, что обо всем еврейском можно говорить спокойно и уважительно. Даже о том, что не грешно смеяться по поводу Холокоста, над его коммерциализацией и эксплуатацией.

То, что обо всем можно свободно говорить — это огромное достоинство «Лимуда», подготовленного замечательным коллективом (в основном добровольцев), среди них — Алекс Ентин, убедивший меня приехать, гендиректор Роман Коган и неутомимый председатель и основатель «Лимуд СНГ» Хаим Чеслер.Источник

Автор: Михаэль Дорфман
публицист, издатель и активист протестных движений
Иллюстрация: botinok.co.il
http://9tv.co.il/news/2015/04/18/201937.html
Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.