«Тева». Часть 2 главы 4 из книги Б.Дубсона «Современный Израиль».

2

«Teva» после Горовица

Горовиц передал «хозяйство» своим преемникам  в хорошем состоянии: по комплексному показателю экономической мощи консалтинговая фирма «Dun & Bradstreet» уже несколько лет ставит «Teva» на первое место среди всех израильских компаний. В финансовом отчете концерна за 2011 год были названы следующие цифры: общий объем продаж составил 18,3 млрд долл., на 14 % больше, чем в 2010 году. Оперативная прибыль компании выросла на 35 % до 3,9 млрд. долл., чистая прибыль «Teva» за год составила 3 млрд. долл. В 2011 году 35 предприятий концерна выпускали готовые лекарства, еще 21 завод производил активные фармацевтические ингредиенты. В лабораториях 17 научно-исследовательских центров «Teva» основное внимание фокусируется на создании новых оригинальных лекарств в трех областях: онкологии, неврологических  расстройств и иммунных болезней.

Эти данные не включают возможности «Teva» после приобретения  «Ratiofarm». Общий объем продаж двух компаний составил в 2009 году 16,2  млрд. долл., в том числе в Европе 5,2 млрд., общая численность занятых – 40 тыс., включая 18 тыс., работавших на европейских предприятиях. «Teva» сумела улучшить свои финансовые показатели, несмотря на экономическую депрессию в странах, являющихся основными рынками сбыта. Вместе с тем глобальный экономический кризис вынудил руководство концерна уделить еще большее внимание рационализации структуры концерна, в частности пришлось  закрыть три завода в США, Мексике и Чехии и сократить общее число занятых на всех  зарубежных заводах на 8,4 %[1].

 

 

На начало 2012 года разрешения на продажу американского федерального управления по контролю за продуктами питания и лекарствами (FDA) ожидали 180 препаратов «Teva», из которых треть представляла собственные разработки концерна, остальные – дженерики. Среди дженериков в 75 случаях заявка концерна стояла первой в очереди, что в случае получения лицензии FDA дает концерну полгода эксклюзивного права на распространение лекарства на территории США. Общий объем продаж на американском рынке лекарств в категории оригинальных препаратов «Teva» составляет 113 млрд. долл., соответствующий показатель для рынка дженериков, где реализуется продукция  концерна, 55 млрд. долл.

 

 

По-прежнему визитной карточкой «Teva» является копаксон, продажи которого увеличились в2012 году на 12 %, до 4,0 млрд. долларов, что составляет пятую часть общего объема продаж концерна. Как и для других препаратов компании, основным рынком сбыта являются США – продажи копаксона и других оригинальных лекарств (в общей сложности на американском рынке в 2012 году появилось 12 новых оригинальных препаратов «Teva») концерна увеличились в этой стране в 2011 году на треть, составив 4,8 млрд. долл.  Доля этого препарата  на мировом рынке лекарств, предназначенных для лечения рассеянного склероза,  составляет 28 %, и он продается в 52 странах. Второй популярный оригинальный препарат «Teva» Azilect, предназначенный для лечения болезни Паркинсона, пока еще не стал блокбастером (его объем продаж превысил 1 млрд. долл.), но вполне может войти в ближайшие годы в эту категорию лекарств. Его глобальные продажи достигли в 2012 году 330 млн. долл.[2] В конце 2009 года FDA одобрило пересмотренные предписания пользования этим препаратом, сократив противопоказания и ограничения, касающиеся его применения с продуктами питания. Несомненно, это повысит привлекательность данного препарата.

 

 

 В настоящее время на рынке лекарств для лечения рассеянного склероза конкурируют всего четыре препарата и на долю копаксона приходится  около 30 % общего объема рынка. Таким же был и объем продаж у американской компании «Biogene», которая вывела на рынок новый препарат. Он мог существенно снизить продажи израильского копаксона, но смерть двух больных, принимавших новое лекарство, несколько снизила угрозы для израильской фирмы. Однако в скором времени появился новый конкурент: FDA признало эффективным препарат Gilenia швейцарского концерна «Novartis», входящего в пятерку ведущих фармацевтических концернов мира. Gilenia является прямым конкурентом копаксона и имеет значительное преимущество: фармакологам «Novartis» удалось сделать то, чего не смогла добиться «Teva» – разработать препарат в форме таблетки, а не достаточно болезненной подкожной инъекции[3]. Эта информация привела к падению цены акций концерна «Teva», потерявших в первой половине 2010 года около 20 % своей стоимости из-за ряда судебных и административных решений в США и Европе. (На пике цена акции «Teva» поднималась в первой половине 2010 года до 64,54 долл.)[4].   

 

 

 

 О том, насколько непредсказуема ситуация на мировом фармацевтическом рынке, свидетельствует обостряющаяся борьба между крупными компаниями, производящими в основном оригинальные препараты, и компаниями, занимающимися препаратами-аналогами (дженериками), среди которых «Teva» занимает ведущие позиции. Развернулись настоящие юридические войны по поводу сроков действия патентов как оригинальных препаратов, так и их аналогов. Многочисленные судебные тяжбы, в которых «Teva» выступает как ответчиком, так и истцом, проходят для нее с переменным успехом, вызывая скачки цены ее акций. В 20102012 годах «Teva» вела судебные тяжбы с концернами «Bayer», «Sanofi», «Milan», «Pfizer» и другими. Наиболее сложные отношения сложились у «Teva» с американским концерном «Pfizer». В мае 2011 года в американском суде закончилось рассмотрение иска «Pfizer» к «Teva» по поводу нарушения патентных прав истца на препарат Nevrotin, используемый в лечении эпилепсии. Продажи этого лекарства составляли 2,5 млрд. долл. в год. «Teva» вынуждена была заплатить американцам штраф, сумма которого по оценкам аналитиков (точные данные неизвестны), составила примерно 100 млн. долл.   

 

 

 

Успехи и неудачи «Teva» в судебных тяжбах и испытаниях новых препаратов  немедленно находят отражение в стоимости ее акций на американской бирже. В 2011 году стоимость акций компании снизилась за год почти на четверть и в начале 2012 года составляла на бирже NASDAQ 44,5 долл., до начала мая она варьировалась в пределах от 43 до 47 долл., а затем, после перехода «Teva» на биржу NYSE,   произошло резкое падение – стоимость акции упала в июне до 37,7 долл. Надежды руководства «Teva» на привлечение дополнительных инвесторов, вкладывающих свои средства в акции, котирующиеся на главной американской бирже, оправдались лишь частично. Некоторые израильские биржевые аналитики  даже заговорили о том, что эпоха популярности акций «Teva» среди инвесторов заканчивается, и пришло время искать новую «народную» акцию. Однако информация о благополучном завершении двух судебных дел и успешном завершении третьего этапа испытаний новой версии копаксона, позволяющей уменьшить число инъекций с семи до трех раз в неделю, вновь подняли стоимость акций «Teva» до 40 долл. в июле 2012 года. Во второй половине 2012 года и в первые месяцы 2013 года стоимость акции «Teva» колебалась в  пределах от 37 до 40 долл.    

 

 

Нельзя забывать, что «Teva» пока значительно уступает по уровню доходов и размерам расходов на НИОКР пятерке самых крупных фармацевтических гигантов мира: в 2006 году доходы этих концернов («Johnson & Johnson», «Pfizer», «GlaxoSmithKlin», «Novartis» и «SanofiAventis») варьировались в пределах от 36 до 53 млрд долл., а расходы на НИОКР составляли от 5,3 до 7,6 млрд долл., в то время как «Teva» тратила на НИОКР всего полмиллиарда долл. В последующие шесть лет расходы «Teva» на НИОКР увеличились более, чем вдвое и составили в 2012 году 1,3 млрд. долл.[5] Однако отставание «Teva» по этому показателю от американских и европейских фармацевтических гигантов сохранилось.

 

 

«Teva» по-прежнему строит свою стратегию на трех китах. Первое направление увеличение производства фармацевтического сырья и полуфабрикатов – здесь у компании относительно стабильные позиции, несмотря на растущую конкуренцию индийских и китайских производителей. Заметно расширился и ассортимент производимых продуктов – в 2011 году на 21 заводе производилось 300 активных ингредиентов, а объем продаж составил 747 млн. долл. «Teva» рассчитывает на увеличение их производства на предприятиях компаний, приобретенных ею в последние годы.

 

Второе направление – разработка новых лекарств и дженериков. Именно в этой сфере «Teva» испытывает наибольшие трудности, вызванные юридическими претензиями конкурентов, обвиняющих компанию в нарушении патентных прав или оспаривающих ее права на эксклюзивную продажу новых лекарств – аналогов в течение шести месяцев. Для «Teva» ситуация в еще большей степени осложнилась после того, как Израиль под давлением ОЭСР (борьба с «интеллектуальным пиратством» являлась одним из основных условий присоединения Израиля к этой организации), был вынужден скорректировать свое патентное законодательство в пользу разработчиков лекарств. Согласно израильскому закону, патент на новое лекарство действителен в течение 20 лет. После этого во многих странах можно просить о его продлении на пять лет. В Израиле при пролонгации срока патента из 21 западной страны выбирается та, у которой этот период минимальный. По новому закону список может быть сокращен до пяти ведущих стран.

Но несмотря на ужесточение законодательства, «Teva» продолжает бросать вызов своим могущественным конкурентам — в апреле 2010 года  она объявила, что собирается начать в 2012 году производство аналога виагры – препарата, от продаж  которого концерн  «Pfizer» получает 2 млрд долл. в год. Между тем срок патента на виагру по утверждению американского концерна  заканчивается только в 2019 году и американцы уже обратились с иском в американский суд, требуя запретить производство дженерика виагры[6].

Продажи дженериков, произведенных на предприятиях «Teva», составили в целом в 2012 году 10,4  млрд. долл., а оригинальных препаратов – 8,2 млрд долл. (рост на 26 % по сравнению с 2011 годом). Вне конкуренции среди отдельных препаратов остается копаксон. Продажи препаратов  Provigil и Azilect  составили в 2012 году соответственно 417 и 330 млн. долл.

 Третье и может быть самое перспективное направление – производство биопрепаратов. Пока их продажи дают скромную часть суммарных доходов концерна, но руководство «Teva» в своей программе развития на ближайшие пять лет планирует увеличить доходы от реализации этой категории лекарств более, чем в 10 раз. Для достижения этой цели организуется специальная группа разработки новых биолекарств. Кроме того, в 2009 году «Teva» заключила соглашение с швейцарской фирмой «Lonza Group», крупнейшим в мире производителем биологических активных ингредиентов, о сотрудничестве в областях экспертизы, НИОКР и использования производственных мощностей. И, наконец, покупка  «Teva» немецкой компании «Raziofarm» также позволит использовать имеющуюся в ней научно-исследовательскую базу для развития сегмента биопрепаратов в «Teva».

Приобретение зарубежных фирм  в стратегии развития концерна.

Поскольку мы уже упомянули об этой покупке израильского концерна,  необходимо более подробно остановиться на этой части его бизнеса. Успехи Э. Горовица в развитии концерна в значительной мере обусловлены агрессивной политикой приобретения зарубежных фирм. Все приобретения «Teva» за 19952002 годы обошлись ей в 1,4 млрд. долл. Но обострение борьбы с ведущими фармацевтическими гигантами подтолкнуло израильский концерн к беспрецедентным как в ее истории, так и в истории всего израильского бизнеса  приобретениям новых компаний. Начиная с 2004 года  «Teva» потратила на приобретение семи фирм более 24 млрд. долл. Сначала она купила американскую фирму «Sikor» за 3,4 млрд. долл. (из них акционеры «Sikor» получили 2 млрд. долл. наличными, остальное в обмен на акции «Teva»). Затем наступила очередь другой американской компании – «Ivox», на приобретение которой «Teva» истратила 7,4 млрд. долл. (что примерно равнялось тогдашнему бюджету министерства  обороны Израиля). Приобретение фирмы «Ivox» дало возможность «Teva»  расширить сбыт своей продукции в новых для нее регионах и странах – России, Чехии, Польше, в странах Латинской Америки – Мексике, Аргентине, Венесуэле, Чили[7]. Кроме того, «Ivox» добавил к ассортименту «Teva» еще 60 препаратов. Не завершив до конца интеграцию этих приобретений, руководство «Teva» поставило очередные рекорды в 2008 году, потратив на приобретение еще трех компаний более 8 млрд долл., в том числе на покупку немецкого концерна Barr  такую же сумму, как на покупку «Ivox». Этопозволило «Teva» укрепить свои позиции на американском рынке дженериков – по удельному весу рецептов на дженерики  «Teva» стала лидером – в 2009 году ее доля составила 22 %. Более того, число рецептов на лекарства «Teva» в США (630 млн) превысило общее число рецептов двух гигантов фармацевтического бизнеса – «Pfizer» и  «Novartis». Кроме того, приобретение «Barr» позволило израильскому концерну пополнить свой ассортимент лекарств солидным портфелем медикаментов для женщин, включая различные контрацептивы и гормональные препараты, применяемые для решения проблем, возникающих при менопаузе. Продажи этих препаратов в 2011 году добавили к доходам «Teva» 438 млн. долл. Обращает на себя внимание и растущая активность «Teva» на азиатских рынках – в 2009 году совместный филиал «Teva» с японской фирмой «Kova» приобрел 93 % акций другой японской фирмы – «Taisho», что вывело «Teva» на шестое место на рынке дженериков в Японии, занимающей второе место в мире по размерам рецептурного рынка.

  Завершающим аккордом в ряду приобретений «Teva» в первом десятилетии ХХI века стала покупка немецкой компании «Ratiopharm» в марте 2010 года. Владельцы этой фирмы, семья покончившего с собой немецкого миллиардера А. Меркеля, набравшего долгов на 5 млрд долл. в результате неосторожных операций на бирже,  были вынуждены срочно искать средства для погашения долга. Что касается принадлежавшего им фармацевтического концерна, то он был вполне благополучен – в 2009 году продажи составили 1,6 млрд евро, производственная прибыль 300 млн. евро. «Ratiopharm» занимал второе место на рынке дженериков в Германии и поставлял свою продукцию в 26 стран. В его портфеле 500 препаратов, на его предприятиях было занято почти 5 тыс. работников. За этот достаточно лакомый кусок израильский концерн предложил на 200 млн. евро больше, чем предлагали американский гигант Pfizer и исландская фирма «Actavis». В целом покупка «Ratiopharm» обошлась «Teva» в 5 млрд. долл. Частично эти расходы были покрыты за счет свободных средств в кассе концерна, два миллиарда «Teva» мобилизовала на бирже за счет выпуска облигаций, предоставили кредиты и зарубежные банки.

После заключения сделки «Teva» превратилась в крупнейшую компанию по производству дженериков в Европе  и облегчила свою задачу увеличения объема продаж на этом континенте с 3,3 млрд долл. в 2009 году до 5,7 млрд долл. в 2011 году. По утверждению бывшего президента концерна Ш. Яная, примерно треть запланированного прироста продаж до 2015 года будет обеспечена за счет приобретенных компаний[8].  Неудивительно, что объясняя  успехи «Teva» в борьбе с конкурентами, эксперты  шутя утверждают, что «Teva» просто расторопнее своих конкурентов в приобретении других фирм. Но это только шутка – конкуренты израильского концерна не страдают отсутствием аппетита и также активно скупают приглянувшиеся им компании. Так, в 2012 году концерн «Watson», занимавший четвертое место в мире по объему продаж дженериков, объединился с исландским концерном «Actavis», занимавшем соответственно шестое место. В результате новый концерн «Watson-Actavis» вышел на третье место в мире по объему продаж дженериков и превратился в серьезного соперника «Teva»[9].

Казалось бы, что после масштабных приобретений в 20092010 годах «Teva» может взять тайм-аут для реорганизации управления усложнившемся «хозяйством» концерна. Однако этого не случилось, и она продолжала в 20112012 годах расширяться за счет новых приобретений. В начале 2011 года «Teva» приобрела перуанскую фирму «Informaca», укрепив таким образом свои позиции на перспективном рынке Латинской Америки. Затем в середине года появилaсь информация об очередных приобретениях двух иностранных компаний общей стоимостью в 7,3 млрд. долл. Первоначально было объявлено о приобретении американской фармацевтической компании «Cephalon», разрабатывающей препараты  для борьбы с болезнями нервной системы, хроническими болями, раковыми заболеваниями и болезнями дыхательных путей. В активе этой фирмы около 30 новых препаратов, находящихся на второй и заключительной стадии исследования. Три препарата уже находятся на рассмотрении американского FDA. Покупка американской компании за 6,8 млрд. долл. является стратегическим шагом, направленным на снижение зависимости «Teva» от  своего блокбастера  копаксона.

 Покупка фирмы «Cephalon» практически совпала с приобретением «Teva» японской фирмы «Taiyo» за 490 млн. долл., что еще больше укрепило позиции «Teva» на азиатских рынках. И в завершение 2011 года она заключила соглашение с американским концерном «Procter & Gamble» о создании совместной компании по производству безрецептурных лекарств. Суммарный объем продаж двух концернов в этом сегменте рынка составлял в 2011 году 1,3 млрд. долл.  при его общем объеме в 200 млрд. долл. По оценке руководства двух концернов совместная компания позволит увеличить объем продаж до конца этого десятилетия до 4 млрд. долл.

C  октября 2012 по июнь 2013 года «Teva» присоединила или заключила соглашения о сотрудничестве еще с пятью фирмами. Среди них фирма  «NeuroSearch», которая укрепит позиции «Teva» в исследованиях новых препаратов для лечения болезни Хантингтона (Huntington’ Desease). В декабре 2012 года «Teva» договорилась о сотрудничестве с фирмой «Хenon», что позволит ей расширить свои возможности в обеспечении препаратами больных, страдающих хроническими болями. В феврале 2013 года была приобретена фирма «Нandok» эта сделка открывает для «Teva» южнокорейский рынок с потенциальным объемом продаж в 14 млрд. долл. Наконец, в июне 2013 года была куплена фирма «Microdоse», производящая препараты для лечения дыхательных путей[10].

Израильские корни концерна и транснациональный характер бизнеса.

Вместе с тем возникает естественный вопрос, в какой мере глобальный характер операций концерна совмещается с его израильским происхождением? В 2012 году в целом на предприятиях концерна и его филиалов в 60 странах мира работало 46 тыс. человек. В США на предприятиях в 13 штатах было занято  более 12 тыс. работников, в 29 странах Европейского союза соответственно 14 тыс.,  в Израиле всего  6,3 тыс. Последняя цифра не столь высока даже по израильским меркам, но завод «Teva» в Негеве, дающий заработок 500 работникам, крайне важен для развития этого региона. Основными рынками сбыта стали Америка и Европа. В связи с приобретением компаний «Sicor» и «Ivox», заводы которых находятся в далекой Америке, немецких концернов «Barr» и «Ratiopharm» вновь встает вопрос – чьей же является компания под названием «Teva»? Сам Э. Горовиц всегда утверждал, что «Teva» глобальная израильская компания и не видел в этом определении некоторого противоречия. Приобретение американских компаний, утверждал он, нисколько не меняет израильского характера нашей компании управление, культура, стратегия остаются израильскими. Однако Горовиц все же не хотел рисковать, и на всякий случай в уставе концерна записано, что его генеральным менеджером может быть только житель Израиля, а директора выбираются на длительный срок.

Тем не менее «Teva» все же в первую очередь типичная транснациональная корпорация (ТНК) и в качестве таковой руководствуется интересами своих акционеров. Если для обеспечения прибыльности понадобится перевести производство из Израиля в другие страны, руководство концерна и совет директоров пойдут на этот шаг без колебаний. Пока нет явных признаков изменения отношения нового руководства к предприятиям в Израиле. В кризисном 2009 году концерн закрыл три завода за рубежом, в 2012 году на европейских заводах концерна число занятых сократилось на тысячу работников, а в Израиле, наоборот, занятость на местных заводах немного увеличилась. Скорее всего это было обусловлено как низким уровнем издержек на израильских заводах концерна, так и относительной легкостью налогового бремени: в 2009 году налог на прибыль, уплаченный концерном в Израиле, составил всего 65 млн долл., или 4,8 % от валовой прибыли. Годом ранее  налоги составили 155 мн. долл., или 6,6 % его прибыли[11]. Руководство «Teva» избежало соблазна перевести хотя бы часть производства в Китай и Индию, как это сделали некоторые из ее конкурентов. Это могло бы  заметно снизить издержки производства, но  вместе с тем было чревато снижением качества производимых лекарств. Для руководства «Teva» ее репутация как производителя качественных препаратов важнее возможного увеличения прибыли в результате использования более дешевой рабочей силы.

 Но все может измениться, если израильское правительство под давлением общественного мнения решится на радикальное изменение ставок налогообложения ТНК, имеющих предприятия в Израиле, включая  пока еще израильский концерн «Teva». В связи с возникновением значительного бюджетного дефицита правительство лихорадочно ищет возможности дополнительного увеличения доходов, в числе которых обсуждается возможность повышения налогов на прибыли ТНК. Министерство финансов опубликовало список ведущих израильских компаний, получивших налоговые льготы в рамках закона о стимулировании инвестиций. Первое место в списке занимает «Тeva», сумма полученных ею льгот составила с 2006 по 2011 год 11,8 млрд. шекелей.  Реагируя на эту информацию, руководство концерна напомнило, что на его заводах в Израиле занято более 7 тыс. работников и еще 40 тыс. – на предприятиях поставщиков концерна. Экспорт предприятий Teva в Израиле с 2000 по 2012 год составил 120 млрд. шекелей, а затраты на НИОКР и инвестиции в создание новых заводов составили 23 млрд. шекелей[12].

До сих пор новое поколение руководителей концерна, не обремененное памятью о его славном прошлом, демонстрирует полную лояльность традициям.   Вряд ли инициатором судьбоносных перемен станет председатель совета директоров Ф. Фрост, появившийся в концерне сравнительно недавно, после продажи своей фирмы концерну в  2006 году. Он всего на четыре года моложе Э. Горовица, получил медицинское образование в США, был преподавателем университета в Майами. Помимо пакета акций в «Teva» он имеет акции ряда израильских фирм в области биопрепаратов. Многие из топ-менеджеров компании также пришли в  концерн  сравнительно недавно, включая нынешнего президента и генерального менеджера Джереми М. Левина, занявшего пост президента и генерального менеджера концерна в мае 2012 года. Он начинал свою карьеру в качестве врача в клиниках ЮАР, Англии и странах континентальной Европы, имеет докторскую степень, работал в ряде ведущих фармацевтических компаний, а в «Teva» пришел с поста первого вице-президента в концерне «Bristol-Myers- Squibb». Он немало удивил менеджмент концерна, собравшийся в зале пресс-конференций тель-авивского «Хилтона», обратившись к участникам на иврите. Левин отметил, что концерн «Teva», который всегда возглавляли выдающиеся лидеры,   уникальная израильская компания, и таковой она и останется.  Два вице-президента  концерна – кадровик  И. Аврабанал и профессор И. Крински  работают в «Teva» соответственно с 2007 и 2005 года. В. Март, руководитель североамериканского направления, уроженец Чикаго и ирландский католик по происхождению, в шутку говорит, что все менеджеры концерна – кибуцники[13].  С традициями концерна наиболее связан, пожалуй, сын Горовица – Хаим, который входит в совет директоров.

 Руководство «Teva» в официальных заявлениях демонстрирует уверенность в перспективах дальнейшего процветания концерна. Для этого есть объективные предпосылки увеличение спроса на лекарства на мировом рынке. Глобальные тенденции роста жизненного уровня, увеличения численности людей пожилого возраста, являющихся основными потребителями лекарств, появление новых препаратов для борьбы с ранее неизлечимыми болезнями создают благоприятные условия для всей фармацевтики. Благоприятствуют концерну и изменения в сфере здравоохранения. Для правительств, и руководителей медицинских и причастных к медицине структур (больниц, медицинских касс, страховых фондов и т. д.) затраты на лекарства становятся все более обременительными и они заинтересованы в замене дорогостоящих оригинальных препаратов на качественные и более дешевые дженерики. Это на руку концерну и позволяет ему рассчитывать на увеличение своей доли в общих продажах на мировом фармацевтическом рынке.

Вместе с тем руководство «Teva» не может игнорировать конкретные проблемы,  которые приходится решать в последнее время. В 2013 году в многолетней борьбе с американским концерном  «Pfizer» «Teva»  потерпела крайне болезненное поражение. Две компании завершили давнюю судебную тяжбу компромиссом – «Teva» заплатит американскому конкуренту компенсацию за нарушение патентных прав при выпуске препарата Protonix, продажи которого в США составляют 2 млрд долл. в год. В рамках этого соглашения выплаты будут произведены двумя платежами в 2013 и 2014 годах по 800 млн. долл. Так что будущий отчет 2013 года не сулит ничего хорошего держателям акций концерна. Какую-то часть выплат покроет страховка на случай судебных исков и высоких компенсаций. По мнению руководителей «Teva», концерн получит компенсацию от страховых компаний в размере 560 млн. долл. Но и в этом случае размер компенсаций, которая должна выплатить «Teva» останется рекордным в истории концерна.   

 

 

 

Некоторым утешением является локальная в буквальном смысле победа в другой судебной тяжбе «Pfizer» проиграл судебные иски, в которых требовал запретить продажу аналога широко известного препарата виагра (шестым в мире по популярности препаратом), производимого «Тeva», в странах Европы, в частности в России. В США па­тент на виа­гру ис­те­чет лишь в 2020 го­ду, а в Европе срок его действия уже истекает. В про­шлом го­ду «Pfizer» за­ра­бо­тал на про­да­жах это­го пре­па­ра­та 2 млрд. дол­л., по­ло­ви­на объ­е­ма про­даж при­хо­ди­лась на американский рынок. В результате кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны дже­не­ри­ков це­на виа­гры, как ожи­да­ет­ся, упа­дет в 10 раз, что поз­во­лит су­ще­ствен­но сни­зить на­груз­ку на на­цио­наль­ные си­сте­мы здра­во­охра­не­ния. В од­ной толь­ко Ве­ли­ко­бри­та­нии в 2012 го­ду вра­чи вы­пи­са­ли 2,3 млн. ре­цеп­тов на виа­гру, что обо­шлось бюд­же­ту английского здра­во­охра­не­ния в 40 млн. фун­тов стер­лин­гов.

 

 

 

 Но  у израильского концерна неожиданно возникли новые неприятности.  Впервые в его истории произошел невероятный конфуз: пришлось срочно отозвать из французских аптек около 200 тыс. упаковок препарата, применяемого при сердечной недостаточности, поскольку в упаковках по ошибке работников французского предприятия оказался препарат, применяемый при бессоннице. Отмечено три случая смерти пациентов, принимавших  «ошибочное» лекарство, но официального подтверждения, что именно ошибка с упаковкой стала причиной смерти, пока не последовало. Вероятно, дело ограничится легким испугом менеджеров  концерна, курирующих европейское направление.

 Намного серьезнее могут быть последствия для «Teva» из-за снижения ее кредитного рейтинга известным рейтинговым агентством «Moodyיs». Последнее учло при принятии решения не только ухудшение финансовых показателей концерна, но возможные риски владельцев акций «Teva» в ближайшие годы. В 2015 году истекает срок действия патента на производство копаксона, что, скорее всего, повлечет за собой в результате усиления конкуренции уменьшение доходов  от продаж этого препарата (доля в общих продажах – 20 %, а в размере прибыли – примерно половину, поскольку издержки производства и реализации составляют 10% от его розничной цены)[14]. Пока не оправдываются надежды, связанные с завершением испытаний новых оригинальных препаратов в исследовательских лабораториях «Тeva» и приобретенного концерна «Cephalon». Вице-президент концерна Я. Деша, реагируя на  снижение кредитного рейтинга компании, в своем интервью  представителю банка «JP Morgan»  в июне 2013 года, заявил, что «Teva» собирается осуществить обширную программу реорганизации, которая позволит сократить издержки на 11,5 млрд. долл. в год. В рамках этой программы часть производства будет переведена из стран Западной Европы в восточноевропейские страны (в этой связи уместно упомянуть о строительстве завода  концерна в Ярославле), а НИОКР будут сконцентрированы по ряду наиболее перспективных направлений. Кроме того, «Teva» ограничится приобретением сравнительно небольших фирм, которые позволят ей расширить свое присутствие на азиатских и латиноамериканских рынках[15]. Последние события свидетельствуют о том, что амбициозная цель израильского концерна, провозглашенная в 2010 году, добиться очередного удвоения обьема продаж за пятилетний период, оказалась недостижимой. «Teva» превратилась в одного из крупнейших игроков на глобальном фармацевтическом  рынке, но и этот статус не гарантирует  безоблачного будущего.

 

 

 

.



[1]  The Marker. 2010. Febr. 24. P. 63.

[2] www.tevapharm.com. Teva  Reports  IV Quarter and  full Year 2012. Results.

[3] The Marker. 2010. May 5. P. 61.

[4] Ibid.

[5] www.tevapharm.com. Our Business.

 [6]  The Marker. 2010. Apr. 1. P. 19.

[7] The Marker. 2010. May 10. P. 24.

[8] The Marker. 2010. May 15. P. 7.

[9] The Marker. 2012. April 29. P. 32.

[10] www.tevapharm.com Our Business.

 [11] The Marker. 2010. Febr. 24. P. 63.

 [12] Globes. 2013. July 16.

  [13] The Marker..2011. May 5. P. 24.

[14] The Marker. 2012. Dec. 13. P. 35.

[15] The Marker. 2013. June 16. P. 23.

Поделиться.

Об авторе

Борис Дубсон

Доктор экономических наук

2 комментария

  1. Dead Admin of nizi.co.il,

    First of all, let me tell you, that you have a wonderfull website.
    My name is Debra and I’m a partner of Online Finance Investment company.

    I would like to propose you cooperation, which will allow you to receive a source of passive income.

    All you need to do is 3 simple steps:

    1. Register on the website and get promotinal links or banners.
    2. Invite your friends, using refferal links or use banners on your website.
    3. Receive % from each invited client and become rich.

    Also you can invest by yourself and receive 128% оf income in just one day!

    Invitation link: https://finservice.online/?ref=Mall (just copy and paste in your browser)
    If you have any questions feel free to contac Online Finance via contact form on website.

    Regards,
    Debra.

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.