Эхо массового расстрела более 25 тысяч евреев в Румбульском лесу Риги 8.12.1941.

0

MIRIAM

Мириам Свердлов

В ГЕРМАНИИ

Я отношусь к послевоенному поколению , выросшему на рассказах родителей , на старых уцелевших фотографиях родных , бабушек , дедушек , дядь и тёть , с неизменным » погибли в гетто , не вернулся с войны …» . Наши потомки к тем событиям уже относятся всё более прохладно и с меньшим интересом . Так мне кажется . Это неизбежно . Время всё притупляет. Моя племянница с семьёй живёт в Германии , моя очень близкая подруга тоже там . Им хорошо , они устроены , привыкли , язык пошёл , дети учатся . И все они горой за свою новую родину . Пусть так , пусть им будет хорошо … Говорят , что немцы сейчас не те , другие : хорошие , раскаявшиеся , любезные , сердечные . Может быть . Но у меня к ним чувство , как к уголовнику , который исправился : и хочется ему верить и доверять , но внутри всегда остаётся сомненье …

В 80-х годах мы с мужем , путешествуя по Европе , прилетели в Мюнхен . Очень красивый город , ничего не скажешь . Как и вся Германия , чистенькая , нарядная , аккуратная . Природа сказочная , бесконечные озёра , горы , леса , одним словом — пастораль . Всё чинно , культурно . Я никак не могла отделаться от мысли — » господи , за что им , немцам , такая жизнь , такая земля , такое благополучие ? » . Мы у себя , в Израиле , всё время варимся , как в паровом котле , сидим на пороховой бочке , войны , терракты … А тут такой рай …

Посоветовали нам снять циммер в маленьком курортном городке Бадвизее , недалеко от Мюнхена . Городок , как из немецких народных сказок , на берегу живописного озера . Кругом горы , лес . А воздух , а погода ! Циммер который мы сняли , был безупречно чист . Великолепное постельное бельё , огромные , мягкие пуховые подушки и перины . Можно было утонуть в постели от счастья и удовольствия . Завтрак входил в счёт , и мы спускались по утрам в столовую , где пожилая хозяйка немка подавала свежайшие продукты — объеденье . Кроме нас в хозяйском доме , насчитывающем много комнат , были ещё отдыхающие . К нам за стол подсела пара немцев , муж и жена , очень пожилых . Мой муж , рождённый ещё до войны в очень богатой семье и имевший в детстве бонну , говорил на hoh- дойч , т.е. свободно владел немецким , и тем самым очаровал нашу хозяйку и сидевшую с нами за столом пару . Те поинтересовались , откуда такой немецкий язык у израильтянина . Муж сказал , что вообще-то он родом из Латвии , а там до войны …

— Да , — сказала старушенция , сделав скорбное лицо — Страшная была война … Мой бедный брат погиб под Сталинградом …

— Мои две сестры погибли в рижском гетто , — ответил мой муж .

Мы встали , сказали » всего хорошего » и ушли . Больше с этой парой мы не встречались . Видимо , они съехали или стали приходить завтракать в другое время .

 

ШКАТУЛКА
После войны моя семья жила в общей квартире , коммуналке , с латышской семьёй — супружеской парой и их тремя детьми , Юркой , Илзей и Андрюшкой .То время , когда мне было лет 5-6 ( моя сестра была старше меня на пять с половиной лет) , помню достаточно хорошо. Соседские дети тоже были соответственно такого возраста , и мы с сестрой с ними были неразлучны . Играли вместе дома , носились по комнатам , по длинному коридору и кухне , гуляли во дворе , ходили в кино , в парки , вобщем , были просто как родные . От них у меня отличный латышский без акцента . Они все хорошо учились , рисовали , а я , самая младшая из них , была как хвостик в этой дружной компании , и многому у них тогда научилась . Илзе меня даже » устроила » в кружок по художественной гимнастике в своей замечательной латышской 50-й школе на ул. Сарканармияс . Ходили мы с сестрой туда и на все школьные вечера . Короче , все мы были не разлей вода . Родители их , » онкулс » и » тантите » , как мы с сестрой их звали , были тихие , скромные , интеллигентные люди . Онкулс Цинис был инженер , тантите Цинис не работала : трое детей всё-таки . Бедные были , как церковные мыши! Нередко мама делилась с ними продуктами , всегда угощала детей всем , что готовила для нас . И оглядываясь назад , в те далёкие-далёкие годы , могу сказать , что у нас на то время была идеальная коммуналка . Никогда не было ссор или разговоров на повышенных тонах .
Однажды моя сестра – подросток зашла к нашим соседям . Они с Илзе были одногодки и закадычные подружки . О чём девчонки там шептались , откуда мне было знать , но Илзе не удержалась и , видимо , нарушила , строгий запрет своих родителей . Она выбрала из глубин старого шкафа большую шкатулку . Когда шкатулку открыли , то моя сестра увидела , что там полно ценных вещей , украшений из золота , драгоценных камней . Там , среди прочего блеска , были магендавиды разных размеров , медальоны , покрытые эмалью с изображением Моше Рабейну со скрижалями и еврейскими буквами …
Вот , пожалуй , и всё . И весь мой рассказ .
P.S. Этот рассказ мой не новый. Когда-то я его ставила на просторах интернета . Тогда получила довольно много отзывов , типа: » А откуда у ваших соседей оказалась эта шкатулка ? » , » А может , ваши соседи не знали ?…» , » А может , они где-то нашли ?.. » и т.д. Я пыталась ответить непонимающим , что там было награбленное еврейское добро , но те , кто спрашивали , вряд ли поняли мой ответ да и сам рассказ …

Иллюстрация: poltora-bobra.livejournal.coм

Поделиться.

Об авторе

Мириам Свердлов

Закончила рижское муз. училище им . Яз. Мединя , вокальное отделение

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.