Кто такие палестинские беженцы

0

photo-150x150

15 мая 1948 года Израиль, на основании решения ООН, сообщил о том, что, собственно, мы уже приехали, и теперь есть такое государство – Государство Израиль.
Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен заявили, что ООН они труба шатал, решения ООН –тоже труба шатал, Израиль – труба шатал, что их много, а евреев мало, и ща они всем покажут, кто на Ближнем Востоке хозяин. И начался грандиозный хапарай в пустыне (тогда еще не было лесов, полей и рек, красивых городов и теплиц с помидорами и прочей живностью).

Навстречу войскам арабской коалиции потянулись колонны будущих беженцев. Нет, не еврейских, а арабских. А будущих – потому, что они тогда не были беженцами, а решили спокойно отсидеться в братских (как они тогда еще думали) странах, пока военная арабская машина перемалывает еврейскую поросль в пыль.

Причины покинуть насиженные деревни у арабов были разные. Те, кто побогаче и поумнее – смотались первыми, понимая, что во время военных действий есть все шансы остаться без золота, ламп Алладина и с любовью подобранного гарема.
Массово покидали свои дома последователи всевозможных местных религиозных мусульманских течений, которым лидеры возвестили о необходимости освободить место для маневра регулярных объединенных арабских сил.

Кто-то сваливал, предварительно безуспешно попытавшись под шумок навалять евреем (например, арабы из-под Цфата и Тверии), опасаясь, что может прилететь ответка.

Были, конечно, тупые и впечатлительные (да-да-да, привет 1 российскому каналу и НТВ, у них были отличные учителя), наслушавшиеся историй про деревню Дейр-Ясин и прочие страшилки про страшных евреев.

Были и те, кого физически выгнали солдаты Армии Израиля (ну, как бы война идет, вон, в Америке достаточно было иметь узкие глаза, чтобы загреметь в концлагерь. В Израиле хоть просто отпускали с миром).

Дальше – все, как всегда. «Ах война, чтож ты подлая, сделала…» Весело на войне не бывает. Пара перемирий, пара нарушений (ну тут уж каждая сторона отличилась, и 7 арабских, и 1 израильская). Потом – так называемые «10 дней боев», когда Армия Израиля основательно почистила города и деревни, выковыривая и объединенные арабские сили, и Арабский легион, и сирийскую армию, и прочих завоевателей (как называются напавшие первыми? И захватившие земли? Правильно – завоеватели).

Тут маленькая остановка. Интересная история. В эти дни Армия Израиля зашла в насквозь арабский город Назарет. И что интересно – ну нет «беженцев» из Назарета ни в Газе, да и вообще нигде. Абсолютно. Ноль. Знаете почему? Арабы сказали – «Та ну его на хрен. Давайте так – мы с вами не воюем, вы нас не трогаете». Получили классический еврейский ответ – «Беседер, ахи». Ну и все стали спокойно жить дальше.

Ну а дальше, опять-таки – все просто. Война закончилась, все (ну, почти все , Ирак прогулял) подписали соглашение о прекращении огня. Мир, мед, фалафель.

Утром оглянулись – а Израиля в результате стало-то примерно на полторы тысячи квадратных километров больше. Ну так – война, маневры, атаки, отходы – понятно, это любом военном ПТУ учат, что страна при победе прирастает, а не скукоживается.
Теперь давайте вернемся чуть назад, к первым абзацам.

Помните арабов, разбежавшихся по странам-агрессорам? Вот они-то и стали теми самыми «палестинскими беженцами». Обратно в Израиль их не пустили (к счастью, тогда у власти были другие люди, богатыри, не мы). Но оно логично, на хрен пускать в свой дом врагов, четко заявивших о своем неприятии этого дома? Это жеж уже даже не общечеловеческий гуманизм, а психиатрический диагноз.

Значит, они радостно зажили в странах, в которые свалили, в которых их ждали? А вот тут – опаньки. Там они тоже оказались не нужны. Нигде, кроме Иордании, которая выдала новым жителям свое гражданство, и они тут же радостно смешались с толпой.

Во всех остальных странах (напоминаю – арабских странах) они находятся в той или иной степени на положении людей «второго сорта». Где-то они имеют право на работу, где-то – нет, где-то могут приобретать недвижимость (но не более одного дома на рыло), где-то – нет. Где-то они могут пользоваться медицинской помощью бесплатно, где-то не могут. Во многих местах они не имеют даже документов, удостоверяющих личность.

Позвольте я повторю. Практически во всех странах, где оказались беженцы – их гражданские права ущемлены. У них нет гражданство, частенько нет права на работу, обучение, медицинскую помощь и так далее. И права эти ущемлены не Израилем. А правительствами и законами Ливана и Сирии, братских арабских государств, ответственных как за саму войну, так и за исход арабов из Израиля.

Бред? Я все это придумал? Я, правый экстремист , пожирающий на завтрак ушки арабских младенцев? Так не бывает?
Да нет… это не я. Это Большое Арабское Решение. В 1952 году Лига Арабских Государств приняла решение не предоставлять в арабских странах палестинским беженцам гражданство, «чтобы не лишать их своей особой идентичности, равно как и защитить их право на возвращение на родину.»

И контрольный, в голову. Статус “беженцев” переходит на потомков. То есть ни дети, ни внуки, ни правнуки – не станут равноправными гражданами братских арабских стран.
Понимаете?

© Даниэль (Док) Рапопорт

Иллюстрация: topwar.ru

http://www.onlineisrael.ru/?p=26812

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.