Адвокат Лебинсон: люди с ограничениями, выходящие на работу, попадают в ловушку

0

Борцы за права людей с ограниченными возможностями продолжают вести борьбу за повышение пособий по инвалидности. Однако они отстаивают в первую очередь интересы тех людей с ограничениями, которые имеют 100-процентную нетрудоспособность и получают пособие в полном размере, то есть 2342 шекеля в месяц (на сегодняшний день).

Но не менее важно решение проблем людей со степенью нетрудоспособности от 60 до 74%. Они получают пособия по инвалидности лишь в частичном размере. Речь идет о суммах от 1405 до 1733 шекелей в месяц, в зависимости от степени потери трудоспособности.

Кроме того, эти группы людей с ограничениями лишены различных льгот, которые получают инвалиды со 100-процентной нетрудоспособностью. У них нет скидки на муниципальный налог и воду, нет освобождения от выплат в Институт национального страхования («Битуах леуми»), они не получают пособие на оплату аренды жилья.

По мнению адвоката Изольды Лебинсон, которая специализируется на исках против «Битуах леуми», существует дискриминация этих групп людей с ограничениями по сравнению с теми, кто имеет 100-процентную нетрудоспособность.

 

«Битуах леуми» убеждает людей с ограниченными возможностями выходить на работу, утверждая, что суммарный доход от работы и от пособия всегда будет выше размера одного лишь пособия. При этом в Институте национального страхования уверяют, что, если человек начнет работать, установленный процент нетрудоспособности останется прежним.

Между тем, согласно поправке к Закону о национальном страховании от 2009 года («закон Ларона»), если доходы от работы превышают определенную сумму, то пособие начинают урезать. А те, чьи доходы от работы превышают 5804 шекеля, и вовсе не имеют права на пособие. «Закон Ларона», который призван был стимулировать людей с ограничениями выходить на работу, не привел к желаемому результату. По данным Института национального страхования, только 22% людей, получающих пособие по инвалидности, работают.

По мнению Изольды Лебинсон, обещания Института национального страхования – это ловушка. «Битуах леуми не хочет платить и держать людей на пособиях. Его цель – чтобы люди, несмотря на свои заболевания, вышли на работу, доказывая, что они трудоспособны. Люди идут работать из последних сил, думая, что они смогут одновременно хоть чуточку работать и получать пособие. Однако «Битуах леуми» пересматривает их дела и снижает им пособие на основании того, что они работают. Таким образом многие люди теряют пособие. Стоило бы отменить «закон Ларона» с целью помочь людям с ограничениями зарабатывать и жить достойно», – считает адвокат.

О том, как сегодня вынуждены жить люди с ограничениями со степенью нетрудоспособности от 60 до 74%, в интервью NEWSru.co.il рассказали репатрианты из России и Украины Оксана М. и Евгений Т.

45-летняя репатриантка из России Оксана М. стала инвалидом год назад, после того как у нее произошло сильное обострение язвенного колита. Женщине была установлена степень нетрудоспособности 74%. Оксана не работает. Ее единственный доход – это пособие по инвалидности в размере 1733 шекеля в месяц.

По специальности Оксана бухгалтер. Она репатриировалась шесть лет назад и бралась за любую работу. Женщина была горничной, рабочей на заводе, сиделкой, уборщицей, координатором в кадровом агентстве, где трудоустраивала новых репатриантов.

«Я бы и сейчас с удовольствием работала, но я могу делать это только из дома. А служба занятости такую работу не предлагает», – говорит наша собеседница. «Я сижу на шее у своей 23-летней дочери, которая работает и учится. Она спит по 4-5 часов. Дочь зарабатывает порядка двух тысяч шекелей в месяц. Наших доходов едва хватает на то, чтобы заплатить за аренду квартиры и купить самые необходимые продукты. Без дочери я вообще окажусь на улице, так как не смогу платить за съем», – продолжает Оксана.

В настоящее время репатриантка проживает Кирьят-Яме. По словам женщины, у нее нет никаких льгот, кроме скидки на муниципальный налог. Ей приходится экономить на воде и электричестве, она отказывает себе в приобретении некоторых лекарств. В целях экономии она решила отказаться от телевидения. По словам Оксаны, она нуждается в помощи сиделки, так как не может самостоятельно ходить за покупками и делать уборку. Однако Институт национального страхования отказывается выделять ей средства на оплату услуг сиделки.

Несмотря на тотальную экономию, у Оксаны накопились задолженности по муниципальному налогу, за электричество, воду и аренду квартиры. Порядка 50 тысяч шекелей она должна банку. «Мы уже всем должны, и неоткуда взять деньги», – говорит женщина.

Репатриантка пыталась добиться повышения степени нетрудоспособности, однако, получила отказ. «Я нахожусь в замкнутом круге. У меня нет нормального пособия по инвалидности, на которое можно было бы жить, и нет возможности подработать», – сказала она.

65-летний репатриант из Украины Евгений Т. живет в Израиле 23 года. По образованию он фотограф, но после репатриации работал столяром. 15 лет назад мужчина стал инвалидом из-за нарушения работы опорно-двигательного аппарата.

Ему была установлена степень нетрудоспособности 65%. Евгений получает пособие по инвалидности в размере 1522 шекеля и пособие на передвижение – 342 шекеля. Никаких льгот, по словам мужчины, у него нет. «Я экономлю на еде и на одежде. Уже 15 лет не был в ресторане», – говорит он.

Евгений работает сторожем. Получает около 3,5 тысячи в месяц. «Этого хватает, чтобы заплатить за аренду квартиры. Но с возрастом работать все тяжелее», – говорит он. Из-за инвалидности ему пришлось искать работу, не связанную с ежедневными физическими нагрузками. Работа в охране – единственное, что ему удалось найти.

«Когда я получал пособие по безработице, меня посылали на якобы сидячую работу, но выяснилось, что на самом деле она связана с подъемом тяжестей. Я не смог там работать», – говорит Евгений. По словам мужчины, от своего нынешнего работодателя он скрывает наличие инвалидности, так как опасается потерять работу. Евгений утверждает, что среди его знакомых есть люди, которых уволили из-за наличия инвалидности.

Несмотря на ухудшение состояние здоровья, Евгений также не спешит подавать в «Битуах леуми» прошение о повышении процента нетрудоспособности, так как боится, что его могут лишить и того, что у него есть. По словам нашего собеседника, однажды он уже оказался в такой ситуации.

«Был период, когда мне на три года дали 100-процентную нетрудоспособность. Я получал 2250 шекелей месяц. Но этих денег не хватало, и я подрабатывал. А когда я пошел на комиссию, чтобы продлить инвалидность, меня и вовсе ее лишили, заявив, что я здоров, хотя мое состояние нисколько не улучшилось. Мне пришлось обратиться в суд, чтобы вернуть хотя бы те 65%, которые у меня были до этого», – рассказывает он.

Материал подготовила Елена Зиссу

Иллюстрация: НЭП

http://www.newsru.co.il/israel/05nov2017/inv_105z.html

 

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.