Не наш, не еврейский праздник

0

Автор: Мириам Свердлов

Взгляд назад , в детство … Перед Новым годом подумалось .

У наших соседей по коммунальной квартире , с их тремя детьми Юркой , Андрюшкой и Илзе — спутниками моего детства , разумеется , всегда ставили ёлку . Мало того , у Андрюшки 24 декабря был день рождения . Он был на год старше меня и все в шутку называли его моим женихом .

» Жених » , которому было лет 5-6 , прибегал со двора , где практически мы паслись целыми днями , весь чумазый , грязный , мокрый . » Andri’t , tevi pat pazi’t nevar ! ( Андрюша , тебя и не узнать !) » — разводила руками его мама , тётя Цинис . На что Андрюшка ей отвечал : » Pe’c dre’be’m , mamin’ , pe’c dre’be’m ! ( по одежде , мамочка , по одежде !) «.

Нам с сестрой родители ёлку не покупали: мы знали — это не наше . Но в украшении соседской ёлки и праздновании Андрюшкиного дня рождения мы участвовали обязательно ! В памяти , конечно , ёлочные игрушки , которые извлекались из картонной каробки , где они были завёрнуты в вату и старые газеты , чтобы не разбились . Какие -то ленты , самодельные гирлянды и бумажные цепи . Тоненькие свечки в клипсах — подсвечниках . И кусочки ваты — » а ля снежинки», которыми мы эту ёлку щедро украшали . Электрическх лампочек — гирлянд в те далёкие годы ещё не было . Свечечки зажигали спичками , очень осторожно . Бывало , от них загоралась ватка — снежинка . А иногда огонь прихватывал и хвою . Тогда разливался по комнате удивительный , незабываемый запах — запах новогодней ёлки . Мы все вместе пели » Reiz mez’a’ dzima egli’te — В лесу родилась ёлочка » , и это детское ощущение красоты , праздника и счастья не забыть никогда . Могли ли мы , дети , тогда знать и понимать , как тяжело приходилось взрослым в те послевоенные годы . Конечно нет . У нас было наше детство , далеко не шикарное , но с нашими маленькими детскими радостями . Если бы можно было тогда заглянуть в будущее …

Андрюшка , мой » жених » , разбился на мотоцикле в тот день , когда он ехал вместе со старшим братом Юркой к своей сестре Илзе на свадьбу . Юрка остался жив . Свадьбу отложили на год . Илзе стала врачом , Юрка инженером . И оба они , брат и сестра , стали врагами и больше не общаются . Моей сестры нет уже 13 лет , и похоронена она в Германии . Я живу в Тель-Авиве . Вот такая странная штука жизнь …


Предновогодний рассказ
**********************************
ЁЛКА

Моя мечта работать в рижской филармонии осуществилась , и я была безмерно счастлива и горда этим .Тем более , что приняли меня вне конкурса , без всякого блата или знакомства , честно . И в трудовой книжке , под записями о моей недолгой трудовой деятельности в различных учреждениях , появилась новая : » принята в качестве артистки филармонии » . Но оказалось , что почивать на лаврах было рано. В Гос. хоре действовала конкурсная система . Раз в год устраивалось прослушивание каждого певца и если что-то шло не так , то увольняли за профнепригодность . Никого не интересовал стаж , заслуги и прочие достоинства , главное , надо было ПЕТЬ ! И петь хорошо . Человеческий голос , вернее , голосовые связки очень чуткий инструмент . Можно сфальшивить , дать петуха . Можно забыть от волнения текст , попасть не в ту ноту или тональность . Всякое бывало . Зимой , например , по дороге на концерт или в радиокомитет на запись , надо было всю дорогу молчать , чтобы в горло не попал холодный воздух и связки не застудились . Да мало ли … Так же , как пианисты и скрипачи должны были беречь руки , так вокалисты берегли своё горло .
Таким образом , устраивался конкурс — ежегодное чистилище и нервотрёпка : уволят – не уволят . Желающих занять вакансию всегда было достаточно . Естественно , все дрожали , боялись и волновались перед таким событием . В одночасье лишиться престижной работы и неплохой зарплаты никто не хотел .
В большом зале восседала комиссия из филармонического начальства , солистов , партийного и профсоюзного актива . Все с важными , строгими лицами . А за сценой топтались певцы , взволнованные , бледные , трясущиеся . Наконец пришла моя очередь идти » на казнь » . Я вышла на сцену , встала у рояля , аккомпаниатор поставил ноты и приготовился , ожидая моего кивка .


Бенджамин Бриттен (Перселл ) » Слаще , чем розы … » , объявила я . Слащавый текст этого произведения , довольно сложного для исполнения технически и в быстром темпе , был о том , что » слаще , чем розы был для меня твой поцелуй … » . О Господи , какие розы , какой поцелуй , когда во всём теле мандраж и полуобморочное состояние ! Сердце моё переместилось в горло и там бешено колотилось , во рту пересохло , колени вдруг ослабли и мелко дрожали . Всё , конец ! И как раз в этот момент послышался какой-то шум около дверей . Я — то со сцены видела эту дверь , а уважаемая комиссия нет . И все мои судьи повернули головы и развернулись в сторону двери , которая открылась и …

Рабочие стали затаскивать в помещение огромную ёлку ! Все заулыбались . За те несколько минут , пока мою спасительницу — ёлку устанавливали , я успокоилась , вся собралась , сосредоточилась , страх ушёл . В итоге спела хорошо . После этого прослушивания мне стали поручать сольные партии . Представляете , моё сопрано на фоне большого многоголосого хора и оркестра ? Даже не верится . Но честное слово , это было . И было очень здорово . А ведь всё из-за ёлки ! Вот такая новогодняя история .
С наступающим Новым Годом , мои дорогие , пусть он будет хорошим для всех !

Иллюстрация: oringo.com.ua

Поделиться.

Об авторе

Мириам Свердлов

Закончила рижское муз. училище им . Яз. Мединя , вокальное отделение

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.