С должным уважением

0
С должным уважением.

Происходит глубокий, возможно, тектонический сдвиг общественного отношения к Израилю.

КАК ОТРЕАГИРОВАЛИ бы наши СМИ, если бы Британский парламент принял резолюцию в поддержку израильской оккупации Западного берега:

«В атмосфере неподдельного энтузиазма Британский Парламент принял огромным большинством (274 – «за» и лишь 12 «против») предложение в поддержку Израиля… Присутствовало больше половины членов Парламента, что необычно много… Оппоненты спрятались, не осмелившись подать голос против…»

К сожалению, Британский парламент проголосовал на этой неделе за резолюцию в поддержку палестинцев, и наши СМИ почти единодушно отреагировали следующим образом:

«Зал был полупустой… никто не проявил энтузиазма к этому не имеющему смысла мероприятию… Лишь 274 члена парламента проголосовали за ни к чему не обязывающую резолюцию… Многие парламентарии отсутствовали…»

Тем не менее, все наши СМИ уделили этому событию много места, и в газетах появилась масса посвященных ему статей – немалое достижение для столь ничтожного, маловажного, несущественного, не имеющего последствий, незначительного и заурядного события.

Накануне 363 еврея, гражданина Израиля, призвали британских парламентариев принять эту резолюцию, призывающую правительство Британии признать Государство Палестина.

Среди подписавших был лауреат Нобелевской премии, несколько лауреатов высших гражданских наград Израиля, два бывших члена кабинета министров и четыре бывших депутата Кнессета (включая меня), дипломаты и генерал.

Машина официальной пропаганды не сдвинулась с места. Зная, что резолюция все же будет принята, сделали все возможное, чтобы преуменьшить ее значение. Посол Израиля в Лондоне был недосягаем.

БЫЛО ли это событие столь малозначимым? В строго процедурном смысле, да, но в более широком – отнюдь нет. Для израильского руководства оно стало очень недобрым предзнаменованием.

За несколько дней до этого подобное известие пришло из Швеции. Недавно избранный левый премьер-министр объявил, что его правительство рассматривает возможность признать Государство Палестина в ближайшем будущем.

Швеция, как и Британия, всегда считались «произраильскими» странами, неизменно голосовавшими в ООН против «антиизраильских» резолюций. Западные страны пересматривают свое отношение к политике Израиля – что бы это значило?

Другой неожиданный удар пришел с юга. египетский диктатор, Абдул-Фаттах аль-Сиси, развеял заблуждения израильского руководства, будто «умеренные» арабские государства присоединятся к нам в противостоянии палестинцам. Не стесняясь в выражениях, он предупредил своего новоявленного закадычного друга Биньямина Нетаньяху, что арабские государства не намерены сотрудничать с Израилем до того, как мы заключим мир с палестинским государством.

Еще один прокол в воздушном шаре Нетаньяху, что проамериканские арабские государства, такие как египет, Саудовская Аравия, Иордания, Эмираты, Кувейт и Катар открыто станут союзниками Израиля.

В ЮЖНОЙ Америке общественное мнение уже существенно сдвинулось не в пользу Израиля. Признание Палестины получает распространение и в официальных кругах. Даже в США прежде безусловная поддержка правительства Израиля, похоже, утрачивает безусловность.

Так что же, черт возьми, происходит?

ПРОИСХОДИТ глубокий, возможно, тектонический сдвиг общественного отношения к Израилю.

Уже многие годы Израиль фигурирует в мировых СМИ, главным образом, как страна, оккупирующая палестинскую землю. Почти всегда на снимках мы видим вооруженных до зубов израильских солдат с бронетехникой, противостоящих протестующим палестинцам, нередко детям. Почти никогда эти снимки не ведут к немедленным драматическим результатам, но их постепенно накопляющийся эффект нельзя недооценивать.

Чуткая дипломатическая служба уже давно предупредила бы правительство, но наша совершенно деморализована. Дипломатический корпус, возглавляемый неотесанным тяжеловесным громилой Авигдором Либерманом, которого многие его коллеги в разных странах считают полуфашистом, терроризирован и предпочитает вести себя тихо.

Этот непрекращающийся процесс достиг высшей точки во время последней войны в Газе. Она существенно не отличалась от двух предшествовавших войн, но по какой-то непостижимой причине ее последствия оказались гораздо более значительными.

Полтора месяца, день за днем, на людей во всем мире обрушивались картины убитых людей, искалеченных детей, рыдающих матерей, разрушенных домов, больниц и школ, массы бездомных беженцев. Благодаря «железному куполу» заметных разрушений в Израиле не было, как почти не было и погибших мирных граждан.

Обычные добропорядочные люди в Стокгольме, Сиэтле или Сингапуре, не могли не поддаться воздействию этого непрекращающегося потока ужасов – сперва бессознательно, а затем сознательно. И образ Израиля в глазах мира изменялся медленно, почти неощутимо. Отважный пионер, противостоящий окружившим его дикарям, преобразился в отвратительного разбойника, терроризирующего беззащитных людей.

ПОЧеМУ же Израиль не осознает этого? Потому что Мы Всегда Правы.

Давно известно, что основная опасность пропаганды, любой пропаганды, в том, что первой ее жертвой становится сам пропагандист. Он убеждает себя самого гораздо эффективнее, чем своих слушателей. если вы извратили факт и повторяете его сотни раз, вы обязательно в него поверите.

Возьмем утверждение, что мы вынуждены были бомбить установки ООН в полосе Газы, потому что ХАМАС использовал их для запуска ракет по нашим городам и селам. Детские сады, школы, больницы и мечети становились целью для нашей артиллерии, авиации, беспилотников и кораблей. 99% израильтян верят в необходимость этого. Они были шокированы, когда Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, посетивший Газу на этой неделе, заявил, что такие действия совершенно недопустимы.

Разве Генеральный Секретарь не знает, что наша армия – Самая Моральная Армия в Мире?

Другое утверждение состоит в том, что ХАМАС использовал эти здания как склады своего оружия. Человек моего возраста напомнил нам на этой неделе в «Ха Арец», что мы поступали точно также, когда вели борьбу с британской властью в Палестине и нападавшими на нас арабами: мы прятали свое оружие в детских садах, школах, больницах и синагогах. Во многих таких местах теперь установлены мемориальные доски, гордо об этом напоминающие.

В глазах среднего израильтянина невообразимые убийства и разрушения в ходе последней кампании были полностью оправданы. Он никак не может понять возмущение, которое они вызвали во всем мире. За отсутствием другой причины, он приписывает это антисемитизму.

ПОСЛе одной из ливанских войн (я уже не помню, какой), я получил необычное предложение: генерал армии пригласил меня прочитать лекцию перед собранием офицеров о влиянии войны на средства массовой информации. (Возможно, ему хотелось удивить соратников своей эрудицией).

Я рассказал, что современное поле боя изменилось, что современные войны ведутся со всем размахом в СМИ всех стран мира, и что военные в наши дни при составлении планов и ведении боевых операций должны принимать это во внимание. Офицеры слушали с уважением и задавали уместные вопросы, но у меня остались сомнения, что они действительно усвоили материал.

Армейская служба – профессия, как и всякая другая. Любой профессионал – хоть адвокат, хоть уборщик – обретает ряд характерных свойств.

Генерал мыслит конкретными категориями: сколько солдат или сколько орудий ему понадобятся для осуществления данной операции. Чем нужно располагать, чтобы сломить сопротивление противника? Как уменьшить потери?

О фотографиях в «Нью-Йорк Таймс» он не задумывается.

В ходе кампании в Газе детей не убивали и дома не разрушали просто так. Для всего находилась военная причина. Людей нужно было убить, чтобы снизить риск для наших солдат. (Пусть лучше погибнут сто палестинцев, чем один израильский солдат). Нужно терроризировать людей, чтобы они восстали против ХАМАСа. Нужно разрушать жилые кварталы, чтобы создать возможность для продвижения наших войск и преподать жителям урок, которые они надолго запомнят, отсрочив таким образом будущую войну.

В этом военный смысл для генерала. Он ведет войну, и не морочьте ему голову другими соображениями. Такими как влияние на мировое общественное мнение. Да и, в конце концов, после Холокоста…

А ТО, ЧТО думает генерал, думает весь Израиль.

Военной диктатуры в Израиле нет. Генерал аль-Сиси может быть лучшим другом Нетаньяху, но Нетаньяху – не генерал. Израиль любит проворачивать сделки, особенно в области вооружений, с военными диктаторами повсюду в мире, но в самом Израиле военные подчинены избранному гражданскому правительству.

Верно, а все же…

А все же Государство Израиль было рождено в ходе тяжелой войны, исход которой в тот момент не был известен. Армия была тогда и остается теперь стержнем нации. Можно сказать, что армия действительно – единственный элемент сплочения израильского общества. В ней мужчины и женщины, ашкеназы и восточные евреи, светские и религиозные (кроме ортодоксов), богатые и бедные, старожилы и новые эмигранты оказываются вместе и воспитываются в одном духе.

Большинство израильтян-евреев прошли военную службу. Большинство офицеров, уходящих в отставку в возрасте сорока с чем-то лет, становятся частью административных, экономических, политических и академических элит. В результате в стране доминирует военное мышление.

А если так, израильтяне совершенно неспособны осознать характер мирового общественного мнения. Чего они хотят от нас, все эти шведы, англичане и японцы? Неужели они на самом деле думают, что убийство детей и разрушение домов доставляет нам радость? (Как выразилась однажды Голда Меир: «Мы можем простить арабам убийство наших детей, но мы ни когда не простим им то, что они вынуждают нас убивать их детей»).

ОСНОВАТеЛИ Израиля были очень чувствительны к мировому общественному мнению. Давид Бен-Гурион действительно однажды сказал: «Неважно, что думают гои – важно, что делают евреи», но в реальной жизни Бен-Гурион очень остро сознавал необходимость привлечь мировое общественное мнение на свою сторону. Точно также его противник, правый сионистский лидер Владимир Жаботинский, однажды сказал Менахему Бегину, что если он отчаялся достичь понимания своих действий миром, то «ему лучше броситься в Вислу».

Мировое общественное мнение имеет большое значение. Более того – жизненно важное. Резолюция Британского парламента может быть не обязывающей, но она выражает общественное мнение, которое раньше или позже отразится на сделках по продаже оружия, резолюциях Совета Безопасности, решениях европейского Союза и многом другом. Как сказал Томас Джефферсон: «если народ укажет путь, то правители со временем по этому пути пойдут».

Тот же Джефферсон рекомендовал «относиться к мнению человечества с должным уважением».

Источник: Гуш Шалом
Иллюстрация:  ria.ru
http://mnenia.zahav.ru/About
Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.