Тупость и злодейство, запретная связь

0

812d441964bccbe0471a872513a61896

22.11.2015  Автор: Гай Бехор Фото:предоставлено автором

В чем заключалась главная идея Максимилиана Робеспьера? В том, что французскую революцию и только что провозглашенную республику необходимо сохранить любыми средствами, включая запугивание и убийства. Возвышенная цель оправдывает любые средства. Робеспьер назвал это «моралью террора».

Согласно докладу «О принципах политической морали», прочитанному им перед Конвентом в феврале 1794 года, во имя возвышенных политических целей не только все позволено, но даже и необходимо. И потому в те годы было вынесено порядка шестнадцати с половиной тысяч смертных приговоров, как правило, об отсечении головы на гильотине. Все — ради «сохранения принципов революции». Горькая ирония в том, что один из этих приговоров был вынесен и самому Робеспьеру. Он расплатился жизнью за свои возвышенные принципы.
Для Робеспьера высокие цели заключались в счастье людей, наслаждении свободой, в равенстве и справедливости для всех. Но тех, кто противился этому, необходимо было казнить, обрушить на них всю мощь террора.

Такой вот парадокс, в котором увязло либеральное движение с тех пор и до наших дней — если ты хочешь свободы и справедливости, нельзя казнить людей направо и налево, поскольку тот, кто подобным образом карает несогласных, не сумеет достичь ни свободы, ни справедливости.

Лишения должны были привести к добродетели, но на деле эта самая добродетель ведет только к лишениям.

Робеспьер стремился создать «добродетельную республику» (republique de la vertu), и, чтобы достичь этого, он призвал «расправиться с врагами революции». Но если ты расправляешься с «врагами революции», то это уже не «добродетельная республика». В добродетельной республике нельзя просто так расправиться с врагами революции. Эта «мораль» противоречит морали здравого смысла (contra bonos mores).
Теперь мы наблюдаем сплетение двух наследников Робеспьера: радикальный ислам, способный ради своих целей пойти на все — этакое олицетворение злодейства, и религию политкорректности, также готовую ради своих целей на все, при этом с брутальностью даже более изощренной, чем у радикального ислама, и это — олицетворение тупости.

Они взаимосвязаны друг с другом, тупость защищает злодейство и наоборот. Но все это лишь до определенного момента. История учит нас тому, что злодейство рано или поздно всегда пожирает тупость. И в этом причина того, что Европа, в сущности, уже обречена.

И где теперь происходит этот эксперимент продолжателей Робеспьера, как не в стране Робеспьера, в той самой «добродетельной республике»…

1. ИГИЛ — это своего рода механизм психологической защиты, отрицание. Так просто было этому бледному, растерянному человеку, президенту Франсуа Олланду провозгласить, что резня в Париже в конце позапрошлой недели была «военным актом армии Исламского государства». Он описывал эту армию как внешнюю, чужую, которую можно разгромить, но, к большому несчастью для него, это все — лишь отрицание очевидного.

На самом деле, это не ИГИЛ, а его собственные французские граждане, мусульмане, не чужая армия какого-то далекого «Исламского государства», а часть его собственного французского общества, которое продолжает неумолимо соскальзывать в пропасть гражданской войны.
Эта мысль так ужасает французские власти, что они прячут ее за тенью ИГИЛа, превращающегося для них в убежище, а не угрозу. Как легко обвинить ИГИЛ, это ведь освобождает от собственных грехов. Как легко сказать, что угроза снаружи, а не изнутри. Но, увы, горькая правда заключается в обратном. Во Франции уже около десяти миллионов мусульман, точнее, примерно 12% населения (почти как в Израиле, где их 13%). И многие из этих мусульман отнюдь не проливали слезы после парижской резни. А ведь достаточно всего нескольких тысяч бунтующих, чтобы разрушить целое общество.

В чем французам так трудно признаться? В том, что «французской нации» больше не существует. И потому ИГИЛ — это, по сути, бегство от самих себя, бегство от ужаса перед самим собой. То же верно и для Асада, и для Эрдогана с его курдами, для иорданского короля Абдаллы, и для остальных европейцев. Бегство от того, у чего нет решения. Сказать «ИГИЛ» — это сегодня так политкорректно, но, очевидно, никто на самом деле не собирается воевать с «Исламским государством».

Сказать «ИГИЛ» — это значит верить, что «французский народ» по-прежнему существует.

2. Французское правительство в западне. Если вступят с армией в Сирию, будет много убитых, и своих солдат, и местных. Тогда секторальное брожение во Франции подскочит до небес. Если же не вступят — брожение тоже возрастет и еще сильнее воодушевит добровольцев, отбывающих все в большем количестве в Сирию и Ирак.

У Европы все варианты тупиковые. Что ни сделаешь — горький результат все равно предречен.

3. Проблема усугубляется с каждым днем. Европейский союз сообщил, что в 2015 году в него прибудет три миллиона мусульман, и прогноз на следующий год в два раза больше. Каждый день в страны союза прибывает около десяти тысяч мусульманских эмигрантов, то есть около трех с половиной миллионов человек в год. Понятно, что демография Европы меняется прямо на глазах, это уже совсем другой континент.

Но религия политкорректности запрещает проводить связь между этой эмиграцией и потерей национальной самоидентификации, демографией и террором. И даже несмотря на то, что один из террористов-самоубийц прибыл лишь в этом году из Сирии, это по-прежнему «амальгама» — французское понятие, означающее запретное смещение, табу в обсуждении. Это ведь только мораль можно смешивать с террором, а террор с моралью…
В тот момент, когда подошвы эмигрантов ступают на несчастный континент, они уже «европейцы», и они уже никогда в жизни не уйдут отсюда. И фрустрация европейских мусульман сольется с их разочарованием. Новые «европейцы» прибывают на континент без благодарности, а с чувством собственного превосходства. Они пришли властвовать, а не быть в подчинении. Они еще не успели обосноваться, но уже указывают континенту, что для него хорошо.

Это, конечно, вызывает реакцию и с другой стороны. Правые организации усиливаются и приходят к власти по всей Европе. Грядет время ответного взрыва. Европа на пути к гражданской войне. И одна из вех была определена в конце прошлой недели. Сколько высокомерия было в этом теракте, сколько презрения к «добродетельной республике», и сколько желания основать «добродетельную республику», только совсем, совсем другую.

Во Франции столкнулись одна «добродетельная республика» с другой…

4. Как же вели себя французы? Если кому-то казалось, что у французской полиции включится тревожный сигнал после того страшного теракта в январе, его постигло горькое разочарование. Эта полиция продолжила не заходить в мусульманские кварталы, в касбы, в которых ей запрещено появляться, и потому у французских служб безопасности не было никакой предварительной информации о предстоящем мегатеракте.

А ведь речь идет по крайней мере о восьми террористах-смертниках с разветвленной сетью поддержки: сторонниками, информаторами, поставщиками оружия, координаторами и помощниками. И ведь ясно, что вся эта сеть планировала цепь терактов в течение многих недель, если не месяцев. Они знали, что выбирают в качестве мишеней, и, возможно, даже проводили тренировки. Речь идет о профессиональной и подготовленной акции. Как могло получиться, что при таком количестве участников не было никакой предварительной информации? Подобный провал требует увольнения всего полицейского истеблишмента страны.

Все это отлично известно и самим французам, но они предпочитают закрывать глаза, превращаясь в соучастников собственного наказания.

На протяжении целых 15 минут мусульманские террористы со средневековым зверством расстреливали несчастную молодежь, запертую в парижском клубе. Расстреливаемые умоляли их спасти, отправляя изнутри призывы со своих сотовых телефонов в социальные сети. «Спасите, нас убивают одного за другим», — писали они. Как могло случиться, что полиция, находившаяся снаружи, не ворвалась внутрь?

Минута за минутой, убийцы переходили от человека к человеку, переступая через трупы и кровь, без жалости убивая лежащих из автомата. А полиция все мешкала и не врывалась внутрь. Она сделала это лишь через 15 минут, продолжавшихся подобно вечности, после того, как было уже 90 убитых.
Франция и Европа превратились в места, опасные не только для жизни, но даже просто для посещения, и не столько из-за террора, сколько из-за властвующего там режима политкорректности. Мораль террора или террор морали? Так или иначе, в результате — более 130 убитых.

5. Верховный властелин режима политкорректности — президент США Барак Обама — по обыкновению удовлетворился бледной телевизионной речью и немедленно исчез. Он по-прежнему не способен произнести вместе слова «террор» и «ислам». И что он собирается делать? США и Запад до смены президента в будущем году, летят на автопилоте. Но история не простит им этой беспечности.

Его министр иностранных дел Джон Керри, тот самый, что праздновал «подходящее к концу время ИГИЛа» буквально за несколько часов до теракта во Франции, занят сейчас подготовкой к «выборам» в Сирии через 18 месяцев. Да-да, именно так, это то, что ему продали русские.

Ясно, что на этих выборах, о чудо из чудес, опять победит Асад. Но Керри сам к этому времени уже будет историей. Вот так религия политкорректности реагирует на радикальный ислам, который, глядя на все это, лишь насмехается и продолжает усиливаться. Ведь, понятно, что сунниты никогда не примут Асада или кого-то другого из его злодейского прошиитского режима.

ИГИЛ укрепляет Асада, представляя его лучшим вариантом, а Асад, в свою очередь, укрепляет ИГИЛ, загоняя всех суннитов под крыло самых безжалостных радикалов. Обе стороны выигрывают, а цену за это платит Запад.

Режим политкорректности охраняет жизнь тех, кто его пожирает.

Будто проклятое злодейским колдовством, положение в Европе становится хуже изо дня в день. Зло побеждает, а добро проигрывает. Зло, проистекающее как от адептов злодейства, так и от сторонников тупости, носителей «морали террора». Продолжается и эмиграция миллионов внутрь Европы. Ближний Восток захватывает бессильный континент, но в каком-то смысле это сама Европа пожирает себя.

Против внешнего врага, как во время мировых войн, можно сражаться и даже побеждать. Но как победить врага, который уже находится глубоко внутри тебя? Сражаться с самими собой? Но тогда твоя победа обернется твоим же поражением, или, может, наоборот, твое поражение обернется победой? Европа сама себя заколдовала, и теперь ей некуда бежать от кабальной власти этого колдовства. К тому же, внутренний враг скрывает свои цели, и потому вроде как нет причин с ним воевать.

Если вы хотите заполучить что-либо — не воюйте против тех, у кого оно есть. Присоединитесь к ним, и тогда либо понемногу превратите чужое в свое, либо дождетесь подходящего момента, чтобы забрать его силой. Ни одна структура не устоит долго, если она сгнивает изнутри.

6. «ИГИЛ» — проблема или решение? Допустим, Запад действительно объединится. Солдаты хлынут в Сирию и Ирак и захватят огромную территорию величиной с объединенное королевство Великобритании, которой управляет сегодня ИГИЛ. И что тогда?
Ведь десятки тысяч бойцов этого государства не исчезнут. Они начнут партизанскую войну, в которой измотают Запад. А многие из них сбегут на Запад сами, желая отомстить. Они объединятся там с местными мусульманами. Иначе говоря, возможно, существование «Исламского государства» даже предпочтительнее для Запада, чем хаос, который возникнет без него.

7. Сирия — этакая западня с приманкой. Туда так легко влезть, но тот, кто окажется там, — потонет. Это уже случилось с «Хизбаллой», это происходит и с русскими, и с иранцами, и с американцами.

С нами этого не случилось, и нам необходимо и дальше продолжать сохранять этот наш важнейший на сегодня стратегический выигрыш — нейтралитет. Мы не сунниты и не шииты. Мы не поддерживаем никого из них. Наоборот, как говорил Наполеон: «Мы никогда в жизни не станем мешать нашим врагам покончить с собой»…

Если кто-то входит в Сирию, Сирия тоже входит в него. И у этой «внутренней Сирии» есть много способов пробраться в дом к тем, кто вступает в нее. Спросите об этом у «Хизбаллы», пережившей лишь недавно страшный теракт у себя дома и ожидающей следующих, спросите у Путина…

И в чем главное правило вторжения этой самой «Сирии»? Она всегда наносит удар в самое слабое место, туда, где больнее всего. Сирия — это террор морали.
8. Отчаявшемуся французскому правительству известно, до какой степени глубок раскол в их обществе. Поэтому оно прибегает к приему, издавна использующемуся всеми антисемитами: отвлечением внимания на евреев, в наши дни — в сторону Израиля. В прошлом этот прием отлично работал. Он объединял старых французов с «новыми». Вот отсюда вся эта навязчивая антиизраильская идея в европейской прессе.

За последние пять лет этот трюк полностью устарел, но французское правительство в отчаянии продолжает его использовать. Говорить об Израиле, чтобы не говорили о настоящей проблеме. И тогда приходит нынешний мегатеракт. Какая связь между нарастающей во Франции гражданской войной и Израилем? Если и есть там чужое влияние, так Сирии и Ирака, но не еврейского государства.

Высосанный из пальца конфликт вокруг Израиля становится все менее актуальным. Европейцам уже совсем не выгодно сливать огромные суммы на всевозможные злодейские НКО в Израиле, поскольку это больше не отвлекает европейское общественное мнение и потеряло всякий смысл.

9. Огромная часть французских евреев тоже отказывается осознавать реальность. Тысячи совершают алию, но по-прежнему не десятки тысяч. Они своим обостренным галутным чутьем уже все понимают, но их по-прежнему держит бизнес, и особенно — французский язык. Переход на иврит, пожалуй, для них сложнее всего. И мы, со своей стороны, обязаны облегчить им алию, которая для них сейчас попросту неизбежна.

Тот из них, кто не оставит сейчас нарастающую гражданскую войну во Франции, — преступник по отношению к себе и к своей семье. В каждом теракте исламские террористы не забывают нанести удар по евреям. Кошерный супермаркет в январе, ночной клуб, принадлежавший евреям теперь, недаром в прошлом перед его входом проходили антиизраильские демонстрации.

Этот призыв актуален и для тех израильтян, кто обосновался на просторах Европы, ситуация там будет только ухудшаться, а цены на недвижимость — падать. В то время как здесь они будут только расти, по той же самой причине. И тот, кто замешкается, получит меньше там и заплатит больше здесь. Лучше поторопиться.
Исторический опыт подтверждает, что евреи часто были последними из тех, кто осознавал свое положение и выходил из того отрицания, в котором жил. Множество французов, не евреев, уже оставляют Францию, чего же ждут французские евреи? К ним и так уже относятся там как к гостям, которых нужно защищать с помощью вооруженных солдат и полицейских, что, к слову, их очень оскорбляет, и по праву. Но, может, и вправду «гостям» лучше было бы вернуться домой?

10. Зачарованно наблюдаем мы эту грандиозную трансформацию, происходящую на наших глазах. И мы смеемся над теми, кто раньше называл нас корнем всех проблем. Европа обвиняла Израиль, чтобы не думать о своих проблемах, Ближний Восток обвинял нас, чтобы отвлечься от своих. Теперь проблемы первых схлестнулись с проблемами вторых. Мы же стоим в стороне.

Авторский перевод Александра Непомнящего

Источник: Gplanet

authorАвтор: Гай Бехор

Иллюстрация: lockerdome.cом

http://9tv.co.il/news/2015/11/22/217463.html

 
Похожие материалы
Террор, Франция и мы
Посланник ЕС в шоке от израильских аналогий
Европа и ее клеймо
62 комментария

войдите
Оставьте свой комментарий…

Новые 

 RSS

 Подписаться
 Поделиться
Avatar

Блин Валя
+1
Мусульмане поступают с Европой так,как Европа поступила с евреями?Вот и не верь в Провидение.

7 часов назадОтветить

Avatar

Igal Margulis
+2
Следующий этап противостояния ислама и европейской цивилизации, это теракт с использованием какой ни будь «гадости», с уже тысячами жертв в центре Европы. Но и это не поможет европейцам осознать глубину опасности и гибельности политики «страуса»!

10 часов назадОтветить

Avatar

Gelfand A. Michael
-1
Я вот думаю. Бехор говорит все правильно, но разве евреям франции будет безопаснее в Израиле. Там их бросает на произвол судьбы чужое правительство. А нас тут — свое.

12 часов назадОтветить

Avatar

nagila
+1
Песня А.Городницкого 1974 г.
*****По-весеннему солнышко греет
На вокзалах больших городов.
Из Германии едут евреи
Накануне тридцатых годов.

Поезд звонко и весело мчится
По стране, безмятежной и чистой.
В воды доброго старого Рейна
Смотрят путники благоговейно.

Соплеменники, кто помудрее,
Удивляются шумно: «Куда вы?
Процветали извечно евреи
Под защитой разумной державы.

Ах, старинная кельнская площадь!
Ах, саксонские светлые рощи!
Без земли мы не можем немецкой,
Нам в иных государствах — не место!»

Жизнь людская — билет в лотерее,
Предсказанья — не стоят трудов.
Из Германии едут евреи
Накануне тридцатых годов.

От Германии, родины милой,
Покидая родные могилы,
Уезжают евреи в печали.
Их друзья — пожимают плечами.*****

показать больше

14 часов назадОтветить

Avatar

Тамара Бирюкова
+2
Задолго перед 2-ой мировой войной Зеев Жаботинский уговаривал евреев Германии спасаться, уезжать в Палестину Но они не готовы были всё бросить и не услышали его. Бог говорит через пророка Исайю, что сначала Он пошлёт рыболовов (Зеев Жаботинский и др.), а потом охотников, которые погонят их со всех гор. Сегодня мы видим это в Украине, Франции, Бельгии и увидим это в других странах. Бог собирает Свой народ на Своей Земле, приближаются последние времена перед приходом Машиаха.

14 часов назадОтветить

Avatar

Tanya Meerov
+4
Вот еще интересная мысль: «возможно, существование «Исламского государства» даже предпочтительнее для Запада, чем хаос, который возникнет без него.»
Я со своей «печки» подумала о хамасе.

17 часов назадОтветить

Avatar

Tanya Meerov
+14
Приятно увидеть подтверждение моих мыслей у такого авторитетного человека, как Гай Бехор.
Нападение на Францию не связано с событиями в Сирии, просто исламисты пришли к выводу, что они уже достаточно укоренились во Франции и пора брать власть в свои руки.
Враг — внутри, а не снаружи.
Но для меня важнее то, что происходит в Израиле.
В том-то и дело, что наш враг внутри страны, и меры спасения явно недостаточны. Враг идет на нас войной, законы демократии к врагу неприменимы. Применять нужно законы военного времени.
Мы не можем ждать, когда террористам надоесть нас убивать, так мы и сами можем закончиться. Врага надо уничтожать.

18 часов назадОтветить

Avatar

Lilia Stern
+3
мне кажется мы присутствуем при историческом событии умирании европы то чего невозможно было представить 20/30 лет назад происходит сейчас и вчерашние события в брюсселе когда из за страха перед террористами а большинство из них местные жители закрыли весь город лучшее тому подтверждение

18 часов назадОтветить

Avatar

Shlomo Tsivia
+5
О старый мир, пока ты не погиб,
Пока томишся мукой сладкой.
Остановись, премудрый как Эдип,
Пред свинксом с древнею загадкой.
А. Блок

19 часов назадОтветить
Avatar

Соня Гервольская
+1
сФинкс

19 часов назадОтветить
Avatar

Sergej Bogorad
+2
По смыслу «сВинкс» больше подходит…

18 часов назадОтветить

Avatar

suzana shtern
+11
Когда-то, в прошлом—732 год, в битве при Пуатье, разгромив арабскую армию, Франция спасла Европу, остановив распространение ислама на 1200 лет.Если французы вспомнят, как это было—тогда, и кто они такие, и кто такие мусульмане, и зачем они рвутся в Европу, то они спасут и себя и—Европу. Прошлое забывать—нельзя, и кто есть—кто тоже.

20 часов назадОтветить
Avatar

Вероника Кёрн
+5
Поздно . К сожалению уже поздно . ничего им не поможет .

19 часов назадОтветить
Avatar

Raikhel Leonid
+7
Как в программировании.

Европейский союз это нужная (по крайней мере — интересная) программа, которая плохо написана. Эта программа писана под европейцев. И абсолютно не учитывала, что европейцы там не все (и их столько, что это уже реальная сила, и эта сила — пятая колонна).

Можно сказать, что политкорректность, это подход, который в при написании программ построения общественных отношений, себя исчерпал.

А напортачивших программистов и за меньшее в шею гонят.

20 часов назадОтветить

Avatar

Вероника Кёрн
+7
Александр спасибо за перевод интереснейшей статьи . Автор пишет что множество французов не евреев уже оставляет Францию . Но ведь ислам придёт и туда куда они уедут . Для этого только нужно время . Совсем короткое время . Что касается французских евреев то я полностью согласна с автором . Единственное жаль что автор не высказал своего мнения по поводу действий Израиля в отношении ислама . Пожалуй только сказал про наше отношение к военным действиям в Сирии . А про внутренние проблемы ничего . Очень интересно было бы знать мнение автора по поводу интифады и изменения политики Израиля . Но в любом случае я согласна с тем что Израиль это единственная страна где евреи могут спрятаться . Возможно слово спрятаться не очень подходит для происходящего в мире . Скорее Израиль это единственная страна где евреи могут собраться , объединится и выступить единым еврейским фронтом против ислама . И как мне кажется . Хоть и не хочется что бы это случилось . Но для того что бы победить орды варваров мусульман евреям придётся превратить свою страну в крепость . Иначе мы просто против них не выстоим . Для этого нужно сделать первый шаг : Выгнать из Израиля всех проживающих варваров мусульман . Оставить только тех кто во всех смыслах готов примкнуть к нам и защищать Израиль на ровне с нами . А так статья великолепная . Но думается что наши министры и ПМ её ни читали или прочли бездумно и отмахнулись . А жаль … Она заставляет о многом задуматься . Если конечно читающему есть чем думать . Она заставляет не просто задуматься о переделе политики в Израиле . Она говорит что это нужно было сделать вчера . Хоть об этом и нет ни слова в статье…

20 часов назадОтветить
Avatar

Блин Валя
0
Гай Бехор всегда предлагал трансфер арабов из Палестины

8 часов назадОтветить

Avatar

Mark Sushansky
+3
Когда обвинили евреев в захвате всего мира, это была клевета. Однако уничтожали евреев поголовно.
Теперь ислам пытается захватить весь мир и это не клевета. Когда поймут это, то …

18 часов назадОтветить
Avatar

Nathan Aharonov
+2
Хорошая статья, но про Путина и Россию совсем мало. Они тут как бы ни при чём.

20 часов назадОтветить
Avatar

nagila
+1
Плюс я Вам поставила, но вообще-то «»нельзя объять необъятного»».

14 часов назадОтветить
Avatar

Nathan Aharonov
0
Спасибо. Я Вам тоже. Если б в шекели их перевести. По курсу рубля.

8 часов назадОтветить
Следующие комментарии
Главное сегодня

Четвертый теракт за день

Руки-ножницы

Братья по оружию

Хроника террора. Сводка за 23 ноября

Все новости

Блоги

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.