ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЦЕНОВОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ

0

Фото: mgimo.ru
Чернер Наталья Владимировна.

Автор: Чернер Наталья Владимировна
Кандидат экономических наук, доцент
Доцент кафедры менеджмента
Одинцовского филиала МГИМО МИД РФ

e-mail:senana2010gmail.com
Cherner Nataliy Vladimirovna

Associate professor, candidate of economic sciences
assistant professor department of Management Odintsovo branch MGIMO

MID RF

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЦЕНОВОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ

Аннотация .Определено типологическое многообразие видов возмещения
при переуступке прав собственности или иных видов вещного права и показана
их корректная сводимость к условно и расширительно установленным ценам,
представленным в развёртке по времени. Привнесено типологическое
многообразие дискриминирующих признаков выделения особенного вида
управления и показано, по какому правилу локализуется ценовое управление. В
концептуальном плане рассмотрено содержательное наполнение особенного
вида управления – ценового управления организационно-институциональными
обособлениями в экономике применительно к современным российским
условиям.
Ключевые слова: экономика, управление, цена, возмещение, правило
классифицирования, универсальное представление.

INTERPRETATION OF PRICE MANAGEMENT COMPANY
Annotation. Identified typological diversity of the types of consideration for
the assignment of property rights or other proprietary rights and shows them correct
reducibility to probation and expansion installed prices shown in the scan time. It
was introduced typological diversity of discriminant signs of localization oft special
types of management and shows what rule is localized price management. In the
concept plan considered the content of special kind of management – price
management concerning organizational and institutional separations in the economy
under modern Russian conditions.

Key words: economics, management, price, compensation, rule classification,
generic view (representation).

Введение.

Одной из важнейших сфер управления на микро-, мезо- и
макроуровнях является сфера формирования (обоснования и принятия) цен на
товарную продукцию. В самом деле, банально, что в зависимости от размера
выручки (для поставщиков) или размера издержек (для заказчиков) финансово-
экономические результаты любого субъекта правоотношений, будь то
физические, юридические или иные лица типа государств, по меньшей мере,
финансово-экономическое состояние и финансово-экономические результаты
будут очень существенно разниться. Данное утверждение является

2
распространяемым на любые известные схемы ценообразования, коих принято
насчитывать ныне по меньшей мере более пятидесяти. Однако достаточно
часто наряду с обычными «ценовыми» схемами возмещения применяются
другие – из числа наиболее широко распространённых следует упомянуть,
прежде всего, тарифную и отчислительную, причём отчислительная схема
имеет достаточно много версий. Кстати, и цена тоже не обязательно
соотносится с одномоментным возмещением – достаточно вспомнить
общеизвестную схему рассрочки платежей заказчика (порционную оплату).
Можно себе представить и вовсе не экзотические случаи, когда размер
возмещения является нулевым или даже отрицательным. Так, например, в
рамках проведения рекламных акций некоторое количество товарной
продукции нередко просто дарится, а, в некоторых случаях, например, в рамках
публичного тестирования товарная продукция переуступается поставщиком
заказчику формально и фактически с доплатой (возникающие дополнительные
обременения здесь обсуждать не совсем уместно тематически). Распространены
и схемы бартерных возмещений. Соответственно возникает концептуальная
интерпретационная проблема – либо организовывать и осуществлять
унифицированное ценовое представление, либо же для каждой схемы создавать
уникальный управленческий инструментарий. Поэтому проблематика
корректной интерпретации ценового управления – как локального или же
могущего универсализовать все схемы возмещений – является достаточно
актуальной и видится пока ещё не решённой ни на практике, ни в теории
Характерным для любой рыночной экономики является разовое или
систематическое производство некоторой одинаковой или многообразной
товарной продукции, которая затем возмездно переуступается поставщиком
товарной продукции её заказчику по некоторой однозвенной или многозвенной
цепочке задействованных субъектов.

Разумеется, глобальное построение системы отношений собственности,
схожее с введённой, например, в [1] схемой, является, скорее всего,
усложнённым. Однако во всех случаях выделяются переуступаемая товарная
продукция и возмещение за неё, хотя, конечно, позиционирование этих
объектов видится в общем случае условным – наглядный пример этой
условности рельефно просматривается при бартере.

При этом самым «левым» субъектом в цепочке поставщиков является
производитель (в широком смысле) товарной продукции, а самым правым в
цепочке заказчиков – её «потребитель», тоже в самом широком смысле.
Отметим, что в содержательном плане производство и потребление
товарной продукции порой очень часто понимаются достаточно примитивно.
Производитель считается осуществляющим некую производственно-
технологическую деятельность, а потребитель признаётся применяющим эту
товарную продукцию для обеспечения или извлечения некоторой пользы для
себя. Вместе с тем на практике известны и многочисленные ситуации, когда
производитель товарной продукции вообще-то её и не производит, не
предпринимает целенаправленных физических действий, бездействует –
например, он её некоторым образом обнаруживает, а иногда она у него

3
возникает даже помимо его воли. Точно также не всё очевидно и с
потребителем – например, потребление товарной продукции может быть
абсолютно пассивным. В том числе она может просто храниться у потребителя
или даже уничтожаться потребителем. В этом случае полезность товарной
продукции для потребителя оказывается совершенно нетривиальной. Поэтому
понятия «производство» и «потребление» являются скорее не смысловыми, а,
прежде всего, позиционирующими статус субъекта в кортеже или цепочке его
контрагентов.
Таким образом, в общем случае имеется цепочка (этот термин
применяется в теоретических построениях и на практике чаще, нежели чем
«кортеж») некоторых субъектов правоотношений: S 1 , …, S n ., причём заведомо
известно, что n > 1. И даже вполне возможна ситуация, когда n → +∞
(например, когда конечный заказчик неизвестен, и им может стать любой
субъект правоотношений неограниченное число раз). Здесь случай, когда
субъект правоотношений производит товарную продукцию для собственных
нужд, не рассматривается (например, как это бывает при выполнении так
называемых поисковых и задельных НИОКР), ибо российское
законодательство (тот же Гражданский кодекс Российской Федерации) не
предусматривает варианта, когда поставщик и заказчик товарной продукции –
одно и то же лицо. Кстати, и Налоговый кодекс Российской Федерации также
не рассматривает такого рода манипуляции. Поэтому выходить за рамки
действующего законодательства видится недопустимым даже в интересах
глобализации абстрактных концептуальных построений.
Соответственно: S 1 — это производитель, S n — это потребитель, S 1 , …, S n-1 –
последовательно поставщики, а S 2 , …, S n – последовательно заказчики товарной
продукции. Разумеется, в общем случае эта цепочка является ветвящейся, в
некотором смысле бифуркационной (возникает визуальный аналог известной в
ядерной физике цепной реакции с одной начальной точкой), особенно если
выделяются партии товарной продукции – сначала, например, выделяется
эксклюзивная продажа, потом – оптовая, потом – мелкооптовая, потом —
розничная. Однако для излагаемых построений это совершенно несущественно
– достаточно проследить хотя бы одну, совершенно произвольную цепочку
субъектов правоотношений для одной элементарной единицы товарной
продукции.
При этом для каждой пары субъектов {S i , S i+1 ; i = [1, n-1]} подлежит
заключению некоторый договор в общем случае возмездной переуступки
некоторого объекта товарной продукции. Заметим, что описанное не зависит от
того, в рамках какого из видов вещного права производится переуступка
товарной продукции. Поэтому для краткости в дальнейшем изложении будем
полагать, что переуступка производится в контексте права собственности в
любом из семи известных сочетаний его компонент – права владения,
пользования и распоряжения. И договор – двусторонний.
Возникает естественный вопрос о конкретизации договорной схемы
переуступки товарной продукции. Как известно, переуступить товарную
продукцию можно вообще-то неограниченным числом договорно

4
установленных способов – как общеизвестных, традиционных, так и вновь
сформированных. Согласно действующему Гражданскому кодексу Российской
Федерации многообразие договоров переуступки прав собственности является
открытым, и контрагенты вправе в свободном порядке ввести новый вид
договора или же использовать известный. Однако, несмотря на такую
абсолютизацию свобод, законодательство требует в обязательном порядке
определять размер возмещения, хотя и в несколько некорректной форме
требования по обязательности установления договорной цены.
Наиболее распространёнными при переуступке товарной продукции
являются договоры поставки, купли-продажи, дарения, бартера. Договоры на
выполнение НИОКР и технических работ – вообще-то тоже по смыслу
договоры поставки результатов работ, ибо от их исполнителя требуются
результаты для заказчика, а не сам факт процессного выполнения работ.
Однако во всех случаях договор переуступки товарной продукции
должен существовать. Вопрос о его форме и обязательности регистрации и т.д.
– отдельный. Поэтому далее для определённости будем в основном
оперировать термином «договор поставки».
Видовая локализованность товарной продукции тоже может быть
исключена из построений. Гражданский кодекс Российской Федерации
определяет открытым многообразие объектов вещного права, доступным для
свободного расширения субъектами правоотношений, хотя и определяет
довольно большое число типовых видов объектов собственности – см.,
например, систематизацию в [1].
Наиболее распространёнными являются следующие терминологические
трактовки «ценообразных», «ценоподобных» характеристик возмещений:
— цена как стоимостный эквивалент возмещения заказчика поставщику за
материальный объект, право, ценную бумагу, объект интеллектуальной
собственности и т.д. Рассматривать здесь широкое многообразие цен
нецелесообразно, ибо на обсуждаемые построения способы или методы
ценообразования никоим образом не влияют;
— тариф как стоимостный эквивалент возмещения заказчика поставщику
за оказанную (или предоставленную) услугу;
— вид и размер бартерного возмещения как материального эквивалента
возмещения заказчика поставщику за товарную продукцию. В этом случае
особенно высока неопределённость: где же товарная продукция, а где же
возмещение. Несомненно, что бартерные сделки могут подразумевать
интерпретацию обмениваемых объектов не как стоимостей, а как
потребительных стоимостей, но учёт результатов бартерных сделок всё равно
должен производиться в стоимостных эквивалентах;
— величина отчислительного возмещения как некой долевой переуступки
заказчика поставщику от финансово-экономических результатов своей
деятельности в стоимостном эквиваленте – например, доли образованной
чистой прибыли. Такие схемы распространены в области оперирования с
франшизами и в так называемой исламской банковской сфере, когда взамен
ставки ссудного процента часто определяется перечисляемая заимодавцу доля

5
образовавшейся у заёмщика чистой прибыли. Следует отметить, что в этом
случае величина стоимостного эквивалента возмещения определяется не
априорно, как в предыдущих случаях, а апостериорно. Конечно, могут быть
введены ограничения типа «такой-то процент прибыли заказчика, но не менее,
чем столько-то денежных единиц». Известны варианты и бартерного
отчисления – например, как это нередко наблюдается при уборке урожая
(«каждая десятая корзина — сборщику»).
Отдельно стоит вопрос, относить ли к ценовому управлению
регламентации по установлению ценообразных характеристик, которые могут
вводиться:
— законодательными нормами (ныне таких ограничений вроде бы
формально нет, ибо Гражданским кодексом Российской Федерации
провозглашена свобода договорных цен, хотя теми же федеральными законами
по государственной контрактации введены существенные ограничительные
регламенты);
— федеральными нормативно-правовыми документами общего вида;
— вердиктами антимонопольных органов;
— постановлениями судебных органов;
— решениями налоговых органов, которые ныне устанавливают рамки
вариабельности цен для случая аффилированных субъектов, например,
входящих в корпоративные группировки холдингового типа;
— учредительными документами субъектов правоотношений – прежде
всего юридических лиц;
— регламентами проводимых конкурсов (тендеров) и аукционов.
В принципе, это – тоже ценовое управление, но только внешнее ценовое
управление, управление из внешней по отношению к контрагентской среды. А
само установление цен – это внутренне, контрагентское управление.
С учётом очевидности субъектов правоотношений, которые могут
осуществлять и осуществляют внешнее ценовое управление, данный вид
ценового управления рассматривать не будем, ибо сами контрагенты договоров
на них легитимно повлиять не могут, тем более в реальные сроки.
Самими возмещениями выступают или денежные средства, или иные
объекты иных видов собственности, а более широко – вещного права. Однако в
современных российских условиях неденежные формы возмещения за
товарную продукцию порождают практически неразрешимые налоговые
проблемы, поэтому все возмещения будем количественно оценивать в
стоимостном эквиваленте. Естественно, что в случаях бартерной схемы и
отчислительной схемы с натуральными отчислениями такая оценка будет
исключительно расчётной, ибо фиксируемые документально поступления
денежных средств производиться не будут.
Естественно, что возмещения с ценообразной формой и значением С(t ij )
могут производиться только в некоторые дискретные моменты времени
{t ij ; i = [1, n-1]; j= [1, m]}, где m – число моментов осуществления таких
возмещений. Например, упомянутая дискретизация может быть связана с
организационным феноменом «банковских дней». Вариант множественного

6
перечисления денежного возмещения в течение одного минимального
хронологического периода (например, дня) выглядит слишком неординарным
для того, чтобы его отдельно рассматривали. Хотя формально никто не мешает
рассматривать неординарный поток платежей. Такие ухищрительные
инструменты иногда используются на практике, когда перечисления большого
размера разносятся на синхронно осуществляемые платежи небольших
размеров.
При этом величины расширительно интерпретируемых цен С(t ij ) могут
иметь произвольный знак и произвольный размер (если, конечно, не считать
физических ограничений типа лимитов доступных денежных средств и
ограничений здравого смысла).
Тогда любые возмещения в рамках договора поставки для каждой пары
субъектов «поставщик-заказчик» {S i , S i+1 ; i = [1, n-1]} будут представляться в
следующем виде в стоимостном исчислении или эквиваленте:
{С(t ij ), i = [1, n-1]; j= [1, m]}.
В самом общем случае в это представление добавляются индексация
номера договора, вида товарной продукции, её модификационные исполнения и
т.д.
Соответственно видно, что расширительно интерпретируемая цена по
своему формализованному представлению практически тождественна
стереотипно трактуемой цене. Только в случае стереотипно трактуемой
фактически получается частный, вырожденный случай: m = 1.
Введённая интерпретация цены предпочтительна по следующим
соображениям:
— она инвариантна по отношению к виду характеристики возмещения;
— она инварианта по отношению к размерам возмещения и размерности
возмещения (валюте возмещения);
— она допускает любые изменения (по моментам времени, валюте и
размеру) при пересмотре ценовых условий договора;
— она может учитывать разного рода надбавки, скидки, штрафы, пени,
неустойки и т.д.;
В результате по всей цепочке возникает ленточный график платежей-
возмещений.
Рассмотрим теперь, каким образом можно локализовать
специализированное – ценовое управление. Такая локализация возможна для
различных организационно-институциональных уровней управления [2],
включая случай корпоративных группировок типа российских холдингов [3].
Общеизвестно, что любое управление характеризуется:
— целями;
— управленческими воздействиями;
— внешними условиями;
— запрещениями по степени достижения целей и управленческим
воздействиям;

7

— горизонтом управления.
Оно в принципе может также определяться и другими характеристиками.
Соответственно указанные факторы являются дискриминирующими
различные аспекты и далее – виды управления.
Очевидно, что цели управления для случая предприятия или холдинга
являются универсальными практически для всех видов специализированного
управления.
Единственное, что позволяет локализовать в данном случае управление –
это характер управленческих воздействий. Остальные же признаки позволяют
дифференцировать ценовое управление (например, на стратегическое и
тактическое; на оперативное, краткосрочное, среднесрочное и долгосрочное;
для условий монополизированности и немонополизированности; на обычное и
антикризисное и т.д.).
Соответственно ценовое управление – это управление, где в качестве
управленческих воздействий выступают назначения цен в расширительной
интерпретации.
Выводы. С учётом изложенных выше соображений видится
обоснованным сделать следующие выводы:
— в настоящее время в условиях российских экономических реалий
обязательным является возмещение со стороны заказчика поставщику за
поставленную товарную продукцию независимо от его денежного или
неденежного характера, определяемое по условиям возникновения и размеру
заключаемым ими договором;
— ценообразная характеристика этого возмещения является
множественной, но корректно сводима к кортежу (последовательности)
размеров разовых перечислений денежных средств заказчиком поставщику в
некоторые дискретные моменты времени. Эта интерпретация учитывает и
околоценовые условия договоров (штрафы, пени, неустойки и т.д.), а также
пересмотры ценовых условий договоров;
— значения указанных разовых перечислений могут быть теоретически
произвольными, ограниченными лишь физическими границами;
— стереотипная интерпретация цены товарной продукции является
частным случаем расширительной интерпретации, получаемым посредством
введения единственности момента перечисления возмещения;
— видовое многообразие управления определяется рядом базовых
признаковых характеристик управления, в числе которых непременно
выступает характер управленческих решений;
— ценовое управление определяется как управление, в рамках которого
принимаются управленческие решения и реализуются управленческие
воздействия по ценам на товарную продукцию в расширительной
интерпретации.

8.
Список ссылочных источников

1. Дмитриев О.Н. и др. Стратегическое управление корпорацией
(фундаментальные и прикладные проблемы) / 2-ое изд., испр. и доп. – М.: МАИ
и Доброе слово, 2013 – 573с.
2. Демченко О.Ф. Методология математического моделирования
организационных структур авиационно-промышленного комплекса Российской
Федерации – М.: КноРус, 2011 – 315с.
3. Чернер Н.В. Внутрикорпоративное ценовое управление в условиях
полипередельного производства – М.: Гном и Д, 2004 — 107с.

Поделиться.

Об авторе

Natalia Cherner

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.