Свалить или остаться — вот в чем вопрос

0

Свалить или остаться — вот в чем вопрос

Данил Кагарлицкий, гражданин Израиля: «Мы с семьей — яркие представители «второй колбасной эмиграции». «Русская планета».

Случается: наткнешься на статью, бегло ее пробежишь, подумаешь – а, ничего нового да летишь дальше. Потом отвлечешься, займешься другим делом. Спустя какое-то время ловишь себя на мысли – не мешало бы вернуться.

Так случилось с заметкой на сайте IzRus «Меняет Хайфу на Красноярск: надоело быть никем».

Казалось бы, обычный житейский случай: супруги Кагарлицкие, жители севера страны, после двадцати лет жизни в Израиле решили вернуться в родной город Красноярск. Мало ли, кто куда возвращается, мало ли кто куда эмигрирует – хозяин барин.

Это вы так думаете, но вот автору статьи на этом житейском примере нужно было показать другое – подчеркнуть недовольство Израилем, потерю самоуважения и сделать соответствующие выводы: «… найти настоящую работу, которая будет приносить удовольствие, а не унижение».

Обычные журналистские приемы и трюки. Поразило не это. Обратил внимание на трагический тон статьи, поистине гамлетовского масштаба: «Быть или не быть – вот в чем вопрос». Скорее всего, такой бескомпромиссный подход – это самоощущение русского еврея в эмиграции. Или – или.

Или бить себя в грудь и клясться в любви к матушке России, забывая на минуточку о том, что ты не русский, а еврей. Или перековаться полностью и окончательно в израильтянина, традиционного, живущего по законам Торы, и поливающего грязью любое русское проявление. Или возненавидеть все израильское и бежать отсюда, проклиная тот несчастный день, когда ступил на эту землю – или возненавидеть всякого, кто осмелился заговорить об отъезде.

Данил Кагарлицкий: «Я уже и не верю, что когда-то считался хорошим геологом, а жена забыла, что она кандидат наук». 

Почему, — задаю себе вопрос, — почему репатриация или наоборот возвращение на прежнюю родину в других странах – явление не то что обыденное, но и не экстраординарное. Частная проблема семьи, в которую никому не позволено вмешиваться. Такой же шаг русскому сознанию видится как нечто роковое и необратимое – шаг в бездну, откуда возврата уже нет.

Я уж не говорю о том, с каким остервенением, злостью и даже ненавистью провожают отъезжающих в Красноярск бывших геологов наши соотечественники. На маленькую статью написаны десятки комментариев, в большинстве, конечно, негативные. Маргарита Григорьевна: «Флаг им в руки! Израиль послужил для них и их детей всего лишь трамплином. И теперь они хотят вернуться в Красноярск, что вполне понятно: там геологи и геофизики нарасхват. Только вспомнили они об этом почему-то после 20 лет сытой жизни в Израиле».

Еще одна особенность бегства из опостылевшей страны. Редко кто винит самого себя за неумение адаптироваться, за нежелание принять полностью ту страну, куда ты репатриировался. Чаще всего по отношению к принявшему и приютившему его Израилю отъезжающий прячет за пазухой камень укоризны, который бросит в него, когда примет решение «валить».

«Проблема, честно сказать, в одном — надоело быть никем. Работать охранниками, уборщиками, грузчиками. Все время оставаться третьим сортом и не иметь надежды выбиться в люди». 

Раз уж мы заговорили о столь щекотливой теме, то не мешало бы разобраться в стилистических тонкостях слов. Почему одни говорят «уехать из страны» — другие предпочитают сказать «свалить». Семья Кагарлицких не сформулировала, что, собственно говоря, она хочет сделать: свалить из опостылевшей страны – или уехать в прежнюю жизнь.

Как мне кажется, они хотят вернуться в прошлое. В любимую профессию, к старым друзьям и неизжитым воспоминаниям. Почему-то забывая, что между милым прошлым и нынешним настоящим, между израильским бытом и российской действительностью лежит пропасть. Пропасть, наполненная разными событиями, разными людьми и даже разными деньгами. Потому, не вписавшись до конца в израильскую реальность, бывшие красноярцы рискуют не вписаться в рамки другой жизни, оказаться чужими в ином мире.

Когда начинаешь разбираться в стилистических нюансах, понимаешь: статья на IzRus по-своему трактует термины. Для нее отъезд из Израиля не просто поиски себя или ностальгия по прошлому – речь идет о «сваливании», то есть о том самом «камне за пазухой», который следует метнуть в страну.

Происходит не обман – подмена понятий. Игра смыслами дает возможность израильскому сайту высказать свое отношение к проблеме отъезда.

Дмитрий Никольский, гражданин США: «Я уехал в Америку в 1992 году просто потому, что появилась такая возможность». 

Между тем опубликованный материал, о котором мы говорим, лишь перепечатка с другого сайта «Русская планета«. Причем, «Русская планета» вовсе не задавалась теми задачами, которые ставил израильский сайт. Русский сайт имеет свою собственную цель и направленность: показать привлекательность современной России. Потому здесь подобраны несколько случаев возвращения бывших красноярцев в свой город.

Что показательно, из всех интервью, а опрошены семейства из Китая, Испании, США, решившие вернуться в Красноярск, первым все же стоит семейство Кагарлицких из Израиля. Да и само название статьи: «Надоело быть никем» — взято из их интервью. А все почему? Потому что остальные интервью говорят не о стремлении уехать, а лишь о страстной тяге вернуться. Зато израильтяне главной причиной отъезда назвали — невозможность реализовать себя.

Теперь разрешите вернуться к заглавию. Вместо того, чтобы назвать материал: «Уехать или остаться — вот в чем вопрос» — и серьезно обсудить все плюсы и минусы такого непростого решения. Вместо того, чтобы сравнить эмиграцию и реэмиграцию из других стран с израильской «иридой». Вместо всего этого мы вынуждены разбираться в понятиях «свалить» или «уехать», так как каждое издание, каждый сайт старается по-своему использовать спорную ситуацию, разыграть свою козырную карту отъезда и ловко подменить термины.

Оказывается, наше частное решение, вброшенное в интернет-пространство, становится общественным явлением. И каждое издание, играя и перелицовывая понятия, интерпретирует их по-своему, строит свою картинку жизни.

P.S. Для справок. 

«Свалить» — бежать без оглядки; уйти, громко хлопнув дверью; умчаться, по-английски, не прощаясь; уехать, затаив в душе обиду и не проглотив комок досады; сбежать, сжигая за собой мосты, дав себе клятву не возвращаться.

«Уехать» — сомневаться, колебаться, долго взвешивать, принимать и отменять решения, оставить за собой возможность вернуться, быть не до конца уверенным. Уехать – чтобы осознать Израиль и познать новую Россию, чтобы сравнить Хайфу и Красноярск, Чтобы вернуть прошлое – не теряя настоящего.

Источник: mnenia.zahav.ru

Иллюстрация: risovach.ru
Читать дальше: http://mnenia.zahav.ru/Articles/5670/svalit_ili_ostatsa#ixzz3Sra4Dv4e
http://mnenia.zahav.ru/Articles/5670/svalit_ili_ostatsa

Мнение редакции  журнала: 
1. Никто в Израиле не обязан расстилать ковровую дорожку для репатриантов. Мы эту страну не строили, за неё не воевали и не нам её судить.
2. Нужно сделать всё, чтобы хорошо выучить язык. Знаешь язык — будет достойная работа — это закон. Нужно стараться интегрировать в среду, в общество. «Не лезть со своим уставом в чужой монастырь», постараться приспособиться к ситуации.
3. Нужно работать кем угодно и где угодно, не ныть и неустанно искать своё место под солнцем и работу по специальности. Скажите, кто нашёл газ на нашем морском шельфе и нефть на Голанах? Наверное геологи и геофизики( как герои статьи), а не медсёстры или кинорежиссёры.
4. Если нет еврейской самоидентификации, если нет силы воли, если нет желания жить со своим народом, то ворота открыты. В Красноярске им тоже никто на блюдечке ничего не принесёт, особенно после 45 лет возраста и при полном экономическом упадке.
(1) Science and Life of Israel

  • Алло! Это отдел кадров?
    — Да, это отдел кадров.
    — Скажите, вы сейчас берёте евреев на работу?

    — Да, берём.
    — Скажите, а где вы их сейчас берёте?
Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.