По лабиринту чувств блуждая

0

AR174%20026

«ПО ЛАБИРИНТУ ЧУВСТВ БЛУЖДАЯ»

Так назвала свою новую книгу поэт Елена Текс

Читая ещё только набранный текст этого поэтического сборника, я ощутила, как стихи, объединённые извечной темой любви, правдиво воспроизводят картины и моей собственной жизни. Однако во вступлении к книге выразила некое сомнение: «Быть может, – написала я, – стихи, рождённые поэтом-лириком Еленой Текс, блуждающей по лабиринтам чувств, помогут вам лучше понять и себя, и того человека, с которым связано самое сокровенное». Сегодня, когда книга уже увидела свет, я убрала бы слова: «быть может», а написала: «несомненно». Работа двух авторов: члена Союза писателей Израиля Елены Текс и художника из Литвы Семёна Каплана – результат долгих поисков, сомнений и проб.

Я листаю страницу за страницей, и меня не покидает фантастическое чувство, что авторы книги явились к нам с одной планеты, где нет ни зла, ни суеты, ни заботы, а есть только Любовь, порой не поддающаяся логике. «Порой истина неразумна и нелогична, – заметила как-то сама Елена, – познать её можно лишь самой жизнью, чувствами». Вот несколько её строк об этом: «Жизнь – один большой сюрприз…/ Но не каждому из нас/ Выпадает в жизни приз – / Радость тела, душ и глаз…/ Было или будет вновь?/ Думы тяжки, как грехи./ Только это не любовь,/ Раз не пишутся стихи». Согласна. Потому что когда спит чувство, когда не волнуется сердце, когда нет неуловимых фантазий, то и стихи не сложатся. Написала и подумала, что у слов: «стих» и «стихия» не случайно один корень – поэтические строки приходят так же стихийно, неожиданно, как порыв ветра, как внезапно хлынувший дождь. Если не было трепетных волнений, то не будет и чувственных стихов, будоражащих наши души. Например, как это: «Настигнута твоим потоком чувств,/ Я спотыкаюсь, но куда-то мчусь…/ Бегу от счастья или от беды,/ В которых ты – глоток живой воды».

Многие стихи Елены – это, своего рода вспышки, это всплеск чувств, терзающих душу и тело. «Приговорённая к любви,/ Я в ней от счастья задыхаюсь…/ В бесстыдстве чувств своих не каюсь,/ Как будто в мире мы одни». Чувства эти не в силах находиться в тисках разума, прорываются сквозь долгое молчание. И вот мы, как будто вместе с героями стихов, грешим против разума, ликуем и раскаиваемся, надеемся и страдаем, но понимаем – надо сохранить в душе лучшее из того, что было, чистое и непорочное, ведь если не грешить против разума, нельзя, вообще, ни к чему прийти. И в самом деле: «Любовь соединит на миг – / Тот миг лишает нас рассудка…/ Он длится годы или сутки –/ Он истина и жизни пик!/ Сегодня не хочу я знать,/ Не стану думать ни минуты…/ Любовь – свобода, а не путы – / И никого не удержать./ И больше не уместен торг,/ И я иду к тебе так смело…/ Наверно, время подоспело – / И у меня в душе восторг!». Вечная тема любви занимает поэта давно. «Листая дневника страницы» – так называлась первая книга стихов Елены. И вот оттуда, из глубин памяти извлечены некоторые строки, но уже в несколько изменённом виде. Понятно – годы меняют человека, его восприятие мира, человеческих отношений. Что-то в стихах может показаться разочарованием в любви. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле – это попытка разобраться в себе, в близких людях, в романтических отношениях.

Философские размышления Елены, её умение ценить мгновения жизни – всё это мы находим в стихах. Многие из них – своеобразные романы-миниатюры, которые подчас даже ничем не завершаются. Но читатель может сам додумать, сопоставив описанное с собственным романтическим опытом. А есть стихи, в которых море эмоций, пропущенных через себя.

Я бы сказала так: надо быть женщиной, чтобы родилась подобная книга, женщиной, как и поэтом. Поэтом, у которого душа подвижна, и каждое её движение рождает новые восприятия. Как отклик на них становятся строки, вобравшие в себя все оттенки наших чувств: «Я женщина, я посмотрю в глаза,/ Чтобы помочь и отвести невзгоды./ Обвив, как виноградная лоза,/ Согрею я в любую непогоду…/ Сумей во мне всё это разглядеть:/ Я женщина, моя любовь безбрежна…/ И дай нам, Бог, в огне любви гореть – / Не отметай подарок так небрежно».

Открывает книгу стихотворение «Любовью полон трюм», которое как бы приглашает в своеобразное плавание на кораблике любви. Оказавшись на нём, вы поймёте, как уже растревожено сердце. Оно будет откликаться на строки, в которых «Невысказанность слов, крушащий чувства шторм или морская гладь, а может, счастья слёзы…» Итак, паруса уже наполнены ветром. Читайте книгу и почувствуйте, что у неё есть Душа. Вот и я вернулась на первую страницу и понимаю, что не могу закрыть книгу – её хочется перечитать, а автору задать несколько вопросов. И я рада, что Елена соглашается на интервью.

– Лена, такой жанр, как любовная лирика, в твоём творчестве не новый. Стихи о любви есть и в первых двух книгах: «Листая дневника страницы» и «Мой сад камней». Что подтолкнуло тебя написать столько стихотворений для книги почти в триста страниц?

– Вообще-то, на написание стихов толкает сама любовь, пережитая однажды, то ли автором, то ли близкими ему людьми. А потом надо понимать, что пишущий человек может многое придумать для развития и завершения сюжета, и просто для того, чтобы заинтересовать читателя, чтобы держать его в напряжении… Наконец, чтобы читатель мог сказать: «Да это же просто обо мне написано!».
– Многие твои стихи такие живые, трепетные, волнующие, будоражащие мысли и чувства. Так и кажется, что сам автор находится на пике страстей. Читатель может и не поверить, что у тебя уже взрослая внучка…

– Читателю совсем не обязательно думать о возрасте автора, как и автору – не обязательно должно быть восемнадцать лет… Написанная книга – это вовсе не автобиография с чёткими подробностями личной жизни, интересными для некоторых. Что должен сделать читатель, так это проникнуться атмосферой стиха и вместе с его героями пережить их чувства. А если такое не случается, значит, автору надо учиться писать лучше.
– Все ли чувства, переданные так достоверно и поэтично, ты испытала в своей жизни?

– Ты сама сказала, что чувства переданы достоверно. А это значит, что и ты, и я, и любой человек хотя бы раз в жизни обязательно переживает такие чувства. И это прекрасно!
– Как ты думаешь, пригодится ли твой жизненный опыт твоим детям?

– Мой женский опыт совсем не обязательно может быть полезным моим детям, да и моим читателям. В народе говорят: «Бабы ругаются, а девки замуж собираются…». Так что никакой опыт бабушек и мам не будет инструкцией в жизни детей и внуков. И это правильно… Чтобы понять и стать мудрее (хотя всё равно можешь оказаться в дураках), надо самому пройти путь, предназначенный тебе жизнью или судьбой, или кем-то свыше… А поэт получает ещё и возможность писать новые стихи и переживать волнующие мгновения вновь и вновь.
– Знаю, твоя внучка Яэль помогала тебе оформить обложку книги…

– Да, моя замечательная внучка сделала цветную обложку к книге из чёрно-белой картинки художника Семёна Каплана. Яэль пятнадцать лет и она – ученица школы «РЕУТ», класса будущих художников. Она хорошо рисует, и я очень горжусь ею. Своими рисунками она уже оформила детскую книжку «Сказка о сказке» писателя, поэта и нашего друга Эдуарда Фишера, сделала обложку к книге ещё одного поэта – Марины Симкиной, тоже нашего друга. Многие рисунки Яэль использовала Паулина Чечельницкая в своих книгах для детей.
– Ты и художник Семён Каплан – это такой удачный творческий тандем…

– Мне очень повезло, что я, благодаря тебе, познакомилась с этим замечательным художником из Литвы. Волею судеб мы оказались людьми одного поколения. Ты же знаешь, что у каждого поколения своё восприятие жизни со всей её начинкой. И хотя картинки он рисовал в пору своей юности, а я начала писать стихи в пору своей зрелости, так получилось, что к стихам идеально подходят картинки или стихи идеально подходят к картинкам. Всё совпало, и Семён согласился стать соавтором моей книги. Я очень признательна ему за это. Кстати, предыдущая книга «Мой сад камней» тоже вышла в соавторстве с этим талантливым художником.
– Читатели всегда хотят знать как можно больше о своих любимых авторах. А если автор – женщина, которая пишет о любви, то всегда интересно заглянуть и в её личную жизнь. Вот, например, Лариса Рубальская всегда откровенно рассказывает о себе…

– Я понимаю, что твой вопрос задан мне от лица любопытных читателей. О чём же я должна рассказать откровенно, как Лариса Рубальская? О том, что у меня есть семья, мои дети, внучка? Или о том, что у меня уже давно нет мужа? Не скажу, как давно его нет, чтобы поддержать интригу и не рассекретить то, что для многих не является тайной, мой возраст?..
– Ну, к примеру, о том, что, может быть, у тебя есть близкий друг…

– Место так называемого друга вакантно, хотя друзей у меня много. Расскажу тебе одну интересную историю, которая произошла со мной в недалёком прошлом, но уже в минувшем веке. Меня угораздило принять участие в программе «Барахолка» на радиостанции РЭКА. Я очень хотела получить пишущую машинку с русским шрифтом в обмен на «репатриировавшиеся» вместе со мной вещи. Ведущий «Барахолки» в прямом эфире спросил, для чего мне нужна машинка. И я поведала ему, что пишу стихи. Он попросил прочитать что-нибудь. И я прочитала последнее на тот момент своё стихотворение о любви «Я – целина».
– И как же оно было связано с темой любви?

– А напрямую. Вот послушай: «Я – целина, мои поля/ Покорны под твоей ногою…/ Душа, о нежности моля/ Предстала пред тобой нагою./ Я – высь без края и без дна – / Моя любовь парит, как птица./ Я стану навсегда одна/ Твоей рабыней и царицей!/ Я – море. Утони во мне,/ Чтоб глубину познать большую/ И не обжечься на огне/ Моей любви, что так бушует…».
– И что было потом?

– В эфире повисла тишина. Я подумала, что разговор прервался, но на моё «алло» ведущий задумчиво произнёс: «Да, каких поэтов рождает земля Израиля…». И он попросил мой номер телефона для связи с людьми, участвовавшими в обмене. Я продиктовала номер и едва успела положить трубку на место, как тут же зазвонил телефон… Он продолжал звонить в течение недели, почти не умолкая. Мужчины разного возраста, светские и религиозные, звонили и наперебой предлагали: пишущие машинки, но не с русским шрифтом, кожаные диваны, слегка потёртые, самовывозом, старые бабинные магнитофоны и другие совершенно не нужные мне вещи. А также встречи, дружбу и любовь… Я ошалела… Мне хотелось получить всего лишь пишущую машинку с русским шрифтом… Ты не поверишь, но всю ту неделю я чувствовала себя большой куртизанкой маленького Израиля. Это к твоему вопросу о близком друге, не состоявшемуся и в тот раз.
– Среди поэтов, с которыми мы с тобой общаемся здесь, в Израиле, мало кто обращается к любовной лирике. Ты же не боишься обнажить душу…

– Просто очень хочется, чтобы написанное тобой не вызывало никаких сомнений в достоверности. Если поверили, значит, что-то мне удалось. Ну, разве не об этом мечтает автор?
– Лена, нет ли у тебя ощущения, что про любовь уже всё сказано? И вообще, как и о чём пишется тебе сегодня? Планируешь ли ты и когда издание следующей книги?

– Я не знаю, сколько времени должно пройти до выхода новой книги. Как и не знаю того, о чём она будет. Этот сложный процесс зависит от многого: от расположения звёзд, от вдохновения и просто от наличия денег. Поживём – увидим. И я бы не стала утверждать, что о любви уже всё сказано.
– Спасибо за твои откровения. Хочу надеяться на то, что из поля твоего зрения, из души не уйдёт тема любви.

– Спасибо, Лариса.
Интервью вела Лариса Мангупли,

спецкор APIA в Израиле.

larisa-mangupli

Иллюстрация: www.libamur.ru

Поделиться.

Об авторе

Лариса Мангупли

МАНГУПЛИ ЛАРИСА, журналист, член Союза русскоязычных писателей Израиля и Международного Союза литераторов и журналистов (APIA), его специальный корреспондент в Израиле.

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.