Закат глобализации или вперёд к гильдиям ремесленников.

0


ЗАКАТ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ИЛИ ВПЕРЕД К ГИЛЬДИЯМ РЕМЕСЛЕННИКОВ

SUNSET OF GLOBALIZATION OR TRANSITION TO THE GUILDS OF ARTISANS

Кандидат техн. наук Михаил Козлов
Ph.D. in Technical Michail Kozlov
Эксперт Института интеграции и профессиональной адаптации, г. Нетания (Израиль)
Expert of Institute integration and professional adaptation, Netanya (Israel)
E-mail: 19mike19k@gmail.com tel. (972)527 052 460
АННОТАЦИЯ:
Данная статья является четвертой главой общей работы «Заманчивые профили будущего», в которой предполагается рассмотреть возможные пути формирования нового социально- экономического уклада, характеризуемого переходом от общества массового потребления товаров к обществу потребителей индивидуальной субъектно-ориентированной продукции и создания основы для образования общества Творцов, и следует за ранее опубликованными в NIZI.co.il тремя главами: «Две стороны прогресса», «Два смартфона в одни руки или необходимость перехода к субъектно-ориентированному производству» и «Что же делать, чтобы роботам не пришлось платить зарплату». Ранее в NIZI.co.il была опубликована автором на эту тему обзорная статья «Переход к субъектно-ориентированной экономике индивидуального потребления».
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Локальные аттракторы, неолиберализм, антиглобализм, робастность социально-экономических отношений, индивидуальные производители.
SUMMARY:
This article is the fourth chapter of the overall work of «Tempting Profiles of the Future», in which is supposed to consider possible ways of creating a new socio-economic system characterized by the transition from a society the mass consumption of goods to the consumer society of individual subject-oriented products and provide the basis for the formation of the society of the Makers, and follows after previously published in NIZI.co.il three chapter: «The two sides of progress», «Two smartphones in one hand, or the necessary transition to subject-oriented production» and «What to do, so that to the robots was no need pay wages”. Earlier in NIZI.co.il was published author on this topic survey paper «The transition to subject-oriented economy of individual consumption».
KEY WORDS: Local attractors, neo-liberalism, anti-globalism, the robustness of socio-economic relations, the individual manufacturers.
Человек стремится к максимальному удовлетворению своих потребностей, и назовем это его целевой функцией. Действия по удовлетворению потребностей приводят к конкурентной борьбе между индивидуумами за ресурсы. Конкуренция является общим свойством для всех живых систем, от клеток до самых сложных организмов. И при рассмотрении поведения отдельных личностей в коллективе учет их конкуренции является аксиоматичным. Здесь уместно вспомнить слова основоположника эволюционной теории Чарльза Дарвина о том, что внутривидовая конкурентная борьба является более жесткой, чем  между видами различных родов [4.1].

С другой стороны стремление к максимальному удовлетворению потребностей индивидуумов при минимальных затратах стимулирует их к объединению в группы (локальные аттракторы). Динамика развития таких самоорганизующихся систем может привести к объединению таких групп и формированию глобальных аттракторов. Для экономических систем процедура формирования из локальных экономических аттракторов глобального, его развития, спада и замены на формируемый новый глобальный аттрактор показана в [4.2].

Неустойчивость социальных глобальных аттракторов можно показать на следующем простом, грубом примере. Группа авантюристов для максимального удовлетворения своей целевой функции объединяется в шайку «благородных разбойников», что позволяет им более эффективно грабить окружающий люд. В дальнейшем в конкурентной борьбе между такими же шайками один из подобных локальных аттракторов подавляет или подчиняет себе соседние объединения разбойников и формируется их глобальный аттрактор. Спрашивается, может ли такая глобальная система включить в себя всех окружающих ее людей и удовлетворять их потребности. Очевидно, нет, ибо не останется у нее ресурсной базы для грабежей. Более того из-за конкурентной борьбы в такой системе, в силу роста доходов доминирующих элементов и неудовлетворенной потребности ее большинства, глобальный аттрактор со временем распадается.

Естественно, в процессе эволюционного развития общественных отношений конкурентная борьба принимает более совершенные цивилизованные формы и в этом отношении разумный конкурент или агрессивный противник это не одно и то же. Мудрое общество, заинтересованное в своем робастном развитии, должно осознавать, что конкуренция является стимулом к прогрессу, а не к взаимному уничтожению.

На мир периодически накатываются волны глобализации. В памяти человечества осталось такое первое ее проявление, как постройка Вавилонской башни. По мере увеличения числа строителей интерес к глобальному проекту падал и известно, чем

это закончилось. Технологическая революция, подкрепленная либеральными тенденциями в экономике, привела к современной экономической глобализации. Такая глобализация много сделала для развития общества, однако, наметившееся замедление развития мировой экономики и усиление социальных противоречий показывают о ее ближайшем закате.

Как упоминалось выше, в глобальной системе обычно выделяется лидер. В современном Всемирном глобальном аттракторе такой монопольно доминирующей силой являлись США. Появление новых экономических лидеров приводит к дестабилизационным процессам в глобальном мире. Сами США начинают уходить от глобализации экономических связей и переходят от поддержки ВТО к формированию со своим лидерством таких более локальных экономических структур, как транстихоокеанское партнерство и трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство.

Успешно развивавшееся вначале такое глобальное объединение как ЕС переживает спад и возникшие противоречия между ее лидером и рядом ее членом, на уровне разных ментальных взглядов на экономическое развитие, может привести к его распаду [4.2, 4.3]. Централизация экономики в ЕС и, в большей степени, в Еврозоне привела к снижению темпов экономического роста и даже стагнации и перспективы на дальнейшее развитие неутешительны. Угроза дефляции создает серьезные риски для экономики ЕС. Пытаясь изменить эту тенденцию Европейский центральный банк (ЕЦБ) с 2015 года скупает государственные и корпоративные облигации, пообещав к марту 2017 г. скупить долговые обязательства на сумму 1,74 трлн. евро [4.4], запустив для этого печатный станок. Складывается ситуация, при которой банковские системы отдельных стран всецело зависят от поддержки ЕЦБ. Как одно из следствий экзистенциального кризиса во всей экономике ЕС, и, в частности, в Еврозоне, с июля 2014 года соотношение евро — доллар упало с 1.36 до 1.04 в декабре 2016 года и все идет к тому, что в 2017 году достигнет паритета.

Евробюрократия выстраивает экономики стран ЕС в единый поток и сковывает инициативу, эффективное использование ресурсов, гибкость и самостоятельность в принятии экономических решений стран участниц [4.2]. Можно привести ряд примеров неразумных коллективных действий ЕС, подтверждающих мысль, что в строю интеллект не заметен. Это система квотирования, подавляющая развитие экономик ряда стран, повсеместный режим жесткой экономии, навязывание либеральной эмиграционной политики. А также принятые эмоционально, без учета долговременных последствий, экономические санкции против России, которые приводят к изоляции ЕС от крупнейшей в мире ресурсной базы, рынков сбыта и инвестиционных выгод от вложений в этот территориальный гигант, и это при том, что в странах ЕС снижается значение товарного экспорта внутри Европы. Товарный рынок ЕС стал менее важен для Британии, чем, в частности, экспорт продукции в страны Азии, и ее экспорт в ЕС значительно меньше, чем за его пределы [4.5]. Как результат, недовольство эмиграционной политикой ЕС и возможности проведения более независимой экономической политики привело к запуску процедуры выхода Британии из ЕС. По сути, такие ошибочные действия могут постепенно сместить континентальную Европу на экономические и политические задворки мира.

Таким образом, глобальная экономика испытывает некоторую встряску и ее последствия начинают негативно сказываться на социальных процессах внутри ее лидеров. Так лауреат Нобелевской премии по экономике Ангус Дитон в [4.6] пишет, что этический принцип «космополитичного приоритарианизма» ( напоминающий принцип Робин Гуда), предписывающий в глобальном мире необходимость сильным странам оказывать помощь слабым, приводит в самих США к росту социального недовольства в связи с ростом расслоения уровней доходов и снижения материального качества жизни для работников с недостаточным образованием. И он предлагает отойти от «космполитичных» этических принципов помощи к локальным, основанным на принципе гражданской принадлежности к данному обществу. Учитывая эти проблемы, избранный в 2016 году президентом США Дональд Трамп провозгласил в предвыборной программе кредом своей политики «Американизм вместо глобализма».

Интересно отметить, что по прогнозам некоторых либералов, таких как лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, при проигрыше Хиллари Клинтон на выборах произойдет спад экономики США. И при ее поражении это породило некоторую панику на фондовом рынке и финансовые потери у тех инвесторов, которые поверили таким аналитикам. Однако, само такое событие как избрание Трампа президентом дало дополнительный толчок развитию экономики США, а по прогнозу в 2017 году рост производства в ней может достичь 4% [4.7].

По приведенным в [4.8] данным, сейчас ЕС переживает значительное падение общественной поддержки в ряде крупнейших стран-членов. При этом наблюдается такое парадоксальное явление, как то, что среди основателей ЕС проявляется больший скептицизм по его сохранению, чем у ее новых членов. Так во Франции, Германии и Италии значительно снизилось благосклонное отношение к ЕС, тогда как в Польше и в Венгрии оно на высоком уровне. Похоже, богатые страны уже менее охотно готовы поддерживать новых, более бедных союзников в связи с не очень радужной перспективой собственных экономик. Так у лидера Евросоюза Германии, которая первоначально имела высокие темпы роста экономики, за последние годы эти темпы стали ниже других крупных стран еврозоны и по прогнозам МВФ в течение ближайших пяти лет рост экономики Германии станет намного ниже среднего роста экономики всех стран еврозоны [4.3].

budushchee.su

В мире усиливается борьба между неолиберальными сторонниками глобализации, щедро поощряемыми транснациональными корпорациями (ТНК) и вдохновляемыми такими идеологами глобализации как Сорос [4.9], и сторонниками крепкой государственности, отстаивающими экономические интересы локальных групп населения своих стран. И из анализа предвыборной президентской схватки между представителем глобалистов Хиллари Клинтон, получившей мощную поддержку ТНК и СМИ и Дональдом Трампом, поддерживаемым теми производительными силами страны, которые обеспокоены как потерей рабочих мест, так и проблемами национальной безопасности, видно, что на поле боя вышли мощные силы.

PPt4WEB.ru

Понятна заинтересованность ТНК в открытых рынках по всей планете и их стремление к расширению своего влияния. И дальнейшее усиление их экономического могущества многими экспертами считается неизбежным. Так, например, к 2021 году по прогнозам консалтинговой компании Gartner [4.10] 20% всей человеческой деятельности будет связана с четырьмя такими гигантскими компаниями США как Google, Apple, Facebook и Amazon и тремя китайскими — Baidu, Alibaba и Tencent, являющимися сейчас лидерами по уровню дохода и рыночной капитализации. Становится все более прозрачной связь неолибералов с монополиями и их чрезмерная заинтересованность в идеях глобализации. Однако, это плохо коррелируется с оптимальным развитием общества и для обеспечения устойчивости (робастности) социально-экономических отношений в различных частях земного шара необходимо уходить от примитивного представления абсолютной пользы глобализации.

В прошлом некоторые фантазеры мечтали о том, чтобы во благо облегчения общения людей на Земле сравнять горы. Сейчас неоспоримо то, какую важную роль играют горы на глобальные и региональные климатические условия и, возможно, без них из-за ускоренных ветровых процессов наша планета была бы мало пригодна для жизни. И уже в Объединённых Арабских Эмиратах планируется создать искусственную гору для изменения климата в этом засушливом регионе [4.11]. А для улучшения общения сквозь горные массивы прокладывают тоннели и, можно надеяться, в будущем, дабы не тревожить матушку Землю, перейдут на передвижение по воздуху. Ибо, как показывает статистика катаклизм, Земля чутко реагирует на возрастающее антропогенное воздействие ростом природных катастроф [4.12], которые все более приводят к глобальному синергетическому эффекту.

Похоже и внутри глобального человеческого сообщества для избежания неустойчивости всей этой иерархической сложной системы, вследствие свойственного глобализации «баттерфляй эффекта», нужны барьеры, обеспечивающие робастность локальных социально-экономических аттракторов.

В классической работе «Архитектура сложности» Нобелевского лауреата по экономике, одного из пионеров работ по когнитивной психологии и искусственному интеллекту Герберта Саймона [4.13] показано, что в большинстве случаев в иерархических системах взаимодействие между подсистемами более слабое, чем взаимодействия внутри подсистемы. Наличие этого свойства, названного Саймоном свойством квазиразложимости, значительно упрощает поведение сложных иерархических систем и предполагает некоторые барьеры между подсистемами. Под иерархической системой здесь понимается система, содержащая взаимосвязанные подсистемы, каждая из которых может также быть иерархической, при этом взаимодействие между подсистемами происходит через агрегированные характеристики.

Примером эффективности применения барьеров может служить такая отработанная эволюцией до совершенства сложная иерархическая система как организм человека, в котором существует развязка обменных процессов между наиболее сложной частью тела — мозгом и кровью через барьеры кровь-мозг и ликвор-кровь, позволяющая избегать заражения мозга процессами жизнедеятельности более простых по организации частей тела.

По-видимому, идея убрать барьеры, включая таможенные, между отдельными экономическими образованиями не конструктивна и они необходимы в разных сочетаниях для защиты индивидуальности в многообразии рыночных отношений. И зачастую некоторая инерционность сложных экономических объединений вследствие наличия барьеров является благом, а не недостатком, в силу ее интегрирующего эффекта. Наличие такой инерционности при переходе на более высокий уровень отношений согласуется с представлением Саймона о более быстрой динамики протекания процессов в подсистемах, по сравнению с процессами на более верхнем уровне системы [4.13].

Подобно изложенному выше можно говорить о глобальном эффекте сети Интернет, который, ускоряя информационные потоки, может привести к резким плохо прогнозируемым процессам. И введение некоторых защитных мер будет способствовать устойчивости общества к всевозможным информационным «вбросам» [4.14].

Будем надеяться, что борьба между глобалистами и антиглобалистами принесет некий положительный консенсус, который как усилит локальные социально-экономические аттракторы, так и обеспечит им расширение глобальных связей.

Как отмечалось в предыдущих главах, будущий социально-экономический уклад рассматривается в виде общества субъектно-ориентированного потребления, в котором индивидуальные изготовители будут выполнять, по условиям пользователя, конкретные заказы. Это даст как повышение качества и комфортности для пользователя продукции, так и создание большого количества рабочих мест, на которых можно будет использовать самые последние достижения науки и техники, включая компьютерные средства проектирования и управления роботизированными системами изготовления. Такой переход к индивидуальному производству неизбежно приведет к массовому повышению качества рабочей силы.

Наблюдающийся в ЕС экономический кризис во многом определяется истощением имеющихся ресурсов развития, и одним из путей выхода из кризиса может быть расширение ресурсной базы за счет перехода к субъектно-ориентированному производству и к экономике замкнутого потребления. Это позволит усилить и изменить форму экономического аттрактора ЕС за счет увеличения в нем доли стран, имеющих высокий технологический уровень и интеллектуальные ресурсы. Переход к высококонкурентным технологиям производства продукции, комфортной для индивидуального потребителя, и к идеологии экономики замкнутого потребления будет способствовать, как экономическому, так и дальнейшему социальному развитию готовых к этому стран ЕС. Расширение ресурсной базы могло бы дать новые стимулы к развитию Японии, у которой наблюдается экономический спад. Подобное, как показано в [4.15], было бы полезно и для экономики Израиля, имеющей все необходимые для этого предпосылки – технологический задел, развитую систему стартапов и интеллектуальный потенциал с соответствующим менталитетом.

MyShared.ru

Прообразами будущих индивидуальных производителей могут стать элементы горизонтальной сетевой экономики, стартапы и такие работники со свободным графиком как, фрилансеры, начавшие объединяться в Союзы. Чтобы такой переход к индивидуальному производству не превратился в анархию изготовителей, по-видимому, следует вспомнить такие отработанные цивилизацией организационные формы как цеха и гильдии. Гильдии создавали своим членам комфортные условия для трудовой деятельности, обеспечивали внутрицеховой порядок и устойчивость доходов, защищали их права, а также гарантировали потребителям качество продукции. В этом смысле американский исследователь Тоффлер рассматривал будущее общество, как возврат к доиндустриальной цивилизации на новой технологической базе [4.16]. Современные технологии производства и коммуникации позволяют формировать творцов в разных направлениях деятельности на основе локальных групп в виде мастера и подмастерьев, участники которых могут быть разбросаны по всему миру. Мэтр – мастер передает свои знания ученикам и сам совершенствуется. Построенная на таких креативных группах технология обучения по узким специальностям может стать эффективной системой повышения квалификации.
БИБЛИОГРАФИЯ
4.1. Ч. Дарвин. Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благопристойных рас в борьбе за жизнь. – СПб.:Наука. 1991.

4.2. Козлов М. Ментальные особенности поведенческой экономики. NIZI.co.il / Наука и жизнь Израиля. 26.06.2014г.

4.3. Gros D. The end of German hegemony. Project Syndicate. October 26, 2015.

4.4. Катона В. Призрак дефляции преследует Евросоюз — Евразия.Эксперт

eurasia.expert/prizrak-deflyatsii-presleduet-evrosoyuz/ 01.10.2016.

4.5. Gros D. The Not-So-High Costs of Brexit. Project Syndicate. Sep. 8, 2016.

4.6. Angus Deaton. Rethinking Robin Hood. Project Syndicate. Jun.13, 2016.

4.7. Rogoff K. The Trump Boom? Project Syndicate. Dec 7, 2016.

4.8. Stokes B. Euroskepticism Beyond Brexit. Pew Research Center. June 7, 2016.

4.9. George Soros. Open Society: Reforming Global Capitalism. PublicAffairs, 2001.

4.10. Top 10 Predictions For IT Companies And Users In 2017 And Beyond. Ganwale. October 20, 2016.

4.11. Yasmin Al Heialy. Exclusive: UAE mulls ‘man-made mountain’ in bid to improve rainfall. arabianbusiness.com. 1 May 2016.

4.12. Рост числа катастроф в условиях глобального мира.

www.msu.ru/news/official/2012/doklad20120319.pdf

4.13. Simon H. The Sciences of the Artificial. MIT Press, Cambridge, Mass, 1969.

4.14. Козлов М. Интернет-троллинг и как с ним бороться, родимым. NIZI.co.il / Наука и жизнь Израиля. 21.11.2015г.

4.15. М. Козлов. Как стать мастерскими мира или зачем надо реформировать образование. NIZI.co.il / Наука и

жизнь Израиля. 20.05.2014г.

4.16. Toffler A. The Third Wave. Bantam Books. 1980.

 

Иллюстрация: Работы по обществознанию и МХК

Поделиться.

Об авторе

Михаил Козлов

Кандидат технических наук. Эксперт Института интеграции и профессиональной адаптации, г. Нетания (Израиль)

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.