Кто еврей из «Трёх богатырей»?

0

Die_drei_Bogatyr

Иосиф Ольшаницкий

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ
(“Ой, не гой ты еси, Элиягу Муромец”)
Ну а тот, что полевей,
тоже, кажется, еврей.
Известная шутка и песенка по поводу знаменитой картины Васнецова В. М. «БОГАТЫРИ»

Личность историческая, а не только персонаж фольклора, как всюду утверждалось. Не умер от старости, а был убит – подло и тайно – копьём в грудь, в возрасте 40-45. Предать забвению имя легендарного витязя было невозможно, как невозможно было бы запретить в наше время склонять имя другого персонажа русского фольклора – Василия Ивановича (Давно уже публикуют байки, что он не утонул, а переплыл реку, но был ранен, назвался каким-то Иваном, скрывался у кого-то сначала от белых, потом, пожалуй, и от красных, опасаясь трибунала; но через много лет он выявился, — после выхода не экран знаменитого фильма о нём. Ни судить, ни признавать его, конечно же не стали, но и не ликвидировали, а тихо упрятали в казённый дом, в качестве психа, мнящего себя Чапаевым).
Служивые летописцы и переписчики, сочиняли и переиначивали во все времена всё, что от них требовали, и очень старались угодить руке кормящей. Неизвестно, — спустя сколько столетий после описываемых событий была составлена бесценная «Летопись временных лет»; и на основании каких именно источников?

»По данным Н.К.Никольского (1902), из 708 пергаментных книг XI-XIV столетий 470 являются богослужебными, остальные (не меньше 218) – богословскими и церковно-четьими (прологи, палеи, четьи-минеи и т.п.). Только около 20 не имеют прямого отношения к церкви, к религии.” (П,Я,Черных. Историческая грамматика русского языка.).
Если “Повесть временных лет’’ была написанам в начале XII века, то до неё имелись всего лишь четыре «книги», нецерковного содержания, относящихся к упомянутым 20-ти. Откуда же тогда такая насыщенность столь удивительно значимыми, мельчайшими подробностями в Повести, написанной так гладко, — через сотни лет после того, как эти эпизоды происходили? В то время сама русская речь и русское письмо ещё просто не имели столь гибких средств повествования. Эта Повесть – фальшивка более поздних столетий. Но почему же все так похоже на изложение (правдивое или ложное – это другой вопрос) каких-то древних эпизодов и событий, о которых тогда ещё помнили? Да, были письменные источники с изложением подробностей, но только если было уже достаточно пригодное письмо для их изложения. Ни русское письмо и даже сама русская речь таковыми ещё не были в IX и X вв. Хронику можно было вести тогда только на достаточно развитых в то время письменных языках. В Киеве тогда грамотными могли быть лишь евреи и греки-попы.
Ненадёжный источник сведений – эта сомнительная «Повесть» Нестера.

Илья Муромец стал инвалидом труда. Подорвался, показывая обожавшей его любопытной толпе свою богатырскую силу, которую молва уже тогда преувеличивала безмерно. Илья был из царского рода хазар, то есть еврей. Рост 177 см. Муромец – главный из трёх Русских Богатырей, два из которых, — он и Добрыня, — оказывается, были евреи, а третий – Алёша Попович (сын попа) – грек. Антисемитам есть от чего быть в раздражении.

Добрыня был родным братом ольгиной ключницы Малуши. (Её имя – русское производное от древнееврейских (ивритских) слов ‘Малка’, ‘Мелех, Малек’, так же, как слово ‘Княжна’ от слова ‘Князь’). Малуша была матерью Владимира. Добрыня был родным дядей этому Киевскому князю.
Креститель Руси Святой Владимир Красное Солышко сам назвал себя так именно потому, что ненавидели его тогда на руси больше, чем кого бы то ни было, — особенно за насильственное крещение.
Святослав был убит на днепровских порогах печенегами — по наводке предателей, из людей, к нему приближённых. На Волгу он вообщё никогда не ходил. Да и вряд ли он мог бы волоком, за тысячи вёрст, по непроходимым далям хотя бы дотянуть туда лодии своей славной дружины. Именно в 965 году великое Хазарское государство на Волге уничтожили мусульмане — гузы, — а не какая-то дружина русов из далёкого города Киева, насчитывавшего всего-то населения тысяч двадцать.
Олег Вещий тоже был тайно убит своим же окружением, — как подметил писатель А.Бушков, — а не укушен змеёй. Гадюке не прокусить сапог.
Кто вообще из Киевских князей умер своей смертью?

Мощи Ильи Муромца хранятся в Киево-Печерской Лавре. Ранее факт их существования скрывался.
«ТАЙНА СМЕРТИ ИЛЬИ МУРОМЦА
[Цитирую эту статью целиком с сохранением в ней замеченных ошибок или опечаток. К сожалению, автор этой публикации не указан в её перепечатке. Из приложения № 838 «Семейный журнал» к израильской газете «ЭХО». – И. О.]

Поразительно, но о смерти первого богатыря Киевской Руси практически ничего официальные документы того времени не сообщают. Вообще создаётся впечатление, что чья-то рука преднамеренно уничтожила всякую информацию о прославленном воине. Объяснение этому может быть одно: имя простолюдина […? И.О.] было ненавистно родовитому боярству и князьям золотого века Киевской Руси. Тем более, что захоронен он был в пределе главного храма Киевской Руси Софии Киевской, в великокняжеской усыпальнице (где и князей-то не всех хоронили). Бояре же о погребении в Софии Киевской и мечтать не могли, так как для них это была честь неслыханная!
Вероятно, по этой причине в позднее время гробница мужицкого боярина была разрушена, в то время, как гробница его товарища по часовне сына древлянского князя Мала, Добрыни Никитича, уцелела. [Реплика: древлянский князь Мал, то есть «Малый», один из всех казнённых коварной Ольгой за расправу над её мужем алчрым князем Игорем, не имеет никакого отнашения к любечскому еврею М-Л-К-у, отцу выросших в доме княгини Ольги еврейских детей Добрыни и его родной сестры Малуши, матери киевского князя Владимира Святого Красное Солнышко Крестителя Руси. – И.О.]
К тому времени заботу об останках легендарного человека взяла на себя Киево-Печерская лавра, где он покоится и поныне, в Ближних пещерах, под скромной надписью над гробницей – Илья из Мурома.
События тех далёких лет крайне драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной междоусобных конфликтов за право великого княжения. Только за указанный период на киевском престоле сменилось 8 князей, в 1169 году стольный град был разорён Андреем Боголюбским, а с 1169 по 1181 год Киевом правили 18 князей, некоторые из них даже по несколько раз. Вдобавок, в борьбу за великокняжескую власть вмешались половцы, совершившие в 1173 и 1190 годах опустошительные набеги на Киевские земли.
При обследовании тела Ильи Муромца специалистами судебной медицины выяснилось, что былинный герой стал жертвой одного из таких набегов. […? -И.О.] Произошло это печальное событие в 1203 году [? – И.О.] во время опустошительного набега на Киев объединённых войск Рюрика [Какого? — И.О.] и половцев. Город тогда взяли приступом, Киево-Печерский монастырь и Софийский собор разграбили, большую часть столицы сожгли дотла. По свидетельству летописцев, такого разорения в Киеве дотоле не бывало. К тому году богатырь на склоне лет принял монашество в Киево-Печерском монастыре, так что, вероятно, так и стал Илья по прозвищу Муромец при остриге. Истинное его имя в церковных хрониках не сохранилось [! –И.О.]. И естественно бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия и его обитель. [?]
Проведённая уже в XX в. медицинская экспертиза [?] мумифицированных останков героя показала, что, судя по его ранениям, он не стал лёгкой добычей врагов. На теле Ильи Муромца было обнаружено несколько ран, из которых серьёзной оказалась лишь одна на руке от копья, а роковой – в области сердца.
Медэксперты датировали останки с честью павшего в бою ратника XII веком, и временной период жизни Ильи Муромца с 1148 по 1203 [? -И.О.] годы. С современной точки зрения, росту богатырь был чуть выше среднего — 177 см, но в XII веке такой мужчина считался великаном, (и даже спустя 380 лет после гибели Ильи Муромца, в 1584 году, проезжий львовский купец Мартин Грюневег был поражён мощами великана древнерусской истории).
Впрочем, телосложением Илья Муромец действительно отличался от обычных людей. Он был ладно скроен и крепко сбит – косая сажень в плечах, как говаривали в старину. Феноменальная сила богатыря передалась по наследству и его далёким потомкам [?] роду карачаровских селян Гущиных, которые вполне могли, как их великий предок, в прошлом веке сдвинуть груз, который был не под силу и лошади.
Анатомы отметили в поясничном отделе тела Ильи искривление позвоночника вправо и явно выраженные отростки на позвонках, затруднявшие движения богатыря в молодости [? –И.О.] вследствие ущемления нервов спинного мозга. О том же [?], кстати, повествует былина, отмечая, что тридцать лет сиднем сидел Илья и не имел в ногах хождения. И только калики перехожие народные целители вправили Илье позвонки [?] и отпоили целебным травяным отваром, благословив его на ратные подвиги.
Возраст былинного богатыря специалисты определили в 40-45 лет плюс 10 лет ввиду его специфического заболевания. По методу реконструкции мягких частей лица по черепу известного антрополога М. М. Гарасимова ведущим специалистом и скульптором С. Никитиным был воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца.
Портрет мастеру явно удался. В нём воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. В его глазах нет раскаяния, он бился за правое дело и не даром прожил жизнь. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведённых в монастыре.»

Ничего не понимаю. Илья Муромец, один из трёх русских былинных богатырей – современник Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси [годы жизни: [942]? – 1015, годы правления: 980-1015]. Крещение Руси было в 988 году.
При чём тут именно этот Илья Муромец к упомянутым выше событиям XII-XIII веков, хронология которых указана так обстоятельно? Не объясняется ли этот сдвиг датировки частичной правотой Николая Морозова и его последователей (А.Т.Фоменко, Г.В.Носовский, С.И.Валянский, Д.В.Калюжный и др.), утверждающих, что официально признанная хронология событий всей мировой истории в принципе ложна, и, что датировка каждого события в ней отличается от вероятно существовавщего какого-то похожего события на какое-то (пока ещё весьма неопределённое) число веков?

Действительно ли от народа всегда скрывали, что Илья Муромец – историческая личность, а не сочинённый персонаж народного фольклора? А как же понимать отмеченные выше подробности? Почему всюду с ложью, с упоминанием обманных подробностей, в намеренно искажаемых пересказах былин так долго скрывалось, что былинный герой не умер тихо от старости, а был убит, — тем более, если бы он был убит в честном бою, при геройской защите святого Киева?

«Поднял Илья камень и нашёл сундук с золотой казной. »К чему мне богатство, старому?’ – думает Илья. Взял и построил на эти деньги церкви Божьи. Зазвонили колокола по всей земле Святорусской. А Илья ушел в последнюю церковь, Пещерскую, и остался в ней навеки. Лежат там его мощи нетленные, а русский народ ему честь воздаёт». (ИЛЬЯ МУРОМЕЦ. Пересказала и составила Е. Григорьева. Москва – 1997.)

Знает ли автор этого пересказа, что не так умер главный из трех богатырей Киевской Руси? Воздавая честь былинному герою (который ростом 177 см, но с палицей в 90 пудов), народ со всего света валил бы поглядеть на это чудо. Однако о существовании нетленных мощей подло убитого Ильи Муромца народу знать было не положено. Не положено было знать и то, почему так мало прожил первый былинный богатырь — всего-то лет сорок, из которых свои первые тридцать лет и три года он и на ногах не стоял. Поэтому в пересказах былин он, «старый», тридцать лет куда-то ездит в поле, с богатырями бьётся, силы пробует, а на старости, чудесным образом побеждает, но отпускает ужасного злодея Жидовина. Возвратившись на заставу богатырскую (таможню города), этот бывалый атаман заявляет, что такое могучее чудище первый раз видит.

Это почему только одно и притом именно такое очень малопонятное объяснение выдвигается в цитируемой газете? Из чего видно, что Илья Муромец был «простолюдин», «мужицкий боярин»? Не был ли любимец народа предательски убит людьми Владимира, ненавидевшего его и опасавшегося влияния этой личности на толпу? Убит был Илья в возрасте 40 или 45, а не 55 лет, не в 1203 году, и вовсе не половцами, разграбившими совместно с каким-то Рюриком священный Киев?
Искривление позвоночника в районе поясницы, отростки на позвонках, ущемляющие нервы спинного мозга и затрудняющие движения былинного богатыря были у него, конечно же, не с детства – иначе он не мог бы стать воином. Это заболевание позвоночника он приобрёл вместе со славой силача, вследствие перегрузок на позвонки, когда показывал невозможное обожавшей его толпе. Она жаждала видеть его необыкновенную силу, преувеличиваемую молвой. Если, даже спустя много веков, такое заболевание было столь заметно в его останках, то в столь тяжёлом состоянии он уже, пожалуй, с трудом еле двигался и, пожалуй, не мог уже даже на коня сесть. Однако он продолжал быть опасным для князя, — самым влиятельным лицом в народе. После смерти он стал любимым героем былин на все последующие века. Тайно убитый герой был похоронен с великокняжескими почестями, а когда его могилу всё ж таки разрушили, церковь прибрала себе его мощи вместе с любовью народа к этому легендарному богатырю.

И Олег Вещий, предательски убивший принимавших его в качестве гостя, купца, князей Аскольда и Дира, и таким вероломством захвативший Киев, в конце концов предательски был тайно убит своим же окружением, а не укушен змеёй. Как замечает А.Бушков, не прокусить никакой гадюке княжеский сапог (да ещё в нём портянку или прочный, добротный, вязанный для князя, толстый носок из козьей шерсти).
Игорь Старый был растерзан древлянами, за что им полной мерой отомстила его Ольга.
Столь знаменитый Святослав, о котором из первоисточников, оказывается, почти ничего не известно, был, по рассуждениям историков, предательски подставлен своими же людьми под заставу печенегов, предупреждённых о предстоящем его переходе через днепровские пороги, где он и погиб.

А вот что пишет Борис Альтшуллер на стр.246-248 своей книги ПОСЛЕДНЯЯ ТАЙНА РОССИИ, Издательство «НОЙ», Москва 1996.
«Молодой Владимир показал себя достойным сыном своего времени. Во время переговоров князь Ярополк был заколот, и Владимир взошёл на киевский престол. Окрылённый этим, он прогнал варягов из дружины, ничего не заплатив им за службу, и отправил к византийцам, предупредив греков, чтобы они разбросали варягов по гарнизонам, дабы те не могли мстить за смерть своих товарищей. Конечно, это было предательством дружины, но только после этого киевляне признали Владимира своим князем.
Чтобы вновь завоевать славянские территории и «восстановить мир», Владимир нуждался в поддержке Киева. Объединение было проведено силой: в 981 г. были завоёваны черевенские города, в 981-982 гг. – вятичи, в 983 г. – ятвяги, в 984 г. – радимичи. В 985 г. разгорелась война с камскими болгарами и хазарами: как нам уже известно, с болгарами был заключён мир, а хазары потерпели поражение.

Владимир расширял свою державу огнём и мечом, и, конечно, нажил себе много врагов. Чтобы удержать власть, он нуждался в сильных сторонниках внутри страны и за её пределами. Вместе с тем, опасность представляли и оба поражения в битвах с болгарами – Святослава на Дунае, Владимира и его дяди на Каме – они могли стоить Владимиру головы. Чтобы суметь контролировать все завоёванные земли, необходимо было определённое узаконение, и оно стало возможным после введения христианства, в результате чего русы, помимо всего прочего, обрели сильного союзника на южных рубежах.
В «Повести временных лет» есть интересный рассказ о происхождениии Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца Малк(о). Среди филологов давно идет спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец Малк(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестора:

«И сказал Добрыня: »Просите Владимира». Владимир был сыном Малуши, ключницы [у] Ольги. Малуша была сестрой Добрыни: отцом же ей был МаЛьК[о] Люб[е]чанин, и был Добрыня дядей Владимиру». (Редакция А.Шахматова, 1916; Редакция В. Адриановой-Перетц, 1950)
………………………………………
«Принять ислам Владимир отказался из-за запрещения пить вино. Дело было не в личном пристрастии князя к алкоголю, а в ритуале общения с дружиной – совместной трапезе, на которой обязательно пили хмельные напитки – пиво и мёд – ради веселья, а не опьянения. Отказ от традиции совместных пиров сулило князю потерю дружины, которая усмотрела бы в этом оскорбительное пренебрежение.» (Л.Гумилёв, 1989).»

Почитаем ещё одну весьма любопытную газетную публикацию.

Израильская газета ЭХО – 225 – 28.07.93. – XII – Точка зрения.
«ЭЛИЯГУ МУРОМЕЦ
Тимур КРЫЛЕНКО
Москва
»НЕ ГОЙ ТЫ ЕСИ, БОГАТЫРЬ БЫЛИННЫЙ!» – утверждает томский литературоведВладимир Хромин, подвергающий сомнению русское происхождение Ильи Муромца

ОЧЕВИДНО, ГИПОТЕЗА ЭТА мало понравится ревнителям чистоты русской расы и приведёт в недоумение большинство россиян, в детстве зачитывавшихся былинами об Илье Муромце. или, по крайней мере, видевшими прекрасный фильм с Борисом Андреевым в главной роли. Да и знаменитую васнецовскую картину «Три богатыря» все привычно воспринимают как изображение передового дозора киевской – русской! – дружины.
Ничего подобного, убеждён 28-летний исследователь из Томска. На основании внимательного изучения истории и былин он пришёл к выводу: единственным настоящим русским из трёх знаменитых витязей был только Добрыня.
[Реплика: именно Добрыня Никитич – родной дядя киевского князя святого Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси был чистокровным еврееем. — И. О.]
Владимир Хромин, по его словам, пытался опубликовать свою гипотезу в нескольких научных изданиях, но везде получил от ворот поворот. Тогда он решил обратиться в популярную ныне на Руси газету »Скандалы», справедливо полагая, что это единственная газета, способная сегодня напечатать столь спорную точку зрения – хотя бы в порядке бреда…
Бред не бред, но привычного в выкладках томича действительно мало. Хотя в логике (правда, весьма своеобразной) ему не откажешь.
С Добрыней, по мнению исследователя, всё ясно и понятно. Чисто русское дохристианское имя; безусловно [? – И.О.] киевское происхождение; несомненные родственные связи с Владимиром Красное Солнышко…
Не менее »прозрачна», хотя и по-другому, на взгляд Хромина, фигура Алёши Поповича. У молодого витязя определённое греческое имя и отчество (по одним былинам его отца звали Фёдором, по другим – Леонтием). В эпоху крещения Руси абсолютное большинство священнослужителей были приезжими.
Об иноземном происхождении Алёши косвенно свидетельствует и его характер. Греки (византийцы) исконно считались на Руси »хитрым» народом – вот и Попович мастак на выдумки и каверзы, да и врагов своих побеждает по большей части не силой, а с помощью всяческих хитростей.
Автор гипотезы переходит к личности Ильи Муромца. И тут начинается самое интересное. При всей безудержной фантазии сказителей, резонно отмечает Хромин, былина – это всё-таки не сказка. В сказке любой Иван-дурак добывает себе богатырское снаряжение, спасает царевну от Кощея, получает полцарства в награду – и всё это нимало не смущает ни рассказчика , ни слушателей. В былинах такой сюжет не пройдёт. Былины сугубо реалистичны в мельчайших деталях, и события в них подчиняются, пусть и с оговорками, логике жизни и исторической реальности.
»Былины возникли как выражение исторического сознания нашего народа в раннюю эпоху существования древнерусского государства» – пишет выдающийся российский исследователь былин академик В. П. Аникин.

Следуя логике былинного повествования, совершенно невозможно поверить, что простой, никому не известный крестьянин освобождает »прямоезжие дороги» от разбойников, снимает вражескую осаду с городов, занимает главенствующее положение в великокняжеской дружине, на равных спорит с самим князем… И, в конце концов, окончательно поссорившись с Владимиром, поднимает мятеж и, по сути, на какое-то время становится полновластным владыкой Киева.

Всё это, скорее, похоже на жизнеописание какого-нибудь кондотьера, командира собственного отряда, наёмника на службе Владимира Красное Солнышко. Причём наёмника, знающего себе цену и не склонного лизать кормящего его руку.
Такие сильные личности не были редкостью в средневековой Европе – так почему Киевская Русь должна быть исключением?

ОТКУДА ЖЕ ПОЯВИЛСЯ МУРОМЕЦ? Во всяком случае, полагает автор гипотезы, вряд ли из Мурома. И уж тем более сомнительно, что свой род он ведёт от муромы – финно-угорского племени, платившего Руси дань и к 12 веку окончательно ассимилированного русскими.
Гораздо резоннее предположить, что ‘’Муромец’’ означает не племенную принадлежность, а боевое прозвище.
Илья же – имя иудейское. В последующие века оно стало привычно русским, но в те годы, полагает Хромин, могло, скорее уж, принадлежать выходцу из Хазарского каганата, где иудаизм был господствующей религией.
Илья Муромец – хазарин? Гм-м…
“В 964-965 гг. каганат был разгромлен князем Святославом, — напоминает автор гипотизы, [Поправка: Это самая главная ложь во всех учебниках не только русской истории. – И.О.], – но это не означало ни физического уничтожения всех хазар, ни поголовного истребления их правителей.
Лишившись собственного государства, они, естественно, должны бали искать властителей, к которым могли бы поступить со своими людьми на службу. Сам Илья по возрасту не подходит на роль такого бездомного рыцаря, но он вполне мог быть сыном или внуком одного из них.

Справка [ — И.О.]: “Неразумные хазары” действительно, как и положено считать, были разгромлены именно в 965 году, но не русским отрядом с далёкого Запада, а хлынувшими с востока, как неисчислимая саранча, гузами, — вовсе не славной киевской дружиной, бравыми друж-ками КН[я]З[я] ( хазарского “сборщика дани”, — иврит), его бойарами, то есть мордобойцами, соратниками по “раскулачиванию” хлеборобов). Всё двадцатитысячное население великого Киева никак не могло бы выставить в поход на разгром великой хазарской империи такую банду, которая дотащила бы волоком свои лодии от Днепра до Волги. Умиляешься неуёмному воображению служивых! А за ними эту чушь, казалось бы, очевидную даже ребёнку, повторяют юдофобы, дураки и академические умники, даже из евреев. —

“О Святославе мы знаем так же мало, как и об Ольге. … Летопись молчит о нём до 964 года. … В 964 г. – если верить летописи – Святославу исполнилось 22 года, и он повёл войско на восток” – пишет Энциклопедия для детей на стр. 144., Том 5, Часть первая. Москва, изд. “Аванта+”, 1995.

Отряд какой численности во главе с юным княжичем (пока ещё не князем — при пока ещё живой своей матери великой княгине Ольге грозной правительнице Киева) мог выставить город Киев? Ведь этот город сам всегда находился под смертельной угрозой захвата со стороны и варяг, и кочевников. Полк [Volk (нем.) – народ] киевлян – это не очень много для нападения на Великий Итиль, находившийся от Днепра где-то за тридевять непроходимых земель. Численность всего населения того Киева историки, не скупясь, оценивают в двадцать тысяч человек (да хоть сорок тысяч!). Хорошо укреплённые города приходилось брать не походя, как в Повести Нестера, а длительной осадой, что, бывало, отбивало охоту грабить их даже у непобедимых, полумиллионных татарских орд в последующие века.
Великий город Итиль был столицей тогда огромного, как империя, Хазарского каганата. Ему издавна и до последних лет существования этого государства хазар (с этой столицей в низовьях Волги, столь далёко от Днепра), платили дань “двадцать пять царств”, куда входили и русские княжества, включая Киевское.
В городе Итиль киевский князь, то есть местный вождь, “сборщик дани”(иврит) в хазарскую казну, вообще не был и не мог там быть.
В 1965 году разгромленное гузами, Хазарское государство на Волге прекратило существование по иной причине. Его многоэтническое население, закончив победой, примирением и беспримерной веротерпимостью свою оборонительную, более чем вековую войну с исламским полумиром, потом погрязло уже в гражданских войнах, провозглашая, кто же “истинные хазары”. В конце концов все перестали называть себя хазарами, чтобы устранить поводы к губительным межконфессиональным войнам, ещё более кровопролитными, чем прошлые войны с мусульманами халифата. После отражения смертельной опасности поголовного истребления хазарского населения со строны полчищ Арабского халифата населению огромного хазарского полумира – от финнов до китайцев – стали казаться слишком абстрактными всякие теологические споры о том, кто же из них “истинные хазары”, а кто, лишь называя себя хазарами, на самом деле их истинные враги (внутренние, которые опаснее врагов внешних). Срочно мобилизавать достаточно войск против гузов (как ранее против арабов, молниеносно захвативших полмира в огромном, как потом Российская империя, Хазарском каганате, распадавшемся, вследствие конфессионных междуусобиц) уже стало невозможно. Чем грозила хазаром угроза поражения в войнах с мусульманами, показал разгром их державы гузами в том 965 году. Гузами! — а не бравым, вскоре погибшим в стычке с печенегами несчастным атаманом русов. Процветавшую метрополию хазар гузы разом превратили в полупустыню. Не трулно понять, как повели себя ранее побеждённые хазарами в столетней войне между халифатом и каганатом мусульманские полки, принятые ради установления мира на службу каганату.

Все немногие сведения о Святославе основаны на сомнительных, всеми искажаемых сочинениях некоего черноризника Нестора, составленных через несколько столетий после упоминаемых Повестью эпизодов. Не в XV ли или в XVI веке? Не в XII-м, как убедительно показывает А.Бушков. На основании каких источников столько вымысла? Слишком уж художественно для тогда пока ещё убогой русской речи начала XII века, и слишком связно по сюжету в таких мельчайших подробностяж! Описаны эти дела столь давно минувших дней в единственном (!) памятнике художесивенной литературы того времени, в произведении подозрительно высокого уровня, что вряд ли было возможного пока ещё слишком ограниченными средствами русской речи того времени. Этот памятник сохранился до наших дней не в оригинале, а лишь во многократно и по-разному искажённых списках, в которых подробности противоречат друг другу. И каждый вариант малейшей подробности в этом столь ненадёжном источнике сведений служит идеологии. Мельчайшие, противоречащие друг другу подробности в различных списках, испорченные каждым переписчиком, является фундаментальной основой для построения (или для коренной переделки) общей картины всей русской, да и всей мировой истории.
С чего это взялось утверждение о том, что какая-то дружина из далёкого Киева, — по сути, личная охрана только что вылупившегося воина, 22-летнего сына киевской княгини – вдруг, да не только аж на Волге, разгромил до бесследного исчезновения величайшую державу, тех самых хазар, которые остановили и подчинили себе бесчисленные полки Арабского халифата (покорившие до этого,, в основном, в течение времени жизни лишь одного поколения людей, всего лишь полмира – от Испании до Индонезии)?
Вот что пишет на стр. 154 своей книги “Еврейские корни руси” Ефим Макаровский, возвеличивший роль Святослава свер всякой разумной меры.

Читаем “Историю хазар” М.И. Артомонова:
“Смертельный удар Хазарскому царству был нанесён Русским государством. Под 965 г. “Летопись” очень кратко сообщает об этом:

“ИДЕ СВЯТОСЛАВ НА КОЗАРЫ. СЛЫШАВШЕ ЖЕ КОЗАРИ, ИЗИДОША ПРОТИВУ С КНЯЗЕМ СВОИМ КАГАНОМ, И СЪТУПИШАСЯ БИТИСЯ: И БЫВШИ БРАНИ, ОДОЛЕ СВЯТОСЛАВ КОЗАРОМ И ГОРОД ИХ (И-?) БЕЛУ ВЕЖУ ВЗЯ. И ЯСЫ ПОБЕДИ И КАСОГИ”.
Чушь собачья. Летописец или переписчик этого весьма сомнительного источника не знал древнееврейского языка и вообще “забыл”, что князь – это не каган, а лишь его вассал, слуга кагана, его сборщик дани (налога, в современной терминалогии). Каганами стали величать себя князья, лишь став независимыми. Слова “каган” и “каганат” означают “священный” и происходят от древнееврейского слова КоhЭН «священник». Авторитет власти под руководством священников был священным в сознании цивилизовавщегося населния всевозможных каганатов, от малых, включая и Русский каганат в какое-то время, до великих каганатов, таких как Аварский каганат в центре Европы до его исчезновения в 7-ом веке, Великий Тюркский каганат в Средней Азии, Уйгурский каганат в Центральной Азии, Восточный Каганат на территории почти всего современного Китая во времена монгольской власти.
Как при Советской власти существовали всевозможные, малые и великие советы, так и во времена власти Каганов (коганов, коэнов, хаканов, гаханов, hа-ханов, ханов) всюду существовали местные каганаты со своими каганами, ханства со своими ханами, в разной мере зависимые или независимые друг от друга. Эпоха хазар и каганатов закончилась тем, что те, кто считали себя хазарами, дошли до безмозглого фанатизма в своём рвении быть «истинныыми хазарами». Они дошли до погубивших их междуусобиц в борьбе за утверждениие «истинного, священного Закона». А его кто как себе понимал. Поскольку все стали считать себя, каждый на свой лад, «истинными хазарами», то и слово «хазары» потеряло смысл. Ширились кровавые противостояния всех против всех за абстрактную истину в беспредметных конфликтах по поводам соблюдения или нарушения «истинного» священного Закона (по еврейскому образцу). Для отражения новой опасности со стороны теперь уже мусульман гузов, с востока, ставшее апатичным и разрозненным (вследствие конфессионных конфликтов) население бывшей метрополии хазар же не смогло достаточно быстро сплотиться. Поэтому мусульмане – на этот раз гузы – своей цели, в конце концов, добились. То, что ещё было многолюдными, процветающими, ранее хазарскими областями, то уже не смогло противостоять очередному нашествию мусульман. Всё было разгромлено, превращено в малонаселённую полупустыню. Оставленные в живых были обращены в ислам. Всё что осталось, подверглось разгромам и разграблениям со стороны прочих, быстро размножившихся при безвластии местных и пришлых банд. Однако, среди них не было банды Святослава из Киева. Итиль от Киева был недостижимо далёким городом, чтобы киевская дружина охраны князя могла принять там участие в грабежах и погромах. Служивые историки, из тех, что хотя бы «догадываются» об ослабления Итиля ещё до появления Киевской Руси на исторической сцене, помпезно называют гузов ‘союзниками’ самого Святослава. Какие там «союзники»! Спустя много веков после тех событий мало кто даже из грамотных людей на Руси вообще, и на Днепре в частности, мог ответить на вопрос, куда впадает река Волга. О существовании где-то каких-то «гузов» лучшие «звездочёты» на Руси знали столько же, сколько те самые гузы знали о самом существовании слова Европа.

Всех ли касогов, всех ли ясов, ВСЕХ ЛИ хазар, и непонятно, ГДЕ ИМЕННО победил Святослав чтобы не надолго, взять КАКОЙ-ТО город и/или Белую Вежу (хазарский форт Саркел на Дону)? Всё эти якобы ключевые события общемировой истории упомянуты вскользь, в одной столь краткой фразе! Много ли внимания уделил автор этим свкршениям! Значит, это какие-то малозначимые эпизоды, а не такие, как в домыслах, например, Артамонова.
Ниже отмеченной фразы у него в книге дана такая сноска: “В летописи название города не приведено; сказано “и город их”, т.е. хазар. Дальше после союза ”и” значится Белая Вежа; союз “и” показывает, что это не то же самое, что “город их” (Ср. Minorsky. A New Book, стр. 139.)

Ну и что? Разве можно понять иначе? А если этот какой-то город, не стоящий упоминания, не та самая Белая Вежа (хазарская крепость Саркель), то из чего следует, что этот город стоит на Волге, а не где-нибудь в Средней Азии или ещё, черт знает где, например, Бухара (что значит «Избранная» [иврит]; город по-древнееврейски женского рода)?
Обратим внимание – сначала чей-то «их город», потом Белую Вежу, что на Дону, не так уж далеке от р. Днепр, да и от самого г. Киева.
Однако, из этого союза »и» делается вывод, что упомянутый «город их» – это самый главный город их. Кого это «их»? На всякий случай госп. Минорский помогает понять: «т. е. хазар». Выходит, без этого указания можно понять и не так. А вывод делается такой: »и [самый главный] город их [то есть всего лишь имперскую столицу их, этакий маленький г. Итиль, что находился совсем рядом с Киевом, в дельте Волги, эту хвалёную крепость на бойком месте, что у самого Хвалынского моря, крепость, ну совсем не защищённую со всех сторон от нападений всяких дружных бродяг и бродячих дружин хотя бы множеством водных препятствий!] и Белу Вежу [не главный город, но всё же крепость на Дону!] взял».

Взял он, надо понять, эдак, между прочим, враз оба этих, ну, почти соседних города (каких-нибудь несколько часов пути по бездорожью, по болотам, дебрям и холмам в расписных, как у Стеньки Разина, челнах, но волоком). Взял, значит, сначала главный город (Итиль на Волге), а затем Белую вежу (Саркель на Дону). Названия прочих городов: напр., Булгар, Семендер, как и этот главный «город их», не стоят даже упоминания рядом с этой Белой Вежей . Взял он всё, походя, как бы разом, между прочим, — привычно прогуливаясь по Восточной Европе перед визитом в Европу Западную. Сколько же времени заняла эта прогулка? Кто же в поте лица своего добывать хлеб насущный оставался тогда на Руси? Сколько сот человек могло быть в дружине Святослава? Его мать, Ольга, ещё и при живом муже, Игоре, содержала свою личную дружину.

Эти надуманные эпизоды тысячелетней давности трактуются как самые ключевые для понимания всей последующей русской и даже мировой истории. Именно они служат главным основанием к построению самых немыслимых сюжетов, объявляемых исторической истиной.
Гипотетические подробности о самом ключевом событии тысячилетней давности – о разгроме хазарского царства – высосаны из пальца на основании этого союза «и» в такой мимолётной фразе из столь сомнительного источника.
Вот на таких подробностях, как этот союз «и» в противоречащих друг другу текстах по разным спискам летописи трактуется вся основная картина истории русской и всей мировой историии. Соответствующие мировозренческие выводы делаются из соответствующего варианта этой картины. Каждый её вариант возможен абсолютно иной, например, противоположной.

Если даже поверить в то, что отмеченное выше было написано так изначально, тогда как ещё можно понимать эти слова летописи?
Ну сделала налёт банда Святослава на какой-то городок, и не смог этот городок выставить навстречу достаточно большой отряд самообороны (Всё как в Гражданскую войну там же, но в XX веке). Допустим, что и этот городок, и Белую Вежу подержала эта банда. Что же из этого следует? Сопоставив численность населения Советского Союза в конце его существования, Российской империи в начале того же века, петровской России, Московского государства при Иване Грозном… и так далее в глубь веков, обнаруживаешь то, как мала была Киевская Русь в начале русской истории. Дружина охраны Святослава со всеми возможными наёмниками по своей численности, конечно же, была куда меньше, чем одна дивизия батьки Махно в 20-м веке. Что с того, что банда Святослава пограбила и ясов, и касогов. Славные были времена, — такие же, как после развала Царской России после Первой мировой войны.
Слова «с князем своим каганом» можно понимать буквально – во главе со своим ‘князем’, то есть ‘сборщиком налогов’ (иврит), — когда-то в хазарскую казну. Князей любого княжества могли называть каганами, поскольку когэнатами любого масштаба назавали любую «священную» систему власти (от еврейского слова ‘когэн’ «священник). Каганатом (Восточным) при монголах назывался Китай. Были Аварский каганат в Западной Европе, и Великий Тюркский каганат в Азии, и Русский каганат (Киевская Русь), и прочие русские княжества, называвшиеся каганатами. Точно так же, как когда-то всюду модно было называть любую власть «священной» (каганатом), при большевиках их власть любого масштаба стали называть «народной», — «Советами», «Советской Властью» (Как красиво звучит – Советская Власть, Власть Советов!). Слова «каган», «каганат» (слова еврейские, точнее, еврейского происхождения) в советское время были почти исключены из употребления (из учебников истории и литературы для историков). Да и слово «хазары», конечно же, с эпитетом «неразумные» школьникам известно, пожалуй, в основном лишь из стихотворения Пушкина.
(А израильским школьникам вообще не положено знать слово «хазары»).
Неподготовленных раздражает странное для них упоминание древнееврейского языка по отношению ко множеству ключевых слов, которые, как им кажется, не должны иметь к ивриту никакого отношения. Что ж, им тоже придётся вникать в ивритскую этимологию слов.

Продолжаем читать Артамонова.
«Существенное дополнение к этому скудному сообшению содержится в труде арабского географа Ибн Хаукаля, писавшего в 70-х г. X в. По его словам, в 968/9 г. русы, которых он, повидимому, отождествлял с норманами, “ограбили Болгар, Хазаран (восточная часть Итиля), Итиль и Семендер и отправились тотчас в Рум и Андалус”.
Сразу же стоит отметить, что слова: “и отправились тотчас в Рум и Андалус” уж точно никакого отношения к Святославу не имеют. Умеется в виду, возможно, как цунами прошедшая по Волге лишь однажды, в 968 году, безнаказанно, потому, что всего лишь через три года после разгрома хазар гузами, типичная волна викингов, которых арабский хронист назвал более знакомым на юге словом “русы”. Так на юге Восточной Европы когда-то называли орды пиратов. “Русское море” (на юге, а не на севере) – это значит ‘’море Пиратов”. Так называлось, я полагаю, море Азовское, о не то, что теперь называется морем Чёрным.

“В другом месте этот же автор, описывая обширный и богатый Семендер, замечает: “Русы разрушили всё это, и разграбили всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итилье. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-эль-Абваба и укрепились на нём, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух [Мангышлак]”.
Это, повидимому, было именно так.
Разбойники раннего средневековья в Европе назывались везде по-разному.
На юге Восточной Европы — дромитами, т.е. “южными” и русами, т.е. “громилами”. Варяги (на иврите) так называли когда-то тех, кого в более северных местах называли словом ва-руги “варяги” (что означало “…и руги”, “ва-руги”, ворюги, воры, вруны ), а ещё севернее — норманами, или мурманами (Мурманск, Моурманское море), что является производным от искажённого германского слова “Nordmannen», — люди севера. В Западной Европе норманов (от них и название Нормандия во Франции) называли в основном викингами (от слова “вик” – что значит “круг”, “банда”. Древние франки и современные французы называются так от корня германского «фрай», что когда-то ассрциировалось с понятием «не занятые», «бродяги», «грабители».
Германцы «Germanen» – это вовсе не немецкое слово, а семитское – от корня Гимэл-Рэш-Мэм, что означает »черевато бедой» (в смысле набегами с севера на поселения этруссков). Польша и Палестина называются так от древнееврейского слова »ПоЛьШим», что означает »захватчики», но и в ином значении – »колонисты».
Нет сегодгя ничего оскорбительного в том, что слово «русы» имеет аналогичное происхождение – от корня hэ-Рэш-Самэх “разбой, погром”. В упоминании арабского хрониста более знакомое ему южное слово “русы” имеет смысл довольно древний, — у него это пока ещё не название этноса ‘русы’, а название сброда банд.
Викинги разграбили всю Западную Европу. Они же, упомянутые словом ‘русы’, прошлись и по Волге. Это произошло через три года после того как по Хазарии в Нижней Волге, как предшествовавшее цунами, как саранча, прошлись азиаты, — принявшие ислам гузы.

Великодержавный дух русских историков, церков, светская и советская власть требовали такого освещения истории, в котором было бы показано величие древних корней русской государственности и, конечно же, приемственности власти на Руси, начиная хотя бы со времени распространения христианства в Руси Киевской. Еврейская предыстория русского государства всегда была особо болезненной тематикой во все времена. Вот и Артамонов, очень опасаясь при Сталине за свою голову, угодливо извивается:

“На том основании, что годы разгрома Хазарии, указанные Русской летописью и арабскими географами, не совпадают, некоторые историки [Гаркави] полагают, что Святослав не дошёл до Волги и, что Болгар и Волжскую хазарию разгромили какие-то другие русы, не киевские, а волжские. Это явно не так; Русь была только одна – киевская, никакой иной Руси никогда не существовало.”

В ответ на эту бессмыслицу, не расширяя тему, возразим лишь словами П.Я.Черных: “Уже с XIV столетия северо-восточную Русь соседи начинают именовать «Великой Русью» в отличие от «Малой Руси» (юго-западной) и «Белой Руси» (западной). Это последнее название («Белая Русь»), несомненно, народного происхождения. Ср. «Червенская» или «Червонная Русь» (Западная Украина), «Чёрная Русь» и др.».
Стоит продолжить:
«Но особого распространения ни в XIV в., ни позже, в период собирания русской земли вокруг Москвы, термин «Великая Русь» у нас не получил. Новое государство долго называлось просто «Русь» (ещё при Иоанне III), а позже стали называть его «Русия», и лишь со времени Ивана Грозного – «Росией». Только с середины XVII в., после воссоединения левобережной Украины с Москвой входит окончательно в употребление в официальном языке термин «Великая Росия». С двумя с это слово («Россия») стали писать с конца XVII – начала XVIII в.». ( См.: «Историческая грамматика», Учпедгиз, Москва, 1952 год, стр. 45)

Продолжим цитату из Артамонова.
“Что же касается расхождения в датах, то оно легко объясняется ошибкою одного из наших источников, а именно арабского, который отнёс нападение руси ко времени, когда сведения об этом событии стали ему известны, т. е. на три года позже, чем оно было в действительности.” (“Я разузнал об этом в Гургане [Грузии] в 358 г. у того, кто недавно был там”)’’.
Какая смешная изворотливость!
Неугодные сведения – “ошибочны”!
А разве, кроме как в Киеве, нигде ещё никаких русов не существовало? Откуда же взялось столько русских не только в Советском Союзе? И куда подевались потомки всех тех, кто жили на его территории во времена, описанные в “Повести”, но не были русами?

Продолжим далее.
“В русской летописи перед сообщением о походе Святослава на хазар, годом ранее, имеется рассказ о другом его походе на Оку к вятичам, ещё платившим дань хазарам. Этот поход и был началом войны Святослава с хазарами.”
Силён бродяга!

Дальше сочиняется нечто невообразимое.

[Лёгко] “пройдя [весной] по [прекрасной] Оке [да] в [могучую] Волгу, [юный] Святослав [сразу] разгромил [наголову] болгар [обутых] и [босых] буркасов, [быстренько] спустился [скрытно] вниз [ночами] по [бесконечной] реке, [развлекаясь] разграбил [хвалёный] Итиль, [на брёвнах] по [бурному] Каспийскому [Хвалынскому] морю [тихо] добрался [аж] до [самого] Семендера [неприступного] и, [мимоходом] опустошив [окрестности] его, [налегке] двинулся [домой] вдоль [хребтов] Кавказа [возвращаясь] на [русский] Запад. [Тогда] вероятно {!!!}, под [городом] Итилем [Хазарским] он [зачем-то] встретился [лично] с [гордо] вышедшим [на ходулях] против [дружины] его [каким-то] каганом [то есть] (царём) [хазарским] и [обидевшись] разбил [внезапно] его [смехотворное] войско [играючись]. По [этому] пути [вероятно?] к [мелководному] Азовскому [Скифскому] морю [Великий] Святослав [нечаянно] столкнулся [грудью] с [ужасными] ясами [именуемыми] (аланами) и [косоглазыми] касогами [на коровах]. На [кривом] обратном [своём] пути [возможно] вверх [да] по [родному] Дону [уж]он [шутя] взял [на минуточку] Белую [как облако] Вежу ([крепость]Саркел) [ну] и [наконец] вернулся [перезимовать] в [свой] Киев.”

Любопытно, за сколько дней он сделал эту лёгкую пробежку перед прогулкой на Дунай?

Изложение дальнейших событий в основном достоверны или правдоподобны.

В следующем году Святослав вновь оказался у вятичей и окончательно покорил их, о чём летопись и сообщает: “победи вятичь Святослав и дань на них възложи”.
В 968 г. Святослав устремился на Дунай.”

Но тут же Артамонов замечает:
“Указанный путь Святослава гипотетичен, но весьма вероятен.”

Короче говоря, весь этот поход – плод больного воображения.

Сегодня непобедимая и легендарная Армия России, при всей её современной технике, которой нет у чеченцев, увязла в крошечной Чечне. Это происходит в одном из небольших районов бывшей Волжской Хазарии, которая была лишь малой частью всей “Хазарии”, пожалуй, не меньшей, чем нынешняя Россия. Та Хазария не имела границ с пограничными столбами. Однако зоны хазарского колониального влияния были шире, чем территория СССР. Победы дружины т.е. (личной охраны) юного сына ни с кем никогда не воевавшей, но свирепой Ольги — княгини Киева — затмевают подвиги воинства Александра Македонского!
А может быть часть подобных подвигов совершила вовсе не дружина Владимира. Не по разгромленным ли гузами землям хазар, как следующее цунами, прокатилась волна объединённых банд всевозможных викингов, варягов, мурманов под общим у арабов названием “русы”?

Как и “Повесть временных лет” подозрительно уникальным, хотя и более поздним памятником, — то ли лишь литературным произведением, то ли достоверным источником исторических сведений — является “Слово о полку Игореве”, споры о чём продолжаются вот уже более двухсот лет, со времени его обнаружения.

На таких же сомнительных основаниях самым древним памятником русской письменности считается процарапанная удивительно тонко – ЧЕМ? АЛМАЗОМ?! – загадочная надпись НА ГОРШКЕ, кириллицей: “ГОРОУХЩА”. Она обнаружена на склеенном археологами горшке, изготовленном, как утверждают учёные (похоже, с высшим образованием, но без среднего), в 930 году. Горшок был найден в подарок товарищу Сталину при раскопках, ставших знаменитыми, в Гнездовских курганах под Минском, то есть почти во дворе местной Академиии наук. Ведь, если надо, то..!
Пологаю, что об этой находке по линии секретной службы самого Хозяина, от его личных сексотов, как во время войны с фронта, ему сообщили эту новость раньше, чем несчастному начальнику археологической экспедиции. Тот был послан с важным партийным заданием — найти что-нибудь очень нужное автору гениального труда “Марксизм и вопросы языкознания”. Тогда в Стране Советов этот научный труд — само острие стержня идеологии — был у интелигенции, рабочих и колхозников главным источником цитат для заучивания наизусть. Руководитель экспедиции, увидев находку, как можно себе представить, побелел от страха, седея на глазах и обливаясь холодным потом. Только тайный агент госбезопасности, зачисленный в экспедицию под видом какого-нибудь чернорабочего, не был в состоянии сообразить, что это за горшок.

Веселящиеся студентики со студенточками, как всегда, там подкидывали друг другу “ценные находки”. Прелестные первокурсницы нацарапали буквами кириллицы вроде бы славянское, но для пущей загадочности какое-то непонятное слово: ‘гороухща’, понять которое вот уже более полувека не может ни один умник. Углубляя рельеф букв, они протравили нацарапанное по воску, а воск затем смыли. Горшок этот они как следует вымазали чем нужно, а затем правдоподобно его разбили и закопали в грязь разгребаемой помойки какого-то века. Девочки не могли предвидеть, что о каких-то черепках начальник экспедиции впервые узнает из запроса “молнией” на его имя аж из Кремля.
— Что за находка? Сами не знаете?! Тогда чем это вы там занимаетесь?!
Что ответить? Шутка? Над кем шутка?! Его ведь уже поздравили от имени САМОГО…!! Это же первое, из найденных, слово, написанное кириллицей! Прошлое тысячелетие! Доказательство существования на Руси письменности уже в начале 10-го века! Кириллица! Бытовая! Какая образованность на Руси уже тогда! Какое превосходство культуры в сравнении с соседними регионами! Так вот откуда пошло русское письмо! Вот откуда пошла есть Земля Русская! И вся славянская цивилизация! Да что там – разве только славянская! Европейская! Мировая … !

И генералы в штатском, и холуи в генеральской форме, видя на редкость хорошее расположение духа на посветлевшем конопатом лице генералисимуса, спешат выслужиться, проявляя на перегонки свою расторопность в связи с этой явно приятной вождю новостью.
Начальник экспедиии, не смеет вставить ни полслова. Чья-то шутка? Подлог? Величайшее открытие? Сокрытие правды? Пособничество? Что делать? Молчать? Подыгрывать? Жульничать? Делать позу? Раздувать обман? Но ведь за границей подлог очевиден каждому, так же с первого взгляда, как и ему самому? Ведь за такое не расплатишься только лишь своей головой! А если студенты проболтаются?
Смертельный ужас начал расходится кругами по душам всех, кто хоть мельком увидел находку. Каждый был втянут круговой порукой в то, что не может оставаться в тайне. Фотографии столь сенсационной находки невозможно не опубликовать и в научных, и в прочих журналах…

Ну и каково продолжение этой истории? Король-то голый! Сам Сталин – дурак малограмотный! Его академики, а за ними все прочие – просто сброд холуёв, трясущихся от постоянного страха. Однако этого по сей день никто не посмел заметить даже за границей. Гений языкознания и всех других наук вскоре был отправлен верными соратниками на рекорнацию. А фотографию склеенного горшка с загадочныи словом ‘гороухща’, нацарапанном на нём явно в 20-м веке, дяденьки учёные уже не стесняются и детям на смех поместить, например, в Большой исторической энциклопедии школьника.

А школяры вполне могут иметь и собственные, весьма ехидные мнения. К примеру:
После недолгого налёта, как цунами, как саранча, неисчислимых гузов (мусульман) на месте мгновенно рухнувшей, ранее великой державы хазар осталась лишь малолюдная полупустыня. Многовековые колебания уровня Каспийского моря тут ни при чём. (У академика Л.Н.Гумилёва и в этом пунктике зашёл ум за разум)

Вернёмся к Илье Муромцу.
“Хазарская версия’, по мнению Хромина, всё объясняет. И то, что Илья до 33 лет был парализаван (видимо, примерно в этом возрасте он перешёл в христианство и начал ‘’жить’’ для сказителей). И то, с какой лёгкостью он добился высокого положения при князе (принять на службу бывшего противника не считалось зазорным). А главное – то, почему Сокольник, сын Ильи, оказался военным предводителем у степняков и всю жизнь боролся с отцом. Разумеется , Илья, перешедший в православие, должен был стать для сородичей ренегатом, и родственные чувства отошли на второй план…

Так что какой бы спорной не казалась версия о иудейском происхождении Муромца, при рождении он, видимо, был наречён простым еврейским именем Элиягу.”

А вот что пишет Борис Альтшулер в своей книге “Последняя тайна России”, перевод с немецкого, издательство “НОЙ”, Москва, 1996, стр. 247.
“В “Повести временных лет” есть интересный рассказ о происхождении Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца МаЛьК(о). Среди филологов давно идёт спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец МаЛьК(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестара:

“И сказал Добрыня: ”Просите Володимера”. Володимеръ был сыном Малуши, ключницы Ольги. Малуша была сестрой Добрыни; отцом же ей был МаЛьК(о) Люб(е)чанин, и был Добрыня дядей Владимиру”. (Редакция А.Шахматова, 1916; редакция В.Адриановой-Перетц, 1950).”

Более обстоятельно эта подробность рассмотрена С. Ю. Дудаковым в его книге “Пётр Шапиров”, Иерусалим, 1989, стр, 14 и далее.
“… … … Исполнившееся в 1988 году тысячелетие со времени принятия Русью христианства вновь вернуло нас к вопросу о степени влияния евреев и хазар на решение князя Владимира. Конечно, летописный рассказ о посольствах, принятых князем, весьма облегчён и не освещает проблему в целом. Часть исследователей считает принятие христианства актом, в основе которого, помимо всего прочего, лежало уже имевшее место знакомство славян с единобожием. В весьма содержательной и интересной статье советского историка Д.Е.Фурмана не только подчёркивается значительное иудейское влияние на Русь эпохи князя Владимира, но и без каких-либо критических замечаний воспроизводится точка зрения, как сказано в статье, “крупнейшего русского церковного историка” Е.Е.Голубянского о возможном влиянии на летописный рассказ более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганатом. Характерно, что в кругах современных русских нацистов (типа ставшей одиозной личностью В.Н.Емельянова) упорно отрицается значение принятия Русью христианства, которое, по их мнению, есть не что иное как форма иудаизма, исказившая истинно славянский путь развития и отринувшая родное, “исконное”, язычество. Как было бы славно, если б сейчас в Киеве на месте Софиевского собора радовало глаз, душу и сердце “истинно русских людей” капище Перуна! Вот оно современное “переиздание” Валгаллы “третьего рейха”! Более того, в этих кругах утверждается, что крестителем Руси святой Владимир был сыном еврейки.
Вот для этог утверждения, действительно, есть основания. Происхождение князя Владимира уже становилось предметом научного анализа, в частности, известными русскими историками Д.И.Прозоровским и И.И.Срезневским (См.: Прозоровский Д.И. О родстве св. Владимира по матери. – “Записки Императорской Академии наук”, 1864, т.V с.17-26; См.: Срезневский И.И. О Малуше, милостивице в.к.Ольги, матери в.к.Владимира. – Там же, с.27 – 33).
В «Повести временых лет» по Второму Лаврентьевскому списку
под 6478 (то есть 970) годом мы читаем: «В то время пришли новгородцы, прося себе князя. И сказал Святослав: «А кто бы пошёл к вам?»… И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши – ключницы Ольгиной. Малуша же была сестрой Добрыни. Отец же им был отец Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира». Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошёл Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород…» (Изборник. М., 1969, с.53.). Из этого сообщения ясно, что отцом Малуши и Добрыни был некий Малк из города Любеча – одного из древнейших русских городов, находившегося в 202 верстах (215 км) от Киева и в 50 верстах (около 53 км) от Чернигова и вначале платившего дань хазарам, а в 882 году захваченного Олегом. [Ныне Любеч – районный центр Черниговской области] (См.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVIII, СПб., 1896, с209.). Поскольку »Малк» – имя еврейское, а дело происходило в дохристианской Руси, то этого Малка следует считать либо евреем, либо хазарином-иудаистом (Малх… Стар. редк. Отч.: Малхович, Малховна [от др.-евр. Melekh – царь или mal’akh – ангел, посланец] (Петровский Н.А. Словарь русских личных имён. М. Советская энциклопедия, 1965, с.149.). Попытки Д.И.Прозоровского свести имя »Малк» к имени древлянского князя Мала несостоятельны, ибо в другом месте летописи Рогнеда отказывается выйти замуж за Владимира, поскольку он – »робичич», то есть сын рабыни. [«И посла ко Рогволоду Полотьску, глаголя: » Хочю пояти дщерь Твою собiъ женiъ. Он же рече дщери своей: »Хочеши ли за Володимера?» Она же рече: »Не хочю разути робичеча, но Ярополка хочю». (Повесть временных лет. Ч.I. М., 1950, с.54.) Перевод звучит так: »И послал к Рогволоду в Полоцк сказать: »Хочу дочь твою взять себе в жёны». Тот же спросил у дочери своей: »Хочешь ли за Владимира?». Она же ответила: »Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка». (Там же. с.252). Разувание мужа в знак покорности новобрачной было частью свадебного обряда.].
В.Н.Емельянов, дабы окончательно убедить читателя, что Малк – Еврей, выдвигает гипотезу, согласно которой Нестер-летописец в угоду цензуре (если позволительно применить этот термин к эпохе Киевской Руси) заменил слово »равв» или »рабб» (равин) на »робичеч» (раб) [См.: Емельянов В.Н. Десионизация. Париж, 1978, с.1–2.). Спору нет, летописи, хотя и создавались на века, но писались с оглядкой на современных писцу сановных читателей, а зачастую и просто по их указаниям (воистину »ничего нет нового под луной»), но к лингвистике это никакого отношения не имеет, а неискушённый в тонкостях современник Емельянова, к которому он адресуется, глядишь да и сассоциирует Малка с любавическим ребе! Вместе с тем Емельянов вполне резонно указывает, что »Малуша» – уменьшительное имя от »Малки». Что касается поиска еврейского корня в имени »Добрыня», то попытка Емельянова произвести его от еврейского корня »dbr[n]» (»оратор», »краснобай») представляется спорной, хотя в контексте мышления этого автора она вполне естественна (»оратор» – »краснрбай» – попросту »брехун»). На наш взгляд, имя »Добрыня» следует считать калькой еврейского имени »Товий» (»хороший, добрый»).
Возвращаясь к статье Д.И.Прозоровского, следует отметить беспочвенность его утверждений, будто бы княгиня Ольга оставила князя Мала в живых. Ни в одном из летописных списков Малк не назван »Малом». Сравнив древнеславянское написание этих имён – »МАЛЪ» и »МАЛЬКЪ» – становится очевидной невозможность объяснения разницы в написании в две буквы ошибкой летописца. Из контекста летописи недвусмысленно явствует, что князь Мал был убит мстившей за мужа Ольгой.
Должность, которую занимала Малуша при княгине Ольге, — ключница (а по одному из летописных списков – милостивица) – вне всякого сомнения требовала грамотности, а в те времена грамотная славянская женщина встречалась лишь изредка, да и то среди представительниц самых высоких сословий (что навряд ли могло соответствовать тем обязанностям, которые исполняла при великокняжеском дворе Малуша), но среди евреев даже в ту пору умение читать и считать не было диковинкой. По Далю »ключник м –ница ж, кто ходит в ключах, служитель, заведующий съестными припасами в доме, погребом, а иногда и питьями (См.: Даль В. Ук. соч., т.II., М., 1956, с.123). И.И.Срезнинский полагает, что упоминание Малуши в одном из списков как »милостивицы» свидетельствует, быть может, о том, что она ведала распределением милостыни от имени княгини. Но, анализируя понятие »милостивица» и прибегая для этого к аналогам в языках как родственным древнерусскому (польском, чешском), так и в более отдалённых (греческий), учёный забыл или не хотел обратиться к древнееврейскому языку, где такой аналог обнаруживается без труда (»nadiva» – »щедрая; великодушная; благородная»). Как бы то ни было, круг обязанностей Малуши при дворе великой княгини требовал в первую очередь грамотности, что указывало на полученное в детстве образование, а также доверия Ольги, на что вряд ли могла рассчитывать дочь убитого княгиней её злейшего врага.
Здесь любопытно остановиться на проблеме литературного воплощения эпохи крещения Руси. Скудость исторических материалов оставляет много места чисто авторскому воображению. Поначалу эти события в русской литературе представляли как бы в сказочно-фольклорном виде. Эту традицию начал ещё А.С.Пушкин, выводя в »Руслане и Людмиле» среди прочих героев и хазарского богатыря Ратмира, никоим образом не указав его религиозную принадлежность.
Современник Пушкина Александр Вельтман в романах »Святославич», вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» и »Райна, королева Болгарская» не только уделяет немало внимания хазарам, но и весьма подробно останавливается на происхождении Владимира, также не упоминая его возможных хазаро-еврейских предков. Подход Вельтмана к этим проблемам полностью соответствует состоянию исторических знаний того времени, что явствует из сопровождающего романы авторского комментария. (См.: Вельтман А.Ф. Романы. М.:Современник, 1985.)
Наиболее близко к пониманию исторических процессов, происходивших в Древней Руси, подошёл Велимир Хлебников. Из его ранней поэмы »Внучка Малуши» (написанной, по-видимому, около 1907 года, но опубликованной в 1913 году), явствует, что истоки русской государственности поэт видит в сочетании трёх сил – язычества, хазарского иудаизма и христианства. Более того, не исключено, что хлебников не исключал возможности и еврейского происхождения Малуши, поскольку один из героев поэмы хазарский каган (или, по Хлебникову, »хан») »жид Хаим», тесно связанный по сюжету с внучкой »рабыни» Малуши, чудесным способом превращается из старика в молодого еврея. (См.: Хлебников В. Дохлая луна. Сборник. М., 1913.)
Строго придерживавшаяся в своём творчестве летописных источников советская писательница В.Панова пишет: »Поверили дурни, что наша Ольга пойдёт за Мала! Ольга за Мала, как это быть могло? И того ему довольно, что на мёртвую его башку поставила ногу свою… Где мал? И могилы его не найти…», и далее: »Среди челяди была девица Малуша. Вместе с братом Добрыней её пленили в младенчестве, выросли оба на Ольгином дворе. Едва выйдя в мужество, Святослав повадился, что ни ночь к Малуше. Ольга уговаривала…: »Да зачем Малуша, что ты в Малуше нашёл? Чернавка и чернавка». (Панова В. Лики на заре. – В кн.: Панова В. Собр. соч. Т.4. Л.: Советский писатель, 1970, с.26-27.) Здесь интересно описание внешности Малуши. Словарь Даля толкует слово »чернавка» как женщину или девушку »со смуглым лицом и чёрными волосами». (См.: Даль В. Указ. Соч. т.IV, М., 1956, с.595.). Как ни крути, но этот типаж далёк от эталона славянки домонгольской эпохи. Но и здесь мы не найдём какого-либо упоминания о возможном происхождении матери Владимира. Создаётся ощущение некоего табу, наложенного на литературное творчество. Но вернёмся от литературы к истории. Приход Владимира к княжению в Киеве был, несомненно, ярким примером искусной дипломатии, мастерства обходного маневра, — приёма, которым впоследствии Владимир воспользовался ещё раз, ибо, взойдя на великокняжеский престол, он провозгласил себя поначалу твёрдым приверженцем язычества и, лишь укрепившись в Киеве, радикально изменил идеологическую ориентацию своего правления. [Политический талант Владимира – “сына рабыни, находившийся в немилости (?! – вернее сказать, поповший в немилость – С. Д.) у великой княгини Ольги’’, признаётся советским историком О.М.Раповым в коллективной монографии ‘’Введение христианства на Руси’’ (С м.:Введение христианства на Руси. М.: Мысль, 1987, с.102-103)]. Более того, следует сказать, что ставший краеугольным камнем клерикальной пропаганды летописный рассказ о принятии князем Владимиром христианства в его православном варианте, по вполне обоснованному мнению учёных, является не только более поздней вставкой (См.: Барац Г.М. Библейско-агадические параллели к летописным скозаниям о Владимире Святом. Киев, 1908, с.39-48), но и, как мы уже указывали, вполне вероятно, родился под влиянием более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганом. (См.: Фурман Д.Е. Выбор князя Владимира, — “Вопросы философии”, 1988, N 6, с.91-92). Нельзя не отметить важнейшую роль в утверждении Владимира на киевском великокняжеском престоле, равно как и в принятии Русью христианства, его дяди Добрыни Малковича, которого былинно-фольклорная традиция увековечила под прославленным именем Добрыни Никитича.
То, что мать великого князя Владимира была еврейкой или хазарянкой, не представляется чем-то из ряда вон выходящим. В 695 году свергнутый с престола византийский император Юстиниан II Ринотмет не только нашёл у хазар прибежище, но и вступил в брак с дочерью хазарского кагана (См.: Готье Ю.В. Железный век в Восточной Европе.М., 1930, с.70). В период правления в Византии императоров-‘’иконоборцев’’ один из них – Константин V (741-775) – женился на хазареянке Ирине, также дочери кагана. Их сын с 775 по 780 гг. занимал императорский престол род именем Льва IV Хазара. Следует отметить, что при правлении этих императоров жизнь евреев не подвергалась опасностям, и они могли беспрепятственно исповедовать веру предков (См. Готье [там же]. См. так же: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVII. СПб., 1896, с.450; Еврейская энциклопедия, т.V Cпб., б.гю, стлб. 549-550). Позднее аналогичная история произошла и в Болгарии, где правивший с 1330 г. царь Иоан Александр в 1335 году женился на красавице-еврейке из Тырнова по имени Сара, после крещения ставшей именоваться Феодорой и получившей титул «новопросвештена царица». Их сын Иоан Шишман во времена своего пребывания на тырновском престоле дружелюбно принял изгнанных в 1360 году из Венгрии и расселившихся в Никополе, Плевене и Видене евреев (См.: Еврейская энциклопедия, т.IV, СПб., б.г., стлб. 774). Таким образом мы видим, в странах, которым Киевская Русь была обязана принятием христианства и культурным патронажем, иудаизм невест не был препятствием для браков коронованных особ.
Возникающий вопрос »Почему князь Владимир не принял веру своих предков, а, напротив, в решающий момент выбора отверг её?» весьма просто решается при учёте политической ситуации того времени. Перед великим князем стояла альтернатива: либо принятие иудаизма, означавшее не только признание вассальной зависимости от ещё достаточно сильного в ту пору Хазарского каганата (а мы помним, противоречия между обоими государствами были весьма острыми ещё во времена Святослава), но и надежду на получение покровительства от Византии. Кто знает, какое решение принял бы великий князь Владимир, предвидь он скорый крах Хазарского каганата?
Итак, потомков великого князя Владимира с большей, пожалуй, исторической достоверностью можно именовать не »Рюриковичами», а »Малковичами». Вот как выглядит их родословное дерево на уровне «корней»:

Ольга Малк Любечанин
Святослав — Малуша Добрыня
Владимир Святой Константин
Ярослав Остромир — Феофана
Изяслав Вышата
Ян — Путята
преподобный Варлаам

Русская православная церковь называет великого князя Владимира »святым», »равноапостольским». Что ж, если принять версию о еврейском происхождении его матери, то великий князь действительно становится равноапостольским.
Как известно, в ходе исторического развития центр русской государственности переместился из Киева в Москву, и её возвышение потребовало идеологического обоснования. Наиболее распространённая формула »Москва — третий Рим», выраженная в XV веке старцем псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофеем в письмах великому князю московскому Василию III, стала со временем уже недостаточной. Потребовалось ни много ни мало доказать преемственность православной Москвы от »избранного» народа, утвердить переход благословения Божьего на русский народ! Эту весьма, скажем, нелёгкую задачу разрешили в России не без помощи просвещённых в иезуитстве малороссийских выходцев. Ох, как не любят вспоминать в наше время эту легенду! Суть же её такова. »Мосох, или Мезех, шестой сын Иафетов, внук Ноев, есть отец и прародитель всех народов Московских, Российских, Польских, Волынских, Чешских, Мазовецких, Болгарских, Сербских, Карватских, и всех, елико есть Словенский язык, что у Моисея Мосох, Московских народов праотец знаменуется (упоминается — С. Д.) и у Иосифа Флавия в Древностях, что ни от реки, ни от града Москвы Москва именование получила, но река и град от народа Московского имя восприняли, что имя сие Мосох… все древние историки, Еврейские, Халдейские, Греческие и Латинские и новейшие Мосоха, Москвы праотца и областей того имени, во многих местах непрестанно и явно напоминают, что третий брат Леха и Чеха, Русь истинный наследник Мосохов от Иакова…» (См.: Забелин И. История города Москвы, написанная по поручению Московской городской думы. Ч.I. М., 1905, с.24). Автором этого исследования, появившегося на свет в самом конце XVI века, был Матвей Стрыйковский. А в XVII веке воспитанник Киевской духовной академии Дьякон Холопьего монастыря Тимофей Каменевич-Рвовский пошёл ещё дальшё:
»Прииде же Мосох Иафетович, шестой сын Иафетов, господарь наш и князь первый, в страну Скифскую великую и Землю нашу сию, так предЪименуемую, на месте селения сего Московского, на сей же земле мы ныне жительствуем… Сию же реку тогда сущую безъимениту бывшую от исперва, он Мосох князь по пришествии своём и поселении прекрасном и излюбленном пременовал ю Мосох князь по имени своему, самого себя и жены своея княгини прекрасные и предлюбезные, нарицаемые Квы. И тако по сложению общекупному имен их, князя пашего Моса и княгини его квы красная преднаречеся… Сей же Мосох князь московский бысть и началородный нам и первый отец не токмо же Скифо-Москво- Словено-Российским людям, но и все наши м своеродным государствам премногим…» (Там же, с.25-26).

 

 

 

Только на http://www.eurodosug.com индивидуалки с выездом к себе домой.

Иосиф Ольшаницкий

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ
(“Ой, не гой ты еси, Элиягу Муромец”)
Ну а тот, что полевей,
тоже, кажется, еврей.
Известная шутка и песенка по поводу знаменитой картины Васнецова В. М. «БОГАТЫРИ»

Личность историческая, а не только персонаж фольклора, как всюду утверждалось. Не умер от старости, а был убит – подло и тайно – копьём в грудь, в возрасте 40-45. Предать забвению имя легендарного витязя было невозможно, как невозможно было бы запретить в наше время склонять имя другого персонажа русского фольклора – Василия Ивановича (Давно уже публикуют байки, что он не утонул, а переплыл реку, но был ранен, назвался каким-то Иваном, скрывался у кого-то сначала от белых, потом, пожалуй, и от красных, опасаясь трибунала; но через много лет он выявился, — после выхода не экран знаменитого фильма о нём. Ни судить, ни признавать его, конечно же не стали, но и не ликвидировали, а тихо упрятали в казённый дом, в качестве психа, мнящего себя Чапаевым).
Служивые летописцы и переписчики, сочиняли и переиначивали во все времена всё, что от них требовали, и очень старались угодить руке кормящей. Неизвестно, — спустя сколько столетий после описываемых событий была составлена бесценная «Летопись временных лет»; и на основании каких именно источников?

»По данным Н.К.Никольского (1902), из 708 пергаментных книг XI-XIV столетий 470 являются богослужебными, остальные (не меньше 218) – богословскими и церковно-четьими (прологи, палеи, четьи-минеи и т.п.). Только около 20 не имеют прямого отношения к церкви, к религии.” (П,Я,Черных. Историческая грамматика русского языка.).
Если “Повесть временных лет’’ была написанам в начале XII века, то до неё имелись всего лишь четыре «книги», нецерковного содержания, относящихся к упомянутым 20-ти. Откуда же тогда такая насыщенность столь удивительно значимыми, мельчайшими подробностями в Повести, написанной так гладко, — через сотни лет после того, как эти эпизоды происходили? В то время сама русская речь и русское письмо ещё просто не имели столь гибких средств повествования. Эта Повесть – фальшивка более поздних столетий. Но почему же все так похоже на изложение (правдивое или ложное – это другой вопрос) каких-то древних эпизодов и событий, о которых тогда ещё помнили? Да, были письменные источники с изложением подробностей, но только если было уже достаточно пригодное письмо для их изложения. Ни русское письмо и даже сама русская речь таковыми ещё не были в IX и X вв. Хронику можно было вести тогда только на достаточно развитых в то время письменных языках. В Киеве тогда грамотными могли быть лишь евреи и греки-попы.
Ненадёжный источник сведений – эта сомнительная «Повесть» Нестера.

Илья Муромец стал инвалидом труда. Подорвался, показывая обожавшей его любопытной толпе свою богатырскую силу, которую молва уже тогда преувеличивала безмерно. Илья был из царского рода хазар, то есть еврей. Рост 177 см. Муромец – главный из трёх Русских Богатырей, два из которых, — он и Добрыня, — оказывается, были евреи, а третий – Алёша Попович (сын попа) – грек. Антисемитам есть от чего быть в раздражении.

Добрыня был родным братом ольгиной ключницы Малуши. (Её имя – русское производное от древнееврейских (ивритских) слов ‘Малка’, ‘Мелех, Малек’, так же, как слово ‘Княжна’ от слова ‘Князь’). Малуша была матерью Владимира. Добрыня был родным дядей этому Киевскому князю.
Креститель Руси Святой Владимир Красное Солышко сам назвал себя так именно потому, что ненавидели его тогда на руси больше, чем кого бы то ни было, — особенно за насильственное крещение.
Святослав был убит на днепровских порогах печенегами — по наводке предателей, из людей, к нему приближённых. На Волгу он вообщё никогда не ходил. Да и вряд ли он мог бы волоком, за тысячи вёрст, по непроходимым далям хотя бы дотянуть туда лодии своей славной дружины. Именно в 965 году великое Хазарское государство на Волге уничтожили мусульмане — гузы, — а не какая-то дружина русов из далёкого города Киева, насчитывавшего всего-то населения тысяч двадцать.
Олег Вещий тоже был тайно убит своим же окружением, — как подметил писатель А.Бушков, — а не укушен змеёй. Гадюке не прокусить сапог.
Кто вообще из Киевских князей умер своей смертью?

Мощи Ильи Муромца хранятся в Киево-Печерской Лавре. Ранее факт их существования скрывался.
«ТАЙНА СМЕРТИ ИЛЬИ МУРОМЦА
[Цитирую эту статью целиком с сохранением в ней замеченных ошибок или опечаток. К сожалению, автор этой публикации не указан в её перепечатке. Из приложения № 838 «Семейный журнал» к израильской газете «ЭХО». – И. О.]

Поразительно, но о смерти первого богатыря Киевской Руси практически ничего официальные документы того времени не сообщают. Вообще создаётся впечатление, что чья-то рука преднамеренно уничтожила всякую информацию о прославленном воине. Объяснение этому может быть одно: имя простолюдина […? И.О.] было ненавистно родовитому боярству и князьям золотого века Киевской Руси. Тем более, что захоронен он был в пределе главного храма Киевской Руси Софии Киевской, в великокняжеской усыпальнице (где и князей-то не всех хоронили). Бояре же о погребении в Софии Киевской и мечтать не могли, так как для них это была честь неслыханная!
Вероятно, по этой причине в позднее время гробница мужицкого боярина была разрушена, в то время, как гробница его товарища по часовне сына древлянского князя Мала, Добрыни Никитича, уцелела. [Реплика: древлянский князь Мал, то есть «Малый», один из всех казнённых коварной Ольгой за расправу над её мужем алчрым князем Игорем, не имеет никакого отнашения к любечскому еврею М-Л-К-у, отцу выросших в доме княгини Ольги еврейских детей Добрыни и его родной сестры Малуши, матери киевского князя Владимира Святого Красное Солнышко Крестителя Руси. – И.О.]
К тому времени заботу об останках легендарного человека взяла на себя Киево-Печерская лавра, где он покоится и поныне, в Ближних пещерах, под скромной надписью над гробницей – Илья из Мурома.
События тех далёких лет крайне драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной междоусобных конфликтов за право великого княжения. Только за указанный период на киевском престоле сменилось 8 князей, в 1169 году стольный град был разорён Андреем Боголюбским, а с 1169 по 1181 год Киевом правили 18 князей, некоторые из них даже по несколько раз. Вдобавок, в борьбу за великокняжескую власть вмешались половцы, совершившие в 1173 и 1190 годах опустошительные набеги на Киевские земли.
При обследовании тела Ильи Муромца специалистами судебной медицины выяснилось, что былинный герой стал жертвой одного из таких набегов. […? -И.О.] Произошло это печальное событие в 1203 году [? – И.О.] во время опустошительного набега на Киев объединённых войск Рюрика [Какого? — И.О.] и половцев. Город тогда взяли приступом, Киево-Печерский монастырь и Софийский собор разграбили, большую часть столицы сожгли дотла. По свидетельству летописцев, такого разорения в Киеве дотоле не бывало. К тому году богатырь на склоне лет принял монашество в Киево-Печерском монастыре, так что, вероятно, так и стал Илья по прозвищу Муромец при остриге. Истинное его имя в церковных хрониках не сохранилось [! –И.О.]. И естественно бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия и его обитель. [?]
Проведённая уже в XX в. медицинская экспертиза [?] мумифицированных останков героя показала, что, судя по его ранениям, он не стал лёгкой добычей врагов. На теле Ильи Муромца было обнаружено несколько ран, из которых серьёзной оказалась лишь одна на руке от копья, а роковой – в области сердца.
Медэксперты датировали останки с честью павшего в бою ратника XII веком, и временной период жизни Ильи Муромца с 1148 по 1203 [? -И.О.] годы. С современной точки зрения, росту богатырь был чуть выше среднего — 177 см, но в XII веке такой мужчина считался великаном, (и даже спустя 380 лет после гибели Ильи Муромца, в 1584 году, проезжий львовский купец Мартин Грюневег был поражён мощами великана древнерусской истории).
Впрочем, телосложением Илья Муромец действительно отличался от обычных людей. Он был ладно скроен и крепко сбит – косая сажень в плечах, как говаривали в старину. Феноменальная сила богатыря передалась по наследству и его далёким потомкам [?] роду карачаровских селян Гущиных, которые вполне могли, как их великий предок, в прошлом веке сдвинуть груз, который был не под силу и лошади.
Анатомы отметили в поясничном отделе тела Ильи искривление позвоночника вправо и явно выраженные отростки на позвонках, затруднявшие движения богатыря в молодости [? –И.О.] вследствие ущемления нервов спинного мозга. О том же [?], кстати, повествует былина, отмечая, что тридцать лет сиднем сидел Илья и не имел в ногах хождения. И только калики перехожие народные целители вправили Илье позвонки [?] и отпоили целебным травяным отваром, благословив его на ратные подвиги.
Возраст былинного богатыря специалисты определили в 40-45 лет плюс 10 лет ввиду его специфического заболевания. По методу реконструкции мягких частей лица по черепу известного антрополога М. М. Гарасимова ведущим специалистом и скульптором С. Никитиным был воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца.
Портрет мастеру явно удался. В нём воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. В его глазах нет раскаяния, он бился за правое дело и не даром прожил жизнь. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведённых в монастыре.»

Ничего не понимаю. Илья Муромец, один из трёх русских былинных богатырей – современник Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси [годы жизни: [942]? – 1015, годы правления: 980-1015]. Крещение Руси было в 988 году.
При чём тут именно этот Илья Муромец к упомянутым выше событиям XII-XIII веков, хронология которых указана так обстоятельно? Не объясняется ли этот сдвиг датировки частичной правотой Николая Морозова и его последователей (А.Т.Фоменко, Г.В.Носовский, С.И.Валянский, Д.В.Калюжный и др.), утверждающих, что официально признанная хронология событий всей мировой истории в принципе ложна, и, что датировка каждого события в ней отличается от вероятно существовавщего какого-то похожего события на какое-то (пока ещё весьма неопределённое) число веков?

Действительно ли от народа всегда скрывали, что Илья Муромец – историческая личность, а не сочинённый персонаж народного фольклора? А как же понимать отмеченные выше подробности? Почему всюду с ложью, с упоминанием обманных подробностей, в намеренно искажаемых пересказах былин так долго скрывалось, что былинный герой не умер тихо от старости, а был убит, — тем более, если бы он был убит в честном бою, при геройской защите святого Киева?

«Поднял Илья камень и нашёл сундук с золотой казной. »К чему мне богатство, старому?’ – думает Илья. Взял и построил на эти деньги церкви Божьи. Зазвонили колокола по всей земле Святорусской. А Илья ушел в последнюю церковь, Пещерскую, и остался в ней навеки. Лежат там его мощи нетленные, а русский народ ему честь воздаёт». (ИЛЬЯ МУРОМЕЦ. Пересказала и составила Е. Григорьева. Москва – 1997.)

Знает ли автор этого пересказа, что не так умер главный из трех богатырей Киевской Руси? Воздавая честь былинному герою (который ростом 177 см, но с палицей в 90 пудов), народ со всего света валил бы поглядеть на это чудо. Однако о существовании нетленных мощей подло убитого Ильи Муромца народу знать было не положено. Не положено было знать и то, почему так мало прожил первый былинный богатырь — всего-то лет сорок, из которых свои первые тридцать лет и три года он и на ногах не стоял. Поэтому в пересказах былин он, «старый», тридцать лет куда-то ездит в поле, с богатырями бьётся, силы пробует, а на старости, чудесным образом побеждает, но отпускает ужасного злодея Жидовина. Возвратившись на заставу богатырскую (таможню города), этот бывалый атаман заявляет, что такое могучее чудище первый раз видит.

Это почему только одно и притом именно такое очень малопонятное объяснение выдвигается в цитируемой газете? Из чего видно, что Илья Муромец был «простолюдин», «мужицкий боярин»? Не был ли любимец народа предательски убит людьми Владимира, ненавидевшего его и опасавшегося влияния этой личности на толпу? Убит был Илья в возрасте 40 или 45, а не 55 лет, не в 1203 году, и вовсе не половцами, разграбившими совместно с каким-то Рюриком священный Киев?
Искривление позвоночника в районе поясницы, отростки на позвонках, ущемляющие нервы спинного мозга и затрудняющие движения былинного богатыря были у него, конечно же, не с детства – иначе он не мог бы стать воином. Это заболевание позвоночника он приобрёл вместе со славой силача, вследствие перегрузок на позвонки, когда показывал невозможное обожавшей его толпе. Она жаждала видеть его необыкновенную силу, преувеличиваемую молвой. Если, даже спустя много веков, такое заболевание было столь заметно в его останках, то в столь тяжёлом состоянии он уже, пожалуй, с трудом еле двигался и, пожалуй, не мог уже даже на коня сесть. Однако он продолжал быть опасным для князя, — самым влиятельным лицом в народе. После смерти он стал любимым героем былин на все последующие века. Тайно убитый герой был похоронен с великокняжескими почестями, а когда его могилу всё ж таки разрушили, церковь прибрала себе его мощи вместе с любовью народа к этому легендарному богатырю.

И Олег Вещий, предательски убивший принимавших его в качестве гостя, купца, князей Аскольда и Дира, и таким вероломством захвативший Киев, в конце концов предательски был тайно убит своим же окружением, а не укушен змеёй. Как замечает А.Бушков, не прокусить никакой гадюке княжеский сапог (да ещё в нём портянку или прочный, добротный, вязанный для князя, толстый носок из козьей шерсти).
Игорь Старый был растерзан древлянами, за что им полной мерой отомстила его Ольга.
Столь знаменитый Святослав, о котором из первоисточников, оказывается, почти ничего не известно, был, по рассуждениям историков, предательски подставлен своими же людьми под заставу печенегов, предупреждённых о предстоящем его переходе через днепровские пороги, где он и погиб.

А вот что пишет Борис Альтшуллер на стр.246-248 своей книги ПОСЛЕДНЯЯ ТАЙНА РОССИИ, Издательство «НОЙ», Москва 1996.
«Молодой Владимир показал себя достойным сыном своего времени. Во время переговоров князь Ярополк был заколот, и Владимир взошёл на киевский престол. Окрылённый этим, он прогнал варягов из дружины, ничего не заплатив им за службу, и отправил к византийцам, предупредив греков, чтобы они разбросали варягов по гарнизонам, дабы те не могли мстить за смерть своих товарищей. Конечно, это было предательством дружины, но только после этого киевляне признали Владимира своим князем.
Чтобы вновь завоевать славянские территории и «восстановить мир», Владимир нуждался в поддержке Киева. Объединение было проведено силой: в 981 г. были завоёваны черевенские города, в 981-982 гг. – вятичи, в 983 г. – ятвяги, в 984 г. – радимичи. В 985 г. разгорелась война с камскими болгарами и хазарами: как нам уже известно, с болгарами был заключён мир, а хазары потерпели поражение.

Владимир расширял свою державу огнём и мечом, и, конечно, нажил себе много врагов. Чтобы удержать власть, он нуждался в сильных сторонниках внутри страны и за её пределами. Вместе с тем, опасность представляли и оба поражения в битвах с болгарами – Святослава на Дунае, Владимира и его дяди на Каме – они могли стоить Владимиру головы. Чтобы суметь контролировать все завоёванные земли, необходимо было определённое узаконение, и оно стало возможным после введения христианства, в результате чего русы, помимо всего прочего, обрели сильного союзника на южных рубежах.
В «Повести временных лет» есть интересный рассказ о происхождениии Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца Малк(о). Среди филологов давно идет спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец Малк(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестора:

«И сказал Добрыня: »Просите Владимира». Владимир был сыном Малуши, ключницы [у] Ольги. Малуша была сестрой Добрыни: отцом же ей был МаЛьК[о] Люб[е]чанин, и был Добрыня дядей Владимиру». (Редакция А.Шахматова, 1916; Редакция В. Адриановой-Перетц, 1950)
………………………………………
«Принять ислам Владимир отказался из-за запрещения пить вино. Дело было не в личном пристрастии князя к алкоголю, а в ритуале общения с дружиной – совместной трапезе, на которой обязательно пили хмельные напитки – пиво и мёд – ради веселья, а не опьянения. Отказ от традиции совместных пиров сулило князю потерю дружины, которая усмотрела бы в этом оскорбительное пренебрежение.» (Л.Гумилёв, 1989).»

Почитаем ещё одну весьма любопытную газетную публикацию.

Израильская газета ЭХО – 225 – 28.07.93. – XII – Точка зрения.
«ЭЛИЯГУ МУРОМЕЦ
Тимур КРЫЛЕНКО
Москва
»НЕ ГОЙ ТЫ ЕСИ, БОГАТЫРЬ БЫЛИННЫЙ!» – утверждает томский литературоведВладимир Хромин, подвергающий сомнению русское происхождение Ильи Муромца

ОЧЕВИДНО, ГИПОТЕЗА ЭТА мало понравится ревнителям чистоты русской расы и приведёт в недоумение большинство россиян, в детстве зачитывавшихся былинами об Илье Муромце. или, по крайней мере, видевшими прекрасный фильм с Борисом Андреевым в главной роли. Да и знаменитую васнецовскую картину «Три богатыря» все привычно воспринимают как изображение передового дозора киевской – русской! – дружины.
Ничего подобного, убеждён 28-летний исследователь из Томска. На основании внимательного изучения истории и былин он пришёл к выводу: единственным настоящим русским из трёх знаменитых витязей был только Добрыня.
[Реплика: именно Добрыня Никитич – родной дядя киевского князя святого Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси был чистокровным еврееем. — И. О.]
Владимир Хромин, по его словам, пытался опубликовать свою гипотезу в нескольких научных изданиях, но везде получил от ворот поворот. Тогда он решил обратиться в популярную ныне на Руси газету »Скандалы», справедливо полагая, что это единственная газета, способная сегодня напечатать столь спорную точку зрения – хотя бы в порядке бреда…
Бред не бред, но привычного в выкладках томича действительно мало. Хотя в логике (правда, весьма своеобразной) ему не откажешь.
С Добрыней, по мнению исследователя, всё ясно и понятно. Чисто русское дохристианское имя; безусловно [? – И.О.] киевское происхождение; несомненные родственные связи с Владимиром Красное Солнышко…
Не менее »прозрачна», хотя и по-другому, на взгляд Хромина, фигура Алёши Поповича. У молодого витязя определённое греческое имя и отчество (по одним былинам его отца звали Фёдором, по другим – Леонтием). В эпоху крещения Руси абсолютное большинство священнослужителей были приезжими.
Об иноземном происхождении Алёши косвенно свидетельствует и его характер. Греки (византийцы) исконно считались на Руси »хитрым» народом – вот и Попович мастак на выдумки и каверзы, да и врагов своих побеждает по большей части не силой, а с помощью всяческих хитростей.
Автор гипотезы переходит к личности Ильи Муромца. И тут начинается самое интересное. При всей безудержной фантазии сказителей, резонно отмечает Хромин, былина – это всё-таки не сказка. В сказке любой Иван-дурак добывает себе богатырское снаряжение, спасает царевну от Кощея, получает полцарства в награду – и всё это нимало не смущает ни рассказчика , ни слушателей. В былинах такой сюжет не пройдёт. Былины сугубо реалистичны в мельчайших деталях, и события в них подчиняются, пусть и с оговорками, логике жизни и исторической реальности.
»Былины возникли как выражение исторического сознания нашего народа в раннюю эпоху существования древнерусского государства» – пишет выдающийся российский исследователь былин академик В. П. Аникин.

Следуя логике былинного повествования, совершенно невозможно поверить, что простой, никому не известный крестьянин освобождает »прямоезжие дороги» от разбойников, снимает вражескую осаду с городов, занимает главенствующее положение в великокняжеской дружине, на равных спорит с самим князем… И, в конце концов, окончательно поссорившись с Владимиром, поднимает мятеж и, по сути, на какое-то время становится полновластным владыкой Киева.

Всё это, скорее, похоже на жизнеописание какого-нибудь кондотьера, командира собственного отряда, наёмника на службе Владимира Красное Солнышко. Причём наёмника, знающего себе цену и не склонного лизать кормящего его руку.
Такие сильные личности не были редкостью в средневековой Европе – так почему Киевская Русь должна быть исключением?

ОТКУДА ЖЕ ПОЯВИЛСЯ МУРОМЕЦ? Во всяком случае, полагает автор гипотезы, вряд ли из Мурома. И уж тем более сомнительно, что свой род он ведёт от муромы – финно-угорского племени, платившего Руси дань и к 12 веку окончательно ассимилированного русскими.
Гораздо резоннее предположить, что ‘’Муромец’’ означает не племенную принадлежность, а боевое прозвище.
Илья же – имя иудейское. В последующие века оно стало привычно русским, но в те годы, полагает Хромин, могло, скорее уж, принадлежать выходцу из Хазарского каганата, где иудаизм был господствующей религией.
Илья Муромец – хазарин? Гм-м…
“В 964-965 гг. каганат был разгромлен князем Святославом, — напоминает автор гипотизы, [Поправка: Это самая главная ложь во всех учебниках не только русской истории. – И.О.], – но это не означало ни физического уничтожения всех хазар, ни поголовного истребления их правителей.
Лишившись собственного государства, они, естественно, должны бали искать властителей, к которым могли бы поступить со своими людьми на службу. Сам Илья по возрасту не подходит на роль такого бездомного рыцаря, но он вполне мог быть сыном или внуком одного из них.

Справка [ — И.О.]: “Неразумные хазары” действительно, как и положено считать, были разгромлены именно в 965 году, но не русским отрядом с далёкого Запада, а хлынувшими с востока, как неисчислимая саранча, гузами, — вовсе не славной киевской дружиной, бравыми друж-ками КН[я]З[я] ( хазарского “сборщика дани”, — иврит), его бойарами, то есть мордобойцами, соратниками по “раскулачиванию” хлеборобов). Всё двадцатитысячное население великого Киева никак не могло бы выставить в поход на разгром великой хазарской империи такую банду, которая дотащила бы волоком свои лодии от Днепра до Волги. Умиляешься неуёмному воображению служивых! А за ними эту чушь, казалось бы, очевидную даже ребёнку, повторяют юдофобы, дураки и академические умники, даже из евреев. —

“О Святославе мы знаем так же мало, как и об Ольге. … Летопись молчит о нём до 964 года. … В 964 г. – если верить летописи – Святославу исполнилось 22 года, и он повёл войско на восток” – пишет Энциклопедия для детей на стр. 144., Том 5, Часть первая. Москва, изд. “Аванта+”, 1995.

Отряд какой численности во главе с юным княжичем (пока ещё не князем — при пока ещё живой своей матери великой княгине Ольге грозной правительнице Киева) мог выставить город Киев? Ведь этот город сам всегда находился под смертельной угрозой захвата со стороны и варяг, и кочевников. Полк [Volk (нем.) – народ] киевлян – это не очень много для нападения на Великий Итиль, находившийся от Днепра где-то за тридевять непроходимых земель. Численность всего населения того Киева историки, не скупясь, оценивают в двадцать тысяч человек (да хоть сорок тысяч!). Хорошо укреплённые города приходилось брать не походя, как в Повести Нестера, а длительной осадой, что, бывало, отбивало охоту грабить их даже у непобедимых, полумиллионных татарских орд в последующие века.
Великий город Итиль был столицей тогда огромного, как империя, Хазарского каганата. Ему издавна и до последних лет существования этого государства хазар (с этой столицей в низовьях Волги, столь далёко от Днепра), платили дань “двадцать пять царств”, куда входили и русские княжества, включая Киевское.
В городе Итиль киевский князь, то есть местный вождь, “сборщик дани”(иврит) в хазарскую казну, вообще не был и не мог там быть.
В 1965 году разгромленное гузами, Хазарское государство на Волге прекратило существование по иной причине. Его многоэтническое население, закончив победой, примирением и беспримерной веротерпимостью свою оборонительную, более чем вековую войну с исламским полумиром, потом погрязло уже в гражданских войнах, провозглашая, кто же “истинные хазары”. В конце концов все перестали называть себя хазарами, чтобы устранить поводы к губительным межконфессиональным войнам, ещё более кровопролитными, чем прошлые войны с мусульманами халифата. После отражения смертельной опасности поголовного истребления хазарского населения со строны полчищ Арабского халифата населению огромного хазарского полумира – от финнов до китайцев – стали казаться слишком абстрактными всякие теологические споры о том, кто же из них “истинные хазары”, а кто, лишь называя себя хазарами, на самом деле их истинные враги (внутренние, которые опаснее врагов внешних). Срочно мобилизавать достаточно войск против гузов (как ранее против арабов, молниеносно захвативших полмира в огромном, как потом Российская империя, Хазарском каганате, распадавшемся, вследствие конфессионных междуусобиц) уже стало невозможно. Чем грозила хазаром угроза поражения в войнах с мусульманами, показал разгром их державы гузами в том 965 году. Гузами! — а не бравым, вскоре погибшим в стычке с печенегами несчастным атаманом русов. Процветавшую метрополию хазар гузы разом превратили в полупустыню. Не трулно понять, как повели себя ранее побеждённые хазарами в столетней войне между халифатом и каганатом мусульманские полки, принятые ради установления мира на службу каганату.

Все немногие сведения о Святославе основаны на сомнительных, всеми искажаемых сочинениях некоего черноризника Нестора, составленных через несколько столетий после упоминаемых Повестью эпизодов. Не в XV ли или в XVI веке? Не в XII-м, как убедительно показывает А.Бушков. На основании каких источников столько вымысла? Слишком уж художественно для тогда пока ещё убогой русской речи начала XII века, и слишком связно по сюжету в таких мельчайших подробностяж! Описаны эти дела столь давно минувших дней в единственном (!) памятнике художесивенной литературы того времени, в произведении подозрительно высокого уровня, что вряд ли было возможного пока ещё слишком ограниченными средствами русской речи того времени. Этот памятник сохранился до наших дней не в оригинале, а лишь во многократно и по-разному искажённых списках, в которых подробности противоречат друг другу. И каждый вариант малейшей подробности в этом столь ненадёжном источнике сведений служит идеологии. Мельчайшие, противоречащие друг другу подробности в различных списках, испорченные каждым переписчиком, является фундаментальной основой для построения (или для коренной переделки) общей картины всей русской, да и всей мировой истории.
С чего это взялось утверждение о том, что какая-то дружина из далёкого Киева, — по сути, личная охрана только что вылупившегося воина, 22-летнего сына киевской княгини – вдруг, да не только аж на Волге, разгромил до бесследного исчезновения величайшую державу, тех самых хазар, которые остановили и подчинили себе бесчисленные полки Арабского халифата (покорившие до этого,, в основном, в течение времени жизни лишь одного поколения людей, всего лишь полмира – от Испании до Индонезии)?
Вот что пишет на стр. 154 своей книги “Еврейские корни руси” Ефим Макаровский, возвеличивший роль Святослава свер всякой разумной меры.

Читаем “Историю хазар” М.И. Артомонова:
“Смертельный удар Хазарскому царству был нанесён Русским государством. Под 965 г. “Летопись” очень кратко сообщает об этом:

“ИДЕ СВЯТОСЛАВ НА КОЗАРЫ. СЛЫШАВШЕ ЖЕ КОЗАРИ, ИЗИДОША ПРОТИВУ С КНЯЗЕМ СВОИМ КАГАНОМ, И СЪТУПИШАСЯ БИТИСЯ: И БЫВШИ БРАНИ, ОДОЛЕ СВЯТОСЛАВ КОЗАРОМ И ГОРОД ИХ (И-?) БЕЛУ ВЕЖУ ВЗЯ. И ЯСЫ ПОБЕДИ И КАСОГИ”.
Чушь собачья. Летописец или переписчик этого весьма сомнительного источника не знал древнееврейского языка и вообще “забыл”, что князь – это не каган, а лишь его вассал, слуга кагана, его сборщик дани (налога, в современной терминалогии). Каганами стали величать себя князья, лишь став независимыми. Слова “каган” и “каганат” означают “священный” и происходят от древнееврейского слова КоhЭН «священник». Авторитет власти под руководством священников был священным в сознании цивилизовавщегося населния всевозможных каганатов, от малых, включая и Русский каганат в какое-то время, до великих каганатов, таких как Аварский каганат в центре Европы до его исчезновения в 7-ом веке, Великий Тюркский каганат в Средней Азии, Уйгурский каганат в Центральной Азии, Восточный Каганат на территории почти всего современного Китая во времена монгольской власти.
Как при Советской власти существовали всевозможные, малые и великие советы, так и во времена власти Каганов (коганов, коэнов, хаканов, гаханов, hа-ханов, ханов) всюду существовали местные каганаты со своими каганами, ханства со своими ханами, в разной мере зависимые или независимые друг от друга. Эпоха хазар и каганатов закончилась тем, что те, кто считали себя хазарами, дошли до безмозглого фанатизма в своём рвении быть «истинныыми хазарами». Они дошли до погубивших их междуусобиц в борьбе за утверждениие «истинного, священного Закона». А его кто как себе понимал. Поскольку все стали считать себя, каждый на свой лад, «истинными хазарами», то и слово «хазары» потеряло смысл. Ширились кровавые противостояния всех против всех за абстрактную истину в беспредметных конфликтах по поводам соблюдения или нарушения «истинного» священного Закона (по еврейскому образцу). Для отражения новой опасности со стороны теперь уже мусульман гузов, с востока, ставшее апатичным и разрозненным (вследствие конфессионных конфликтов) население бывшей метрополии хазар же не смогло достаточно быстро сплотиться. Поэтому мусульмане – на этот раз гузы – своей цели, в конце концов, добились. То, что ещё было многолюдными, процветающими, ранее хазарскими областями, то уже не смогло противостоять очередному нашествию мусульман. Всё было разгромлено, превращено в малонаселённую полупустыню. Оставленные в живых были обращены в ислам. Всё что осталось, подверглось разгромам и разграблениям со стороны прочих, быстро размножившихся при безвластии местных и пришлых банд. Однако, среди них не было банды Святослава из Киева. Итиль от Киева был недостижимо далёким городом, чтобы киевская дружина охраны князя могла принять там участие в грабежах и погромах. Служивые историки, из тех, что хотя бы «догадываются» об ослабления Итиля ещё до появления Киевской Руси на исторической сцене, помпезно называют гузов ‘союзниками’ самого Святослава. Какие там «союзники»! Спустя много веков после тех событий мало кто даже из грамотных людей на Руси вообще, и на Днепре в частности, мог ответить на вопрос, куда впадает река Волга. О существовании где-то каких-то «гузов» лучшие «звездочёты» на Руси знали столько же, сколько те самые гузы знали о самом существовании слова Европа.

Всех ли касогов, всех ли ясов, ВСЕХ ЛИ хазар, и непонятно, ГДЕ ИМЕННО победил Святослав чтобы не надолго, взять КАКОЙ-ТО город и/или Белую Вежу (хазарский форт Саркел на Дону)? Всё эти якобы ключевые события общемировой истории упомянуты вскользь, в одной столь краткой фразе! Много ли внимания уделил автор этим свкршениям! Значит, это какие-то малозначимые эпизоды, а не такие, как в домыслах, например, Артамонова.
Ниже отмеченной фразы у него в книге дана такая сноска: “В летописи название города не приведено; сказано “и город их”, т.е. хазар. Дальше после союза ”и” значится Белая Вежа; союз “и” показывает, что это не то же самое, что “город их” (Ср. Minorsky. A New Book, стр. 139.)

Ну и что? Разве можно понять иначе? А если этот какой-то город, не стоящий упоминания, не та самая Белая Вежа (хазарская крепость Саркель), то из чего следует, что этот город стоит на Волге, а не где-нибудь в Средней Азии или ещё, черт знает где, например, Бухара (что значит «Избранная» [иврит]; город по-древнееврейски женского рода)?
Обратим внимание – сначала чей-то «их город», потом Белую Вежу, что на Дону, не так уж далеке от р. Днепр, да и от самого г. Киева.
Однако, из этого союза »и» делается вывод, что упомянутый «город их» – это самый главный город их. Кого это «их»? На всякий случай госп. Минорский помогает понять: «т. е. хазар». Выходит, без этого указания можно понять и не так. А вывод делается такой: »и [самый главный] город их [то есть всего лишь имперскую столицу их, этакий маленький г. Итиль, что находился совсем рядом с Киевом, в дельте Волги, эту хвалёную крепость на бойком месте, что у самого Хвалынского моря, крепость, ну совсем не защищённую со всех сторон от нападений всяких дружных бродяг и бродячих дружин хотя бы множеством водных препятствий!] и Белу Вежу [не главный город, но всё же крепость на Дону!] взял».

Взял он, надо понять, эдак, между прочим, враз оба этих, ну, почти соседних города (каких-нибудь несколько часов пути по бездорожью, по болотам, дебрям и холмам в расписных, как у Стеньки Разина, челнах, но волоком). Взял, значит, сначала главный город (Итиль на Волге), а затем Белую вежу (Саркель на Дону). Названия прочих городов: напр., Булгар, Семендер, как и этот главный «город их», не стоят даже упоминания рядом с этой Белой Вежей . Взял он всё, походя, как бы разом, между прочим, — привычно прогуливаясь по Восточной Европе перед визитом в Европу Западную. Сколько же времени заняла эта прогулка? Кто же в поте лица своего добывать хлеб насущный оставался тогда на Руси? Сколько сот человек могло быть в дружине Святослава? Его мать, Ольга, ещё и при живом муже, Игоре, содержала свою личную дружину.

Эти надуманные эпизоды тысячелетней давности трактуются как самые ключевые для понимания всей последующей русской и даже мировой истории. Именно они служат главным основанием к построению самых немыслимых сюжетов, объявляемых исторической истиной.
Гипотетические подробности о самом ключевом событии тысячилетней давности – о разгроме хазарского царства – высосаны из пальца на основании этого союза «и» в такой мимолётной фразе из столь сомнительного источника.
Вот на таких подробностях, как этот союз «и» в противоречащих друг другу текстах по разным спискам летописи трактуется вся основная картина истории русской и всей мировой историии. Соответствующие мировозренческие выводы делаются из соответствующего варианта этой картины. Каждый её вариант возможен абсолютно иной, например, противоположной.

Если даже поверить в то, что отмеченное выше было написано так изначально, тогда как ещё можно понимать эти слова летописи?
Ну сделала налёт банда Святослава на какой-то городок, и не смог этот городок выставить навстречу достаточно большой отряд самообороны (Всё как в Гражданскую войну там же, но в XX веке). Допустим, что и этот городок, и Белую Вежу подержала эта банда. Что же из этого следует? Сопоставив численность населения Советского Союза в конце его существования, Российской империи в начале того же века, петровской России, Московского государства при Иване Грозном… и так далее в глубь веков, обнаруживаешь то, как мала была Киевская Русь в начале русской истории. Дружина охраны Святослава со всеми возможными наёмниками по своей численности, конечно же, была куда меньше, чем одна дивизия батьки Махно в 20-м веке. Что с того, что банда Святослава пограбила и ясов, и касогов. Славные были времена, — такие же, как после развала Царской России после Первой мировой войны.
Слова «с князем своим каганом» можно понимать буквально – во главе со своим ‘князем’, то есть ‘сборщиком налогов’ (иврит), — когда-то в хазарскую казну. Князей любого княжества могли называть каганами, поскольку когэнатами любого масштаба назавали любую «священную» систему власти (от еврейского слова ‘когэн’ «священник). Каганатом (Восточным) при монголах назывался Китай. Были Аварский каганат в Западной Европе, и Великий Тюркский каганат в Азии, и Русский каганат (Киевская Русь), и прочие русские княжества, называвшиеся каганатами. Точно так же, как когда-то всюду модно было называть любую власть «священной» (каганатом), при большевиках их власть любого масштаба стали называть «народной», — «Советами», «Советской Властью» (Как красиво звучит – Советская Власть, Власть Советов!). Слова «каган», «каганат» (слова еврейские, точнее, еврейского происхождения) в советское время были почти исключены из употребления (из учебников истории и литературы для историков). Да и слово «хазары», конечно же, с эпитетом «неразумные» школьникам известно, пожалуй, в основном лишь из стихотворения Пушкина.
(А израильским школьникам вообще не положено знать слово «хазары»).
Неподготовленных раздражает странное для них упоминание древнееврейского языка по отношению ко множеству ключевых слов, которые, как им кажется, не должны иметь к ивриту никакого отношения. Что ж, им тоже придётся вникать в ивритскую этимологию слов.

Продолжаем читать Артамонова.
«Существенное дополнение к этому скудному сообшению содержится в труде арабского географа Ибн Хаукаля, писавшего в 70-х г. X в. По его словам, в 968/9 г. русы, которых он, повидимому, отождествлял с норманами, “ограбили Болгар, Хазаран (восточная часть Итиля), Итиль и Семендер и отправились тотчас в Рум и Андалус”.
Сразу же стоит отметить, что слова: “и отправились тотчас в Рум и Андалус” уж точно никакого отношения к Святославу не имеют. Умеется в виду, возможно, как цунами прошедшая по Волге лишь однажды, в 968 году, безнаказанно, потому, что всего лишь через три года после разгрома хазар гузами, типичная волна викингов, которых арабский хронист назвал более знакомым на юге словом “русы”. Так на юге Восточной Европы когда-то называли орды пиратов. “Русское море” (на юге, а не на севере) – это значит ‘’море Пиратов”. Так называлось, я полагаю, море Азовское, о не то, что теперь называется морем Чёрным.

“В другом месте этот же автор, описывая обширный и богатый Семендер, замечает: “Русы разрушили всё это, и разграбили всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итилье. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-эль-Абваба и укрепились на нём, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух [Мангышлак]”.
Это, повидимому, было именно так.
Разбойники раннего средневековья в Европе назывались везде по-разному.
На юге Восточной Европы — дромитами, т.е. “южными” и русами, т.е. “громилами”. Варяги (на иврите) так называли когда-то тех, кого в более северных местах называли словом ва-руги “варяги” (что означало “…и руги”, “ва-руги”, ворюги, воры, вруны ), а ещё севернее — норманами, или мурманами (Мурманск, Моурманское море), что является производным от искажённого германского слова “Nordmannen», — люди севера. В Западной Европе норманов (от них и название Нормандия во Франции) называли в основном викингами (от слова “вик” – что значит “круг”, “банда”. Древние франки и современные французы называются так от корня германского «фрай», что когда-то ассрциировалось с понятием «не занятые», «бродяги», «грабители».
Германцы «Germanen» – это вовсе не немецкое слово, а семитское – от корня Гимэл-Рэш-Мэм, что означает »черевато бедой» (в смысле набегами с севера на поселения этруссков). Польша и Палестина называются так от древнееврейского слова »ПоЛьШим», что означает »захватчики», но и в ином значении – »колонисты».
Нет сегодгя ничего оскорбительного в том, что слово «русы» имеет аналогичное происхождение – от корня hэ-Рэш-Самэх “разбой, погром”. В упоминании арабского хрониста более знакомое ему южное слово “русы” имеет смысл довольно древний, — у него это пока ещё не название этноса ‘русы’, а название сброда банд.
Викинги разграбили всю Западную Европу. Они же, упомянутые словом ‘русы’, прошлись и по Волге. Это произошло через три года после того как по Хазарии в Нижней Волге, как предшествовавшее цунами, как саранча, прошлись азиаты, — принявшие ислам гузы.

Великодержавный дух русских историков, церков, светская и советская власть требовали такого освещения истории, в котором было бы показано величие древних корней русской государственности и, конечно же, приемственности власти на Руси, начиная хотя бы со времени распространения христианства в Руси Киевской. Еврейская предыстория русского государства всегда была особо болезненной тематикой во все времена. Вот и Артамонов, очень опасаясь при Сталине за свою голову, угодливо извивается:

“На том основании, что годы разгрома Хазарии, указанные Русской летописью и арабскими географами, не совпадают, некоторые историки [Гаркави] полагают, что Святослав не дошёл до Волги и, что Болгар и Волжскую хазарию разгромили какие-то другие русы, не киевские, а волжские. Это явно не так; Русь была только одна – киевская, никакой иной Руси никогда не существовало.”

В ответ на эту бессмыслицу, не расширяя тему, возразим лишь словами П.Я.Черных: “Уже с XIV столетия северо-восточную Русь соседи начинают именовать «Великой Русью» в отличие от «Малой Руси» (юго-западной) и «Белой Руси» (западной). Это последнее название («Белая Русь»), несомненно, народного происхождения. Ср. «Червенская» или «Червонная Русь» (Западная Украина), «Чёрная Русь» и др.».
Стоит продолжить:
«Но особого распространения ни в XIV в., ни позже, в период собирания русской земли вокруг Москвы, термин «Великая Русь» у нас не получил. Новое государство долго называлось просто «Русь» (ещё при Иоанне III), а позже стали называть его «Русия», и лишь со времени Ивана Грозного – «Росией». Только с середины XVII в., после воссоединения левобережной Украины с Москвой входит окончательно в употребление в официальном языке термин «Великая Росия». С двумя с это слово («Россия») стали писать с конца XVII – начала XVIII в.». ( См.: «Историческая грамматика», Учпедгиз, Москва, 1952 год, стр. 45)

Продолжим цитату из Артамонова.
“Что же касается расхождения в датах, то оно легко объясняется ошибкою одного из наших источников, а именно арабского, который отнёс нападение руси ко времени, когда сведения об этом событии стали ему известны, т. е. на три года позже, чем оно было в действительности.” (“Я разузнал об этом в Гургане [Грузии] в 358 г. у того, кто недавно был там”)’’.
Какая смешная изворотливость!
Неугодные сведения – “ошибочны”!
А разве, кроме как в Киеве, нигде ещё никаких русов не существовало? Откуда же взялось столько русских не только в Советском Союзе? И куда подевались потомки всех тех, кто жили на его территории во времена, описанные в “Повести”, но не были русами?

Продолжим далее.
“В русской летописи перед сообщением о походе Святослава на хазар, годом ранее, имеется рассказ о другом его походе на Оку к вятичам, ещё платившим дань хазарам. Этот поход и был началом войны Святослава с хазарами.”
Силён бродяга!

Дальше сочиняется нечто невообразимое.

[Лёгко] “пройдя [весной] по [прекрасной] Оке [да] в [могучую] Волгу, [юный] Святослав [сразу] разгромил [наголову] болгар [обутых] и [босых] буркасов, [быстренько] спустился [скрытно] вниз [ночами] по [бесконечной] реке, [развлекаясь] разграбил [хвалёный] Итиль, [на брёвнах] по [бурному] Каспийскому [Хвалынскому] морю [тихо] добрался [аж] до [самого] Семендера [неприступного] и, [мимоходом] опустошив [окрестности] его, [налегке] двинулся [домой] вдоль [хребтов] Кавказа [возвращаясь] на [русский] Запад. [Тогда] вероятно {!!!}, под [городом] Итилем [Хазарским] он [зачем-то] встретился [лично] с [гордо] вышедшим [на ходулях] против [дружины] его [каким-то] каганом [то есть] (царём) [хазарским] и [обидевшись] разбил [внезапно] его [смехотворное] войско [играючись]. По [этому] пути [вероятно?] к [мелководному] Азовскому [Скифскому] морю [Великий] Святослав [нечаянно] столкнулся [грудью] с [ужасными] ясами [именуемыми] (аланами) и [косоглазыми] касогами [на коровах]. На [кривом] обратном [своём] пути [возможно] вверх [да] по [родному] Дону [уж]он [шутя] взял [на минуточку] Белую [как облако] Вежу ([крепость]Саркел) [ну] и [наконец] вернулся [перезимовать] в [свой] Киев.”

Любопытно, за сколько дней он сделал эту лёгкую пробежку перед прогулкой на Дунай?

Изложение дальнейших событий в основном достоверны или правдоподобны.

В следующем году Святослав вновь оказался у вятичей и окончательно покорил их, о чём летопись и сообщает: “победи вятичь Святослав и дань на них възложи”.
В 968 г. Святослав устремился на Дунай.”

Но тут же Артамонов замечает:
“Указанный путь Святослава гипотетичен, но весьма вероятен.”

Короче говоря, весь этот поход – плод больного воображения.

Сегодня непобедимая и легендарная Армия России, при всей её современной технике, которой нет у чеченцев, увязла в крошечной Чечне. Это происходит в одном из небольших районов бывшей Волжской Хазарии, которая была лишь малой частью всей “Хазарии”, пожалуй, не меньшей, чем нынешняя Россия. Та Хазария не имела границ с пограничными столбами. Однако зоны хазарского колониального влияния были шире, чем территория СССР. Победы дружины т.е. (личной охраны) юного сына ни с кем никогда не воевавшей, но свирепой Ольги — княгини Киева — затмевают подвиги воинства Александра Македонского!
А может быть часть подобных подвигов совершила вовсе не дружина Владимира. Не по разгромленным ли гузами землям хазар, как следующее цунами, прокатилась волна объединённых банд всевозможных викингов, варягов, мурманов под общим у арабов названием “русы”?

Как и “Повесть временных лет” подозрительно уникальным, хотя и более поздним памятником, — то ли лишь литературным произведением, то ли достоверным источником исторических сведений — является “Слово о полку Игореве”, споры о чём продолжаются вот уже более двухсот лет, со времени его обнаружения.

На таких же сомнительных основаниях самым древним памятником русской письменности считается процарапанная удивительно тонко – ЧЕМ? АЛМАЗОМ?! – загадочная надпись НА ГОРШКЕ, кириллицей: “ГОРОУХЩА”. Она обнаружена на склеенном археологами горшке, изготовленном, как утверждают учёные (похоже, с высшим образованием, но без среднего), в 930 году. Горшок был найден в подарок товарищу Сталину при раскопках, ставших знаменитыми, в Гнездовских курганах под Минском, то есть почти во дворе местной Академиии наук. Ведь, если надо, то..!
Пологаю, что об этой находке по линии секретной службы самого Хозяина, от его личных сексотов, как во время войны с фронта, ему сообщили эту новость раньше, чем несчастному начальнику археологической экспедиции. Тот был послан с важным партийным заданием — найти что-нибудь очень нужное автору гениального труда “Марксизм и вопросы языкознания”. Тогда в Стране Советов этот научный труд — само острие стержня идеологии — был у интелигенции, рабочих и колхозников главным источником цитат для заучивания наизусть. Руководитель экспедиции, увидев находку, как можно себе представить, побелел от страха, седея на глазах и обливаясь холодным потом. Только тайный агент госбезопасности, зачисленный в экспедицию под видом какого-нибудь чернорабочего, не был в состоянии сообразить, что это за горшок.

Веселящиеся студентики со студенточками, как всегда, там подкидывали друг другу “ценные находки”. Прелестные первокурсницы нацарапали буквами кириллицы вроде бы славянское, но для пущей загадочности какое-то непонятное слово: ‘гороухща’, понять которое вот уже более полувека не может ни один умник. Углубляя рельеф букв, они протравили нацарапанное по воску, а воск затем смыли. Горшок этот они как следует вымазали чем нужно, а затем правдоподобно его разбили и закопали в грязь разгребаемой помойки какого-то века. Девочки не могли предвидеть, что о каких-то черепках начальник экспедиции впервые узнает из запроса “молнией” на его имя аж из Кремля.
— Что за находка? Сами не знаете?! Тогда чем это вы там занимаетесь?!
Что ответить? Шутка? Над кем шутка?! Его ведь уже поздравили от имени САМОГО…!! Это же первое, из найденных, слово, написанное кириллицей! Прошлое тысячелетие! Доказательство существования на Руси письменности уже в начале 10-го века! Кириллица! Бытовая! Какая образованность на Руси уже тогда! Какое превосходство культуры в сравнении с соседними регионами! Так вот откуда пошло русское письмо! Вот откуда пошла есть Земля Русская! И вся славянская цивилизация! Да что там – разве только славянская! Европейская! Мировая … !

И генералы в штатском, и холуи в генеральской форме, видя на редкость хорошее расположение духа на посветлевшем конопатом лице генералисимуса, спешат выслужиться, проявляя на перегонки свою расторопность в связи с этой явно приятной вождю новостью.
Начальник экспедиии, не смеет вставить ни полслова. Чья-то шутка? Подлог? Величайшее открытие? Сокрытие правды? Пособничество? Что делать? Молчать? Подыгрывать? Жульничать? Делать позу? Раздувать обман? Но ведь за границей подлог очевиден каждому, так же с первого взгляда, как и ему самому? Ведь за такое не расплатишься только лишь своей головой! А если студенты проболтаются?
Смертельный ужас начал расходится кругами по душам всех, кто хоть мельком увидел находку. Каждый был втянут круговой порукой в то, что не может оставаться в тайне. Фотографии столь сенсационной находки невозможно не опубликовать и в научных, и в прочих журналах…

Ну и каково продолжение этой истории? Король-то голый! Сам Сталин – дурак малограмотный! Его академики, а за ними все прочие – просто сброд холуёв, трясущихся от постоянного страха. Однако этого по сей день никто не посмел заметить даже за границей. Гений языкознания и всех других наук вскоре был отправлен верными соратниками на рекорнацию. А фотографию склеенного горшка с загадочныи словом ‘гороухща’, нацарапанном на нём явно в 20-м веке, дяденьки учёные уже не стесняются и детям на смех поместить, например, в Большой исторической энциклопедии школьника.

А школяры вполне могут иметь и собственные, весьма ехидные мнения. К примеру:
После недолгого налёта, как цунами, как саранча, неисчислимых гузов (мусульман) на месте мгновенно рухнувшей, ранее великой державы хазар осталась лишь малолюдная полупустыня. Многовековые колебания уровня Каспийского моря тут ни при чём. (У академика Л.Н.Гумилёва и в этом пунктике зашёл ум за разум)

Вернёмся к Илье Муромцу.
“Хазарская версия’, по мнению Хромина, всё объясняет. И то, что Илья до 33 лет был парализаван (видимо, примерно в этом возрасте он перешёл в христианство и начал ‘’жить’’ для сказителей). И то, с какой лёгкостью он добился высокого положения при князе (принять на службу бывшего противника не считалось зазорным). А главное – то, почему Сокольник, сын Ильи, оказался военным предводителем у степняков и всю жизнь боролся с отцом. Разумеется , Илья, перешедший в православие, должен был стать для сородичей ренегатом, и родственные чувства отошли на второй план…

Так что какой бы спорной не казалась версия о иудейском происхождении Муромца, при рождении он, видимо, был наречён простым еврейским именем Элиягу.”

А вот что пишет Борис Альтшулер в своей книге “Последняя тайна России”, перевод с немецкого, издательство “НОЙ”, Москва, 1996, стр. 247.
“В “Повести временных лет” есть интересный рассказ о происхождении Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца МаЛьК(о). Среди филологов давно идёт спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец МаЛьК(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестара:

“И сказал Добрыня: ”Просите Володимера”. Володимеръ был сыном Малуши, ключницы Ольги. Малуша была сестрой Добрыни; отцом же ей был МаЛьК(о) Люб(е)чанин, и был Добрыня дядей Владимиру”. (Редакция А.Шахматова, 1916; редакция В.Адриановой-Перетц, 1950).”

Более обстоятельно эта подробность рассмотрена С. Ю. Дудаковым в его книге “Пётр Шапиров”, Иерусалим, 1989, стр, 14 и далее.
“… … … Исполнившееся в 1988 году тысячелетие со времени принятия Русью христианства вновь вернуло нас к вопросу о степени влияния евреев и хазар на решение князя Владимира. Конечно, летописный рассказ о посольствах, принятых князем, весьма облегчён и не освещает проблему в целом. Часть исследователей считает принятие христианства актом, в основе которого, помимо всего прочего, лежало уже имевшее место знакомство славян с единобожием. В весьма содержательной и интересной статье советского историка Д.Е.Фурмана не только подчёркивается значительное иудейское влияние на Русь эпохи князя Владимира, но и без каких-либо критических замечаний воспроизводится точка зрения, как сказано в статье, “крупнейшего русского церковного историка” Е.Е.Голубянского о возможном влиянии на летописный рассказ более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганатом. Характерно, что в кругах современных русских нацистов (типа ставшей одиозной личностью В.Н.Емельянова) упорно отрицается значение принятия Русью христианства, которое, по их мнению, есть не что иное как форма иудаизма, исказившая истинно славянский путь развития и отринувшая родное, “исконное”, язычество. Как было бы славно, если б сейчас в Киеве на месте Софиевского собора радовало глаз, душу и сердце “истинно русских людей” капище Перуна! Вот оно современное “переиздание” Валгаллы “третьего рейха”! Более того, в этих кругах утверждается, что крестителем Руси святой Владимир был сыном еврейки.
Вот для этог утверждения, действительно, есть основания. Происхождение князя Владимира уже становилось предметом научного анализа, в частности, известными русскими историками Д.И.Прозоровским и И.И.Срезневским (См.: Прозоровский Д.И. О родстве св. Владимира по матери. – “Записки Императорской Академии наук”, 1864, т.V с.17-26; См.: Срезневский И.И. О Малуше, милостивице в.к.Ольги, матери в.к.Владимира. – Там же, с.27 – 33).
В «Повести временых лет» по Второму Лаврентьевскому списку
под 6478 (то есть 970) годом мы читаем: «В то время пришли новгородцы, прося себе князя. И сказал Святослав: «А кто бы пошёл к вам?»… И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши – ключницы Ольгиной. Малуша же была сестрой Добрыни. Отец же им был отец Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира». Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошёл Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород…» (Изборник. М., 1969, с.53.). Из этого сообщения ясно, что отцом Малуши и Добрыни был некий Малк из города Любеча – одного из древнейших русских городов, находившегося в 202 верстах (215 км) от Киева и в 50 верстах (около 53 км) от Чернигова и вначале платившего дань хазарам, а в 882 году захваченного Олегом. [Ныне Любеч – районный центр Черниговской области] (См.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVIII, СПб., 1896, с209.). Поскольку »Малк» – имя еврейское, а дело происходило в дохристианской Руси, то этого Малка следует считать либо евреем, либо хазарином-иудаистом (Малх… Стар. редк. Отч.: Малхович, Малховна [от др.-евр. Melekh – царь или mal’akh – ангел, посланец] (Петровский Н.А. Словарь русских личных имён. М. Советская энциклопедия, 1965, с.149.). Попытки Д.И.Прозоровского свести имя »Малк» к имени древлянского князя Мала несостоятельны, ибо в другом месте летописи Рогнеда отказывается выйти замуж за Владимира, поскольку он – »робичич», то есть сын рабыни. [«И посла ко Рогволоду Полотьску, глаголя: » Хочю пояти дщерь Твою собiъ женiъ. Он же рече дщери своей: »Хочеши ли за Володимера?» Она же рече: »Не хочю разути робичеча, но Ярополка хочю». (Повесть временных лет. Ч.I. М., 1950, с.54.) Перевод звучит так: »И послал к Рогволоду в Полоцк сказать: »Хочу дочь твою взять себе в жёны». Тот же спросил у дочери своей: »Хочешь ли за Владимира?». Она же ответила: »Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка». (Там же. с.252). Разувание мужа в знак покорности новобрачной было частью свадебного обряда.].
В.Н.Емельянов, дабы окончательно убедить читателя, что Малк – Еврей, выдвигает гипотезу, согласно которой Нестер-летописец в угоду цензуре (если позволительно применить этот термин к эпохе Киевской Руси) заменил слово »равв» или »рабб» (равин) на »робичеч» (раб) [См.: Емельянов В.Н. Десионизация. Париж, 1978, с.1–2.). Спору нет, летописи, хотя и создавались на века, но писались с оглядкой на современных писцу сановных читателей, а зачастую и просто по их указаниям (воистину »ничего нет нового под луной»), но к лингвистике это никакого отношения не имеет, а неискушённый в тонкостях современник Емельянова, к которому он адресуется, глядишь да и сассоциирует Малка с любавическим ребе! Вместе с тем Емельянов вполне резонно указывает, что »Малуша» – уменьшительное имя от »Малки». Что касается поиска еврейского корня в имени »Добрыня», то попытка Емельянова произвести его от еврейского корня »dbr[n]» (»оратор», »краснобай») представляется спорной, хотя в контексте мышления этого автора она вполне естественна (»оратор» – »краснрбай» – попросту »брехун»). На наш взгляд, имя »Добрыня» следует считать калькой еврейского имени »Товий» (»хороший, добрый»).
Возвращаясь к статье Д.И.Прозоровского, следует отметить беспочвенность его утверждений, будто бы княгиня Ольга оставила князя Мала в живых. Ни в одном из летописных списков Малк не назван »Малом». Сравнив древнеславянское написание этих имён – »МАЛЪ» и »МАЛЬКЪ» – становится очевидной невозможность объяснения разницы в написании в две буквы ошибкой летописца. Из контекста летописи недвусмысленно явствует, что князь Мал был убит мстившей за мужа Ольгой.
Должность, которую занимала Малуша при княгине Ольге, — ключница (а по одному из летописных списков – милостивица) – вне всякого сомнения требовала грамотности, а в те времена грамотная славянская женщина встречалась лишь изредка, да и то среди представительниц самых высоких сословий (что навряд ли могло соответствовать тем обязанностям, которые исполняла при великокняжеском дворе Малуша), но среди евреев даже в ту пору умение читать и считать не было диковинкой. По Далю »ключник м –ница ж, кто ходит в ключах, служитель, заведующий съестными припасами в доме, погребом, а иногда и питьями (См.: Даль В. Ук. соч., т.II., М., 1956, с.123). И.И.Срезнинский полагает, что упоминание Малуши в одном из списков как »милостивицы» свидетельствует, быть может, о том, что она ведала распределением милостыни от имени княгини. Но, анализируя понятие »милостивица» и прибегая для этого к аналогам в языках как родственным древнерусскому (польском, чешском), так и в более отдалённых (греческий), учёный забыл или не хотел обратиться к древнееврейскому языку, где такой аналог обнаруживается без труда (»nadiva» – »щедрая; великодушная; благородная»). Как бы то ни было, круг обязанностей Малуши при дворе великой княгини требовал в первую очередь грамотности, что указывало на полученное в детстве образование, а также доверия Ольги, на что вряд ли могла рассчитывать дочь убитого княгиней её злейшего врага.
Здесь любопытно остановиться на проблеме литературного воплощения эпохи крещения Руси. Скудость исторических материалов оставляет много места чисто авторскому воображению. Поначалу эти события в русской литературе представляли как бы в сказочно-фольклорном виде. Эту традицию начал ещё А.С.Пушкин, выводя в »Руслане и Людмиле» среди прочих героев и хазарского богатыря Ратмира, никоим образом не указав его религиозную принадлежность.
Современник Пушкина Александр Вельтман в романах »Святославич», вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» и »Райна, королева Болгарская» не только уделяет немало внимания хазарам, но и весьма подробно останавливается на происхождении Владимира, также не упоминая его возможных хазаро-еврейских предков. Подход Вельтмана к этим проблемам полностью соответствует состоянию исторических знаний того времени, что явствует из сопровождающего романы авторского комментария. (См.: Вельтман А.Ф. Романы. М.:Современник, 1985.)
Наиболее близко к пониманию исторических процессов, происходивших в Древней Руси, подошёл Велимир Хлебников. Из его ранней поэмы »Внучка Малуши» (написанной, по-видимому, около 1907 года, но опубликованной в 1913 году), явствует, что истоки русской государственности поэт видит в сочетании трёх сил – язычества, хазарского иудаизма и христианства. Более того, не исключено, что хлебников не исключал возможности и еврейского происхождения Малуши, поскольку один из героев поэмы хазарский каган (или, по Хлебникову, »хан») »жид Хаим», тесно связанный по сюжету с внучкой »рабыни» Малуши, чудесным способом превращается из старика в молодого еврея. (См.: Хлебников В. Дохлая луна. Сборник. М., 1913.)
Строго придерживавшаяся в своём творчестве летописных источников советская писательница В.Панова пишет: »Поверили дурни, что наша Ольга пойдёт за Мала! Ольга за Мала, как это быть могло? И того ему довольно, что на мёртвую его башку поставила ногу свою… Где мал? И могилы его не найти…», и далее: »Среди челяди была девица Малуша. Вместе с братом Добрыней её пленили в младенчестве, выросли оба на Ольгином дворе. Едва выйдя в мужество, Святослав повадился, что ни ночь к Малуше. Ольга уговаривала…: »Да зачем Малуша, что ты в Малуше нашёл? Чернавка и чернавка». (Панова В. Лики на заре. – В кн.: Панова В. Собр. соч. Т.4. Л.: Советский писатель, 1970, с.26-27.) Здесь интересно описание внешности Малуши. Словарь Даля толкует слово »чернавка» как женщину или девушку »со смуглым лицом и чёрными волосами». (См.: Даль В. Указ. Соч. т.IV, М., 1956, с.595.). Как ни крути, но этот типаж далёк от эталона славянки домонгольской эпохи. Но и здесь мы не найдём какого-либо упоминания о возможном происхождении матери Владимира. Создаётся ощущение некоего табу, наложенного на литературное творчество. Но вернёмся от литературы к истории. Приход Владимира к княжению в Киеве был, несомненно, ярким примером искусной дипломатии, мастерства обходного маневра, — приёма, которым впоследствии Владимир воспользовался ещё раз, ибо, взойдя на великокняжеский престол, он провозгласил себя поначалу твёрдым приверженцем язычества и, лишь укрепившись в Киеве, радикально изменил идеологическую ориентацию своего правления. [Политический талант Владимира – “сына рабыни, находившийся в немилости (?! – вернее сказать, поповший в немилость – С. Д.) у великой княгини Ольги’’, признаётся советским историком О.М.Раповым в коллективной монографии ‘’Введение христианства на Руси’’ (С м.:Введение христианства на Руси. М.: Мысль, 1987, с.102-103)]. Более того, следует сказать, что ставший краеугольным камнем клерикальной пропаганды летописный рассказ о принятии князем Владимиром христианства в его православном варианте, по вполне обоснованному мнению учёных, является не только более поздней вставкой (См.: Барац Г.М. Библейско-агадические параллели к летописным скозаниям о Владимире Святом. Киев, 1908, с.39-48), но и, как мы уже указывали, вполне вероятно, родился под влиянием более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганом. (См.: Фурман Д.Е. Выбор князя Владимира, — “Вопросы философии”, 1988, N 6, с.91-92). Нельзя не отметить важнейшую роль в утверждении Владимира на киевском великокняжеском престоле, равно как и в принятии Русью христианства, его дяди Добрыни Малковича, которого былинно-фольклорная традиция увековечила под прославленным именем Добрыни Никитича.
То, что мать великого князя Владимира была еврейкой или хазарянкой, не представляется чем-то из ряда вон выходящим. В 695 году свергнутый с престола византийский император Юстиниан II Ринотмет не только нашёл у хазар прибежище, но и вступил в брак с дочерью хазарского кагана (См.: Готье Ю.В. Железный век в Восточной Европе.М., 1930, с.70). В период правления в Византии императоров-‘’иконоборцев’’ один из них – Константин V (741-775) – женился на хазареянке Ирине, также дочери кагана. Их сын с 775 по 780 гг. занимал императорский престол род именем Льва IV Хазара. Следует отметить, что при правлении этих императоров жизнь евреев не подвергалась опасностям, и они могли беспрепятственно исповедовать веру предков (См. Готье [там же]. См. так же: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVII. СПб., 1896, с.450; Еврейская энциклопедия, т.V Cпб., б.гю, стлб. 549-550). Позднее аналогичная история произошла и в Болгарии, где правивший с 1330 г. царь Иоан Александр в 1335 году женился на красавице-еврейке из Тырнова по имени Сара, после крещения ставшей именоваться Феодорой и получившей титул «новопросвештена царица». Их сын Иоан Шишман во времена своего пребывания на тырновском престоле дружелюбно принял изгнанных в 1360 году из Венгрии и расселившихся в Никополе, Плевене и Видене евреев (См.: Еврейская энциклопедия, т.IV, СПб., б.г., стлб. 774). Таким образом мы видим, в странах, которым Киевская Русь была обязана принятием христианства и культурным патронажем, иудаизм невест не был препятствием для браков коронованных особ.
Возникающий вопрос »Почему князь Владимир не принял веру своих предков, а, напротив, в решающий момент выбора отверг её?» весьма просто решается при учёте политической ситуации того времени. Перед великим князем стояла альтернатива: либо принятие иудаизма, означавшее не только признание вассальной зависимости от ещё достаточно сильного в ту пору Хазарского каганата (а мы помним, противоречия между обоими государствами были весьма острыми ещё во времена Святослава), но и надежду на получение покровительства от Византии. Кто знает, какое решение принял бы великий князь Владимир, предвидь он скорый крах Хазарского каганата?
Итак, потомков великого князя Владимира с большей, пожалуй, исторической достоверностью можно именовать не »Рюриковичами», а »Малковичами». Вот как выглядит их родословное дерево на уровне «корней»:

Ольга Малк Любечанин
Святослав — Малуша Добрыня
Владимир Святой Константин
Ярослав Остромир — Феофана
Изяслав Вышата
Ян — Путята
преподобный Варлаам

Русская православная церковь называет великого князя Владимира »святым», »равноапостольским». Что ж, если принять версию о еврейском происхождении его матери, то великий князь действительно становится равноапостольским.
Как известно, в ходе исторического развития центр русской государственности переместился из Киева в Москву, и её возвышение потребовало идеологического обоснования. Наиболее распространённая формула »Москва — третий Рим», выраженная в XV веке старцем псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофеем в письмах великому князю московскому Василию III, стала со временем уже недостаточной. Потребовалось ни много ни мало доказать преемственность православной Москвы от »избранного» народа, утвердить переход благословения Божьего на русский народ! Эту весьма, скажем, нелёгкую задачу разрешили в России не без помощи просвещённых в иезуитстве малороссийских выходцев. Ох, как не любят вспоминать в наше время эту легенду! Суть же её такова. »Мосох, или Мезех, шестой сын Иафетов, внук Ноев, есть отец и прародитель всех народов Московских, Российских, Польских, Волынских, Чешских, Мазовецких, Болгарских, Сербских, Карватских, и всех, елико есть Словенский язык, что у Моисея Мосох, Московских народов праотец знаменуется (упоминается — С. Д.) и у Иосифа Флавия в Древностях, что ни от реки, ни от града Москвы Москва именование получила, но река и град от народа Московского имя восприняли, что имя сие Мосох… все древние историки, Еврейские, Халдейские, Греческие и Латинские и новейшие Мосоха, Москвы праотца и областей того имени, во многих местах непрестанно и явно напоминают, что третий брат Леха и Чеха, Русь истинный наследник Мосохов от Иакова…» (См.: Забелин И. История города Москвы, написанная по поручению Московской городской думы. Ч.I. М., 1905, с.24). Автором этого исследования, появившегося на свет в самом конце XVI века, был Матвей Стрыйковский. А в XVII веке воспитанник Киевской духовной академии Дьякон Холопьего монастыря Тимофей Каменевич-Рвовский пошёл ещё дальшё:
»Прииде же Мосох Иафетович, шестой сын Иафетов, господарь наш и князь первый, в страну Скифскую великую и Землю нашу сию, так предЪименуемую, на месте селения сего Московского, на сей же земле мы ныне жительствуем… Сию же реку тогда сущую безъимениту бывшую от исперва, он Мосох князь по пришествии своём и поселении прекрасном и излюбленном пременовал ю Мосох князь по имени своему, самого себя и жены своея княгини прекрасные и предлюбезные, нарицаемые Квы. И тако по сложению общекупному имен их, князя пашего Моса и княгини его квы красная преднаречеся… Сей же Мосох князь московский бысть и началородный нам и первый отец не токмо же Скифо-Москво- Словено-Российским людям, но и все наши м своеродным государствам премногим…» (Там же, с.25-26).

Скачать ilya.doc ( 188,0 kb ).

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!
Оценить:
Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка: Не выбрана Какая гадость! Ужасно Очень плохо Плохо Так себе Хорошо Очень хорошо Превосходно Гениально! Шедевр!

Комментарий:

Количество проголосовавших:

Оценка человечества:

Закрыть
 

Только на http://www.eurodosug.com индивидуалки с выездом к себе домой.

Иосиф Ольшаницкий

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ
(“Ой, не гой ты еси, Элиягу Муромец”)
Ну а тот, что полевей,
тоже, кажется, еврей.
Известная шутка и песенка по поводу знаменитой картины Васнецова В. М. «БОГАТЫРИ»

Личность историческая, а не только персонаж фольклора, как всюду утверждалось. Не умер от старости, а был убит – подло и тайно – копьём в грудь, в возрасте 40-45. Предать забвению имя легендарного витязя было невозможно, как невозможно было бы запретить в наше время склонять имя другого персонажа русского фольклора – Василия Ивановича (Давно уже публикуют байки, что он не утонул, а переплыл реку, но был ранен, назвался каким-то Иваном, скрывался у кого-то сначала от белых, потом, пожалуй, и от красных, опасаясь трибунала; но через много лет он выявился, — после выхода не экран знаменитого фильма о нём. Ни судить, ни признавать его, конечно же не стали, но и не ликвидировали, а тихо упрятали в казённый дом, в качестве психа, мнящего себя Чапаевым).
Служивые летописцы и переписчики, сочиняли и переиначивали во все времена всё, что от них требовали, и очень старались угодить руке кормящей. Неизвестно, — спустя сколько столетий после описываемых событий была составлена бесценная «Летопись временных лет»; и на основании каких именно источников?

»По данным Н.К.Никольского (1902), из 708 пергаментных книг XI-XIV столетий 470 являются богослужебными, остальные (не меньше 218) – богословскими и церковно-четьими (прологи, палеи, четьи-минеи и т.п.). Только около 20 не имеют прямого отношения к церкви, к религии.” (П,Я,Черных. Историческая грамматика русского языка.).
Если “Повесть временных лет’’ была написанам в начале XII века, то до неё имелись всего лишь четыре «книги», нецерковного содержания, относящихся к упомянутым 20-ти. Откуда же тогда такая насыщенность столь удивительно значимыми, мельчайшими подробностями в Повести, написанной так гладко, — через сотни лет после того, как эти эпизоды происходили? В то время сама русская речь и русское письмо ещё просто не имели столь гибких средств повествования. Эта Повесть – фальшивка более поздних столетий. Но почему же все так похоже на изложение (правдивое или ложное – это другой вопрос) каких-то древних эпизодов и событий, о которых тогда ещё помнили? Да, были письменные источники с изложением подробностей, но только если было уже достаточно пригодное письмо для их изложения. Ни русское письмо и даже сама русская речь таковыми ещё не были в IX и X вв. Хронику можно было вести тогда только на достаточно развитых в то время письменных языках. В Киеве тогда грамотными могли быть лишь евреи и греки-попы.
Ненадёжный источник сведений – эта сомнительная «Повесть» Нестера.

Илья Муромец стал инвалидом труда. Подорвался, показывая обожавшей его любопытной толпе свою богатырскую силу, которую молва уже тогда преувеличивала безмерно. Илья был из царского рода хазар, то есть еврей. Рост 177 см. Муромец – главный из трёх Русских Богатырей, два из которых, — он и Добрыня, — оказывается, были евреи, а третий – Алёша Попович (сын попа) – грек. Антисемитам есть от чего быть в раздражении.

Добрыня был родным братом ольгиной ключницы Малуши. (Её имя – русское производное от древнееврейских (ивритских) слов ‘Малка’, ‘Мелех, Малек’, так же, как слово ‘Княжна’ от слова ‘Князь’). Малуша была матерью Владимира. Добрыня был родным дядей этому Киевскому князю.
Креститель Руси Святой Владимир Красное Солышко сам назвал себя так именно потому, что ненавидели его тогда на руси больше, чем кого бы то ни было, — особенно за насильственное крещение.
Святослав был убит на днепровских порогах печенегами — по наводке предателей, из людей, к нему приближённых. На Волгу он вообщё никогда не ходил. Да и вряд ли он мог бы волоком, за тысячи вёрст, по непроходимым далям хотя бы дотянуть туда лодии своей славной дружины. Именно в 965 году великое Хазарское государство на Волге уничтожили мусульмане — гузы, — а не какая-то дружина русов из далёкого города Киева, насчитывавшего всего-то населения тысяч двадцать.
Олег Вещий тоже был тайно убит своим же окружением, — как подметил писатель А.Бушков, — а не укушен змеёй. Гадюке не прокусить сапог.
Кто вообще из Киевских князей умер своей смертью?

Мощи Ильи Муромца хранятся в Киево-Печерской Лавре. Ранее факт их существования скрывался.
«ТАЙНА СМЕРТИ ИЛЬИ МУРОМЦА
[Цитирую эту статью целиком с сохранением в ней замеченных ошибок или опечаток. К сожалению, автор этой публикации не указан в её перепечатке. Из приложения № 838 «Семейный журнал» к израильской газете «ЭХО». – И. О.]

Поразительно, но о смерти первого богатыря Киевской Руси практически ничего официальные документы того времени не сообщают. Вообще создаётся впечатление, что чья-то рука преднамеренно уничтожила всякую информацию о прославленном воине. Объяснение этому может быть одно: имя простолюдина […? И.О.] было ненавистно родовитому боярству и князьям золотого века Киевской Руси. Тем более, что захоронен он был в пределе главного храма Киевской Руси Софии Киевской, в великокняжеской усыпальнице (где и князей-то не всех хоронили). Бояре же о погребении в Софии Киевской и мечтать не могли, так как для них это была честь неслыханная!
Вероятно, по этой причине в позднее время гробница мужицкого боярина была разрушена, в то время, как гробница его товарища по часовне сына древлянского князя Мала, Добрыни Никитича, уцелела. [Реплика: древлянский князь Мал, то есть «Малый», один из всех казнённых коварной Ольгой за расправу над её мужем алчрым князем Игорем, не имеет никакого отнашения к любечскому еврею М-Л-К-у, отцу выросших в доме княгини Ольги еврейских детей Добрыни и его родной сестры Малуши, матери киевского князя Владимира Святого Красное Солнышко Крестителя Руси. – И.О.]
К тому времени заботу об останках легендарного человека взяла на себя Киево-Печерская лавра, где он покоится и поныне, в Ближних пещерах, под скромной надписью над гробницей – Илья из Мурома.
События тех далёких лет крайне драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной междоусобных конфликтов за право великого княжения. Только за указанный период на киевском престоле сменилось 8 князей, в 1169 году стольный град был разорён Андреем Боголюбским, а с 1169 по 1181 год Киевом правили 18 князей, некоторые из них даже по несколько раз. Вдобавок, в борьбу за великокняжескую власть вмешались половцы, совершившие в 1173 и 1190 годах опустошительные набеги на Киевские земли.
При обследовании тела Ильи Муромца специалистами судебной медицины выяснилось, что былинный герой стал жертвой одного из таких набегов. […? -И.О.] Произошло это печальное событие в 1203 году [? – И.О.] во время опустошительного набега на Киев объединённых войск Рюрика [Какого? — И.О.] и половцев. Город тогда взяли приступом, Киево-Печерский монастырь и Софийский собор разграбили, большую часть столицы сожгли дотла. По свидетельству летописцев, такого разорения в Киеве дотоле не бывало. К тому году богатырь на склоне лет принял монашество в Киево-Печерском монастыре, так что, вероятно, так и стал Илья по прозвищу Муромец при остриге. Истинное его имя в церковных хрониках не сохранилось [! –И.О.]. И естественно бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия и его обитель. [?]
Проведённая уже в XX в. медицинская экспертиза [?] мумифицированных останков героя показала, что, судя по его ранениям, он не стал лёгкой добычей врагов. На теле Ильи Муромца было обнаружено несколько ран, из которых серьёзной оказалась лишь одна на руке от копья, а роковой – в области сердца.
Медэксперты датировали останки с честью павшего в бою ратника XII веком, и временной период жизни Ильи Муромца с 1148 по 1203 [? -И.О.] годы. С современной точки зрения, росту богатырь был чуть выше среднего — 177 см, но в XII веке такой мужчина считался великаном, (и даже спустя 380 лет после гибели Ильи Муромца, в 1584 году, проезжий львовский купец Мартин Грюневег был поражён мощами великана древнерусской истории).
Впрочем, телосложением Илья Муромец действительно отличался от обычных людей. Он был ладно скроен и крепко сбит – косая сажень в плечах, как говаривали в старину. Феноменальная сила богатыря передалась по наследству и его далёким потомкам [?] роду карачаровских селян Гущиных, которые вполне могли, как их великий предок, в прошлом веке сдвинуть груз, который был не под силу и лошади.
Анатомы отметили в поясничном отделе тела Ильи искривление позвоночника вправо и явно выраженные отростки на позвонках, затруднявшие движения богатыря в молодости [? –И.О.] вследствие ущемления нервов спинного мозга. О том же [?], кстати, повествует былина, отмечая, что тридцать лет сиднем сидел Илья и не имел в ногах хождения. И только калики перехожие народные целители вправили Илье позвонки [?] и отпоили целебным травяным отваром, благословив его на ратные подвиги.
Возраст былинного богатыря специалисты определили в 40-45 лет плюс 10 лет ввиду его специфического заболевания. По методу реконструкции мягких частей лица по черепу известного антрополога М. М. Гарасимова ведущим специалистом и скульптором С. Никитиным был воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца.
Портрет мастеру явно удался. В нём воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. В его глазах нет раскаяния, он бился за правое дело и не даром прожил жизнь. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведённых в монастыре.»

Ничего не понимаю. Илья Муромец, один из трёх русских былинных богатырей – современник Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси [годы жизни: [942]? – 1015, годы правления: 980-1015]. Крещение Руси было в 988 году.
При чём тут именно этот Илья Муромец к упомянутым выше событиям XII-XIII веков, хронология которых указана так обстоятельно? Не объясняется ли этот сдвиг датировки частичной правотой Николая Морозова и его последователей (А.Т.Фоменко, Г.В.Носовский, С.И.Валянский, Д.В.Калюжный и др.), утверждающих, что официально признанная хронология событий всей мировой истории в принципе ложна, и, что датировка каждого события в ней отличается от вероятно существовавщего какого-то похожего события на какое-то (пока ещё весьма неопределённое) число веков?

Действительно ли от народа всегда скрывали, что Илья Муромец – историческая личность, а не сочинённый персонаж народного фольклора? А как же понимать отмеченные выше подробности? Почему всюду с ложью, с упоминанием обманных подробностей, в намеренно искажаемых пересказах былин так долго скрывалось, что былинный герой не умер тихо от старости, а был убит, — тем более, если бы он был убит в честном бою, при геройской защите святого Киева?

«Поднял Илья камень и нашёл сундук с золотой казной. »К чему мне богатство, старому?’ – думает Илья. Взял и построил на эти деньги церкви Божьи. Зазвонили колокола по всей земле Святорусской. А Илья ушел в последнюю церковь, Пещерскую, и остался в ней навеки. Лежат там его мощи нетленные, а русский народ ему честь воздаёт». (ИЛЬЯ МУРОМЕЦ. Пересказала и составила Е. Григорьева. Москва – 1997.)

Знает ли автор этого пересказа, что не так умер главный из трех богатырей Киевской Руси? Воздавая честь былинному герою (который ростом 177 см, но с палицей в 90 пудов), народ со всего света валил бы поглядеть на это чудо. Однако о существовании нетленных мощей подло убитого Ильи Муромца народу знать было не положено. Не положено было знать и то, почему так мало прожил первый былинный богатырь — всего-то лет сорок, из которых свои первые тридцать лет и три года он и на ногах не стоял. Поэтому в пересказах былин он, «старый», тридцать лет куда-то ездит в поле, с богатырями бьётся, силы пробует, а на старости, чудесным образом побеждает, но отпускает ужасного злодея Жидовина. Возвратившись на заставу богатырскую (таможню города), этот бывалый атаман заявляет, что такое могучее чудище первый раз видит.

Это почему только одно и притом именно такое очень малопонятное объяснение выдвигается в цитируемой газете? Из чего видно, что Илья Муромец был «простолюдин», «мужицкий боярин»? Не был ли любимец народа предательски убит людьми Владимира, ненавидевшего его и опасавшегося влияния этой личности на толпу? Убит был Илья в возрасте 40 или 45, а не 55 лет, не в 1203 году, и вовсе не половцами, разграбившими совместно с каким-то Рюриком священный Киев?
Искривление позвоночника в районе поясницы, отростки на позвонках, ущемляющие нервы спинного мозга и затрудняющие движения былинного богатыря были у него, конечно же, не с детства – иначе он не мог бы стать воином. Это заболевание позвоночника он приобрёл вместе со славой силача, вследствие перегрузок на позвонки, когда показывал невозможное обожавшей его толпе. Она жаждала видеть его необыкновенную силу, преувеличиваемую молвой. Если, даже спустя много веков, такое заболевание было столь заметно в его останках, то в столь тяжёлом состоянии он уже, пожалуй, с трудом еле двигался и, пожалуй, не мог уже даже на коня сесть. Однако он продолжал быть опасным для князя, — самым влиятельным лицом в народе. После смерти он стал любимым героем былин на все последующие века. Тайно убитый герой был похоронен с великокняжескими почестями, а когда его могилу всё ж таки разрушили, церковь прибрала себе его мощи вместе с любовью народа к этому легендарному богатырю.

И Олег Вещий, предательски убивший принимавших его в качестве гостя, купца, князей Аскольда и Дира, и таким вероломством захвативший Киев, в конце концов предательски был тайно убит своим же окружением, а не укушен змеёй. Как замечает А.Бушков, не прокусить никакой гадюке княжеский сапог (да ещё в нём портянку или прочный, добротный, вязанный для князя, толстый носок из козьей шерсти).
Игорь Старый был растерзан древлянами, за что им полной мерой отомстила его Ольга.
Столь знаменитый Святослав, о котором из первоисточников, оказывается, почти ничего не известно, был, по рассуждениям историков, предательски подставлен своими же людьми под заставу печенегов, предупреждённых о предстоящем его переходе через днепровские пороги, где он и погиб.

А вот что пишет Борис Альтшуллер на стр.246-248 своей книги ПОСЛЕДНЯЯ ТАЙНА РОССИИ, Издательство «НОЙ», Москва 1996.
«Молодой Владимир показал себя достойным сыном своего времени. Во время переговоров князь Ярополк был заколот, и Владимир взошёл на киевский престол. Окрылённый этим, он прогнал варягов из дружины, ничего не заплатив им за службу, и отправил к византийцам, предупредив греков, чтобы они разбросали варягов по гарнизонам, дабы те не могли мстить за смерть своих товарищей. Конечно, это было предательством дружины, но только после этого киевляне признали Владимира своим князем.
Чтобы вновь завоевать славянские территории и «восстановить мир», Владимир нуждался в поддержке Киева. Объединение было проведено силой: в 981 г. были завоёваны черевенские города, в 981-982 гг. – вятичи, в 983 г. – ятвяги, в 984 г. – радимичи. В 985 г. разгорелась война с камскими болгарами и хазарами: как нам уже известно, с болгарами был заключён мир, а хазары потерпели поражение.

Владимир расширял свою державу огнём и мечом, и, конечно, нажил себе много врагов. Чтобы удержать власть, он нуждался в сильных сторонниках внутри страны и за её пределами. Вместе с тем, опасность представляли и оба поражения в битвах с болгарами – Святослава на Дунае, Владимира и его дяди на Каме – они могли стоить Владимиру головы. Чтобы суметь контролировать все завоёванные земли, необходимо было определённое узаконение, и оно стало возможным после введения христианства, в результате чего русы, помимо всего прочего, обрели сильного союзника на южных рубежах.
В «Повести временных лет» есть интересный рассказ о происхождениии Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца Малк(о). Среди филологов давно идет спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец Малк(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестора:

«И сказал Добрыня: »Просите Владимира». Владимир был сыном Малуши, ключницы [у] Ольги. Малуша была сестрой Добрыни: отцом же ей был МаЛьК[о] Люб[е]чанин, и был Добрыня дядей Владимиру». (Редакция А.Шахматова, 1916; Редакция В. Адриановой-Перетц, 1950)
………………………………………
«Принять ислам Владимир отказался из-за запрещения пить вино. Дело было не в личном пристрастии князя к алкоголю, а в ритуале общения с дружиной – совместной трапезе, на которой обязательно пили хмельные напитки – пиво и мёд – ради веселья, а не опьянения. Отказ от традиции совместных пиров сулило князю потерю дружины, которая усмотрела бы в этом оскорбительное пренебрежение.» (Л.Гумилёв, 1989).»

Почитаем ещё одну весьма любопытную газетную публикацию.

Израильская газета ЭХО – 225 – 28.07.93. – XII – Точка зрения.
«ЭЛИЯГУ МУРОМЕЦ
Тимур КРЫЛЕНКО
Москва
»НЕ ГОЙ ТЫ ЕСИ, БОГАТЫРЬ БЫЛИННЫЙ!» – утверждает томский литературоведВладимир Хромин, подвергающий сомнению русское происхождение Ильи Муромца

ОЧЕВИДНО, ГИПОТЕЗА ЭТА мало понравится ревнителям чистоты русской расы и приведёт в недоумение большинство россиян, в детстве зачитывавшихся былинами об Илье Муромце. или, по крайней мере, видевшими прекрасный фильм с Борисом Андреевым в главной роли. Да и знаменитую васнецовскую картину «Три богатыря» все привычно воспринимают как изображение передового дозора киевской – русской! – дружины.
Ничего подобного, убеждён 28-летний исследователь из Томска. На основании внимательного изучения истории и былин он пришёл к выводу: единственным настоящим русским из трёх знаменитых витязей был только Добрыня.
[Реплика: именно Добрыня Никитич – родной дядя киевского князя святого Владимира Красное Солнышко Крестителя Руси был чистокровным еврееем. — И. О.]
Владимир Хромин, по его словам, пытался опубликовать свою гипотезу в нескольких научных изданиях, но везде получил от ворот поворот. Тогда он решил обратиться в популярную ныне на Руси газету »Скандалы», справедливо полагая, что это единственная газета, способная сегодня напечатать столь спорную точку зрения – хотя бы в порядке бреда…
Бред не бред, но привычного в выкладках томича действительно мало. Хотя в логике (правда, весьма своеобразной) ему не откажешь.
С Добрыней, по мнению исследователя, всё ясно и понятно. Чисто русское дохристианское имя; безусловно [? – И.О.] киевское происхождение; несомненные родственные связи с Владимиром Красное Солнышко…
Не менее »прозрачна», хотя и по-другому, на взгляд Хромина, фигура Алёши Поповича. У молодого витязя определённое греческое имя и отчество (по одним былинам его отца звали Фёдором, по другим – Леонтием). В эпоху крещения Руси абсолютное большинство священнослужителей были приезжими.
Об иноземном происхождении Алёши косвенно свидетельствует и его характер. Греки (византийцы) исконно считались на Руси »хитрым» народом – вот и Попович мастак на выдумки и каверзы, да и врагов своих побеждает по большей части не силой, а с помощью всяческих хитростей.
Автор гипотезы переходит к личности Ильи Муромца. И тут начинается самое интересное. При всей безудержной фантазии сказителей, резонно отмечает Хромин, былина – это всё-таки не сказка. В сказке любой Иван-дурак добывает себе богатырское снаряжение, спасает царевну от Кощея, получает полцарства в награду – и всё это нимало не смущает ни рассказчика , ни слушателей. В былинах такой сюжет не пройдёт. Былины сугубо реалистичны в мельчайших деталях, и события в них подчиняются, пусть и с оговорками, логике жизни и исторической реальности.
»Былины возникли как выражение исторического сознания нашего народа в раннюю эпоху существования древнерусского государства» – пишет выдающийся российский исследователь былин академик В. П. Аникин.

Следуя логике былинного повествования, совершенно невозможно поверить, что простой, никому не известный крестьянин освобождает »прямоезжие дороги» от разбойников, снимает вражескую осаду с городов, занимает главенствующее положение в великокняжеской дружине, на равных спорит с самим князем… И, в конце концов, окончательно поссорившись с Владимиром, поднимает мятеж и, по сути, на какое-то время становится полновластным владыкой Киева.

Всё это, скорее, похоже на жизнеописание какого-нибудь кондотьера, командира собственного отряда, наёмника на службе Владимира Красное Солнышко. Причём наёмника, знающего себе цену и не склонного лизать кормящего его руку.
Такие сильные личности не были редкостью в средневековой Европе – так почему Киевская Русь должна быть исключением?

ОТКУДА ЖЕ ПОЯВИЛСЯ МУРОМЕЦ? Во всяком случае, полагает автор гипотезы, вряд ли из Мурома. И уж тем более сомнительно, что свой род он ведёт от муромы – финно-угорского племени, платившего Руси дань и к 12 веку окончательно ассимилированного русскими.
Гораздо резоннее предположить, что ‘’Муромец’’ означает не племенную принадлежность, а боевое прозвище.
Илья же – имя иудейское. В последующие века оно стало привычно русским, но в те годы, полагает Хромин, могло, скорее уж, принадлежать выходцу из Хазарского каганата, где иудаизм был господствующей религией.
Илья Муромец – хазарин? Гм-м…
“В 964-965 гг. каганат был разгромлен князем Святославом, — напоминает автор гипотизы, [Поправка: Это самая главная ложь во всех учебниках не только русской истории. – И.О.], – но это не означало ни физического уничтожения всех хазар, ни поголовного истребления их правителей.
Лишившись собственного государства, они, естественно, должны бали искать властителей, к которым могли бы поступить со своими людьми на службу. Сам Илья по возрасту не подходит на роль такого бездомного рыцаря, но он вполне мог быть сыном или внуком одного из них.

Справка [ — И.О.]: “Неразумные хазары” действительно, как и положено считать, были разгромлены именно в 965 году, но не русским отрядом с далёкого Запада, а хлынувшими с востока, как неисчислимая саранча, гузами, — вовсе не славной киевской дружиной, бравыми друж-ками КН[я]З[я] ( хазарского “сборщика дани”, — иврит), его бойарами, то есть мордобойцами, соратниками по “раскулачиванию” хлеборобов). Всё двадцатитысячное население великого Киева никак не могло бы выставить в поход на разгром великой хазарской империи такую банду, которая дотащила бы волоком свои лодии от Днепра до Волги. Умиляешься неуёмному воображению служивых! А за ними эту чушь, казалось бы, очевидную даже ребёнку, повторяют юдофобы, дураки и академические умники, даже из евреев. —

“О Святославе мы знаем так же мало, как и об Ольге. … Летопись молчит о нём до 964 года. … В 964 г. – если верить летописи – Святославу исполнилось 22 года, и он повёл войско на восток” – пишет Энциклопедия для детей на стр. 144., Том 5, Часть первая. Москва, изд. “Аванта+”, 1995.

Отряд какой численности во главе с юным княжичем (пока ещё не князем — при пока ещё живой своей матери великой княгине Ольге грозной правительнице Киева) мог выставить город Киев? Ведь этот город сам всегда находился под смертельной угрозой захвата со стороны и варяг, и кочевников. Полк [Volk (нем.) – народ] киевлян – это не очень много для нападения на Великий Итиль, находившийся от Днепра где-то за тридевять непроходимых земель. Численность всего населения того Киева историки, не скупясь, оценивают в двадцать тысяч человек (да хоть сорок тысяч!). Хорошо укреплённые города приходилось брать не походя, как в Повести Нестера, а длительной осадой, что, бывало, отбивало охоту грабить их даже у непобедимых, полумиллионных татарских орд в последующие века.
Великий город Итиль был столицей тогда огромного, как империя, Хазарского каганата. Ему издавна и до последних лет существования этого государства хазар (с этой столицей в низовьях Волги, столь далёко от Днепра), платили дань “двадцать пять царств”, куда входили и русские княжества, включая Киевское.
В городе Итиль киевский князь, то есть местный вождь, “сборщик дани”(иврит) в хазарскую казну, вообще не был и не мог там быть.
В 1965 году разгромленное гузами, Хазарское государство на Волге прекратило существование по иной причине. Его многоэтническое население, закончив победой, примирением и беспримерной веротерпимостью свою оборонительную, более чем вековую войну с исламским полумиром, потом погрязло уже в гражданских войнах, провозглашая, кто же “истинные хазары”. В конце концов все перестали называть себя хазарами, чтобы устранить поводы к губительным межконфессиональным войнам, ещё более кровопролитными, чем прошлые войны с мусульманами халифата. После отражения смертельной опасности поголовного истребления хазарского населения со строны полчищ Арабского халифата населению огромного хазарского полумира – от финнов до китайцев – стали казаться слишком абстрактными всякие теологические споры о том, кто же из них “истинные хазары”, а кто, лишь называя себя хазарами, на самом деле их истинные враги (внутренние, которые опаснее врагов внешних). Срочно мобилизавать достаточно войск против гузов (как ранее против арабов, молниеносно захвативших полмира в огромном, как потом Российская империя, Хазарском каганате, распадавшемся, вследствие конфессионных междуусобиц) уже стало невозможно. Чем грозила хазаром угроза поражения в войнах с мусульманами, показал разгром их державы гузами в том 965 году. Гузами! — а не бравым, вскоре погибшим в стычке с печенегами несчастным атаманом русов. Процветавшую метрополию хазар гузы разом превратили в полупустыню. Не трулно понять, как повели себя ранее побеждённые хазарами в столетней войне между халифатом и каганатом мусульманские полки, принятые ради установления мира на службу каганату.

Все немногие сведения о Святославе основаны на сомнительных, всеми искажаемых сочинениях некоего черноризника Нестора, составленных через несколько столетий после упоминаемых Повестью эпизодов. Не в XV ли или в XVI веке? Не в XII-м, как убедительно показывает А.Бушков. На основании каких источников столько вымысла? Слишком уж художественно для тогда пока ещё убогой русской речи начала XII века, и слишком связно по сюжету в таких мельчайших подробностяж! Описаны эти дела столь давно минувших дней в единственном (!) памятнике художесивенной литературы того времени, в произведении подозрительно высокого уровня, что вряд ли было возможного пока ещё слишком ограниченными средствами русской речи того времени. Этот памятник сохранился до наших дней не в оригинале, а лишь во многократно и по-разному искажённых списках, в которых подробности противоречат друг другу. И каждый вариант малейшей подробности в этом столь ненадёжном источнике сведений служит идеологии. Мельчайшие, противоречащие друг другу подробности в различных списках, испорченные каждым переписчиком, является фундаментальной основой для построения (или для коренной переделки) общей картины всей русской, да и всей мировой истории.
С чего это взялось утверждение о том, что какая-то дружина из далёкого Киева, — по сути, личная охрана только что вылупившегося воина, 22-летнего сына киевской княгини – вдруг, да не только аж на Волге, разгромил до бесследного исчезновения величайшую державу, тех самых хазар, которые остановили и подчинили себе бесчисленные полки Арабского халифата (покорившие до этого,, в основном, в течение времени жизни лишь одного поколения людей, всего лишь полмира – от Испании до Индонезии)?
Вот что пишет на стр. 154 своей книги “Еврейские корни руси” Ефим Макаровский, возвеличивший роль Святослава свер всякой разумной меры.

Читаем “Историю хазар” М.И. Артомонова:
“Смертельный удар Хазарскому царству был нанесён Русским государством. Под 965 г. “Летопись” очень кратко сообщает об этом:

“ИДЕ СВЯТОСЛАВ НА КОЗАРЫ. СЛЫШАВШЕ ЖЕ КОЗАРИ, ИЗИДОША ПРОТИВУ С КНЯЗЕМ СВОИМ КАГАНОМ, И СЪТУПИШАСЯ БИТИСЯ: И БЫВШИ БРАНИ, ОДОЛЕ СВЯТОСЛАВ КОЗАРОМ И ГОРОД ИХ (И-?) БЕЛУ ВЕЖУ ВЗЯ. И ЯСЫ ПОБЕДИ И КАСОГИ”.
Чушь собачья. Летописец или переписчик этого весьма сомнительного источника не знал древнееврейского языка и вообще “забыл”, что князь – это не каган, а лишь его вассал, слуга кагана, его сборщик дани (налога, в современной терминалогии). Каганами стали величать себя князья, лишь став независимыми. Слова “каган” и “каганат” означают “священный” и происходят от древнееврейского слова КоhЭН «священник». Авторитет власти под руководством священников был священным в сознании цивилизовавщегося населния всевозможных каганатов, от малых, включая и Русский каганат в какое-то время, до великих каганатов, таких как Аварский каганат в центре Европы до его исчезновения в 7-ом веке, Великий Тюркский каганат в Средней Азии, Уйгурский каганат в Центральной Азии, Восточный Каганат на территории почти всего современного Китая во времена монгольской власти.
Как при Советской власти существовали всевозможные, малые и великие советы, так и во времена власти Каганов (коганов, коэнов, хаканов, гаханов, hа-ханов, ханов) всюду существовали местные каганаты со своими каганами, ханства со своими ханами, в разной мере зависимые или независимые друг от друга. Эпоха хазар и каганатов закончилась тем, что те, кто считали себя хазарами, дошли до безмозглого фанатизма в своём рвении быть «истинныыми хазарами». Они дошли до погубивших их междуусобиц в борьбе за утверждениие «истинного, священного Закона». А его кто как себе понимал. Поскольку все стали считать себя, каждый на свой лад, «истинными хазарами», то и слово «хазары» потеряло смысл. Ширились кровавые противостояния всех против всех за абстрактную истину в беспредметных конфликтах по поводам соблюдения или нарушения «истинного» священного Закона (по еврейскому образцу). Для отражения новой опасности со стороны теперь уже мусульман гузов, с востока, ставшее апатичным и разрозненным (вследствие конфессионных конфликтов) население бывшей метрополии хазар же не смогло достаточно быстро сплотиться. Поэтому мусульмане – на этот раз гузы – своей цели, в конце концов, добились. То, что ещё было многолюдными, процветающими, ранее хазарскими областями, то уже не смогло противостоять очередному нашествию мусульман. Всё было разгромлено, превращено в малонаселённую полупустыню. Оставленные в живых были обращены в ислам. Всё что осталось, подверглось разгромам и разграблениям со стороны прочих, быстро размножившихся при безвластии местных и пришлых банд. Однако, среди них не было банды Святослава из Киева. Итиль от Киева был недостижимо далёким городом, чтобы киевская дружина охраны князя могла принять там участие в грабежах и погромах. Служивые историки, из тех, что хотя бы «догадываются» об ослабления Итиля ещё до появления Киевской Руси на исторической сцене, помпезно называют гузов ‘союзниками’ самого Святослава. Какие там «союзники»! Спустя много веков после тех событий мало кто даже из грамотных людей на Руси вообще, и на Днепре в частности, мог ответить на вопрос, куда впадает река Волга. О существовании где-то каких-то «гузов» лучшие «звездочёты» на Руси знали столько же, сколько те самые гузы знали о самом существовании слова Европа.

Всех ли касогов, всех ли ясов, ВСЕХ ЛИ хазар, и непонятно, ГДЕ ИМЕННО победил Святослав чтобы не надолго, взять КАКОЙ-ТО город и/или Белую Вежу (хазарский форт Саркел на Дону)? Всё эти якобы ключевые события общемировой истории упомянуты вскользь, в одной столь краткой фразе! Много ли внимания уделил автор этим свкршениям! Значит, это какие-то малозначимые эпизоды, а не такие, как в домыслах, например, Артамонова.
Ниже отмеченной фразы у него в книге дана такая сноска: “В летописи название города не приведено; сказано “и город их”, т.е. хазар. Дальше после союза ”и” значится Белая Вежа; союз “и” показывает, что это не то же самое, что “город их” (Ср. Minorsky. A New Book, стр. 139.)

Ну и что? Разве можно понять иначе? А если этот какой-то город, не стоящий упоминания, не та самая Белая Вежа (хазарская крепость Саркель), то из чего следует, что этот город стоит на Волге, а не где-нибудь в Средней Азии или ещё, черт знает где, например, Бухара (что значит «Избранная» [иврит]; город по-древнееврейски женского рода)?
Обратим внимание – сначала чей-то «их город», потом Белую Вежу, что на Дону, не так уж далеке от р. Днепр, да и от самого г. Киева.
Однако, из этого союза »и» делается вывод, что упомянутый «город их» – это самый главный город их. Кого это «их»? На всякий случай госп. Минорский помогает понять: «т. е. хазар». Выходит, без этого указания можно понять и не так. А вывод делается такой: »и [самый главный] город их [то есть всего лишь имперскую столицу их, этакий маленький г. Итиль, что находился совсем рядом с Киевом, в дельте Волги, эту хвалёную крепость на бойком месте, что у самого Хвалынского моря, крепость, ну совсем не защищённую со всех сторон от нападений всяких дружных бродяг и бродячих дружин хотя бы множеством водных препятствий!] и Белу Вежу [не главный город, но всё же крепость на Дону!] взял».

Взял он, надо понять, эдак, между прочим, враз оба этих, ну, почти соседних города (каких-нибудь несколько часов пути по бездорожью, по болотам, дебрям и холмам в расписных, как у Стеньки Разина, челнах, но волоком). Взял, значит, сначала главный город (Итиль на Волге), а затем Белую вежу (Саркель на Дону). Названия прочих городов: напр., Булгар, Семендер, как и этот главный «город их», не стоят даже упоминания рядом с этой Белой Вежей . Взял он всё, походя, как бы разом, между прочим, — привычно прогуливаясь по Восточной Европе перед визитом в Европу Западную. Сколько же времени заняла эта прогулка? Кто же в поте лица своего добывать хлеб насущный оставался тогда на Руси? Сколько сот человек могло быть в дружине Святослава? Его мать, Ольга, ещё и при живом муже, Игоре, содержала свою личную дружину.

Эти надуманные эпизоды тысячелетней давности трактуются как самые ключевые для понимания всей последующей русской и даже мировой истории. Именно они служат главным основанием к построению самых немыслимых сюжетов, объявляемых исторической истиной.
Гипотетические подробности о самом ключевом событии тысячилетней давности – о разгроме хазарского царства – высосаны из пальца на основании этого союза «и» в такой мимолётной фразе из столь сомнительного источника.
Вот на таких подробностях, как этот союз «и» в противоречащих друг другу текстах по разным спискам летописи трактуется вся основная картина истории русской и всей мировой историии. Соответствующие мировозренческие выводы делаются из соответствующего варианта этой картины. Каждый её вариант возможен абсолютно иной, например, противоположной.

Если даже поверить в то, что отмеченное выше было написано так изначально, тогда как ещё можно понимать эти слова летописи?
Ну сделала налёт банда Святослава на какой-то городок, и не смог этот городок выставить навстречу достаточно большой отряд самообороны (Всё как в Гражданскую войну там же, но в XX веке). Допустим, что и этот городок, и Белую Вежу подержала эта банда. Что же из этого следует? Сопоставив численность населения Советского Союза в конце его существования, Российской империи в начале того же века, петровской России, Московского государства при Иване Грозном… и так далее в глубь веков, обнаруживаешь то, как мала была Киевская Русь в начале русской истории. Дружина охраны Святослава со всеми возможными наёмниками по своей численности, конечно же, была куда меньше, чем одна дивизия батьки Махно в 20-м веке. Что с того, что банда Святослава пограбила и ясов, и касогов. Славные были времена, — такие же, как после развала Царской России после Первой мировой войны.
Слова «с князем своим каганом» можно понимать буквально – во главе со своим ‘князем’, то есть ‘сборщиком налогов’ (иврит), — когда-то в хазарскую казну. Князей любого княжества могли называть каганами, поскольку когэнатами любого масштаба назавали любую «священную» систему власти (от еврейского слова ‘когэн’ «священник). Каганатом (Восточным) при монголах назывался Китай. Были Аварский каганат в Западной Европе, и Великий Тюркский каганат в Азии, и Русский каганат (Киевская Русь), и прочие русские княжества, называвшиеся каганатами. Точно так же, как когда-то всюду модно было называть любую власть «священной» (каганатом), при большевиках их власть любого масштаба стали называть «народной», — «Советами», «Советской Властью» (Как красиво звучит – Советская Власть, Власть Советов!). Слова «каган», «каганат» (слова еврейские, точнее, еврейского происхождения) в советское время были почти исключены из употребления (из учебников истории и литературы для историков). Да и слово «хазары», конечно же, с эпитетом «неразумные» школьникам известно, пожалуй, в основном лишь из стихотворения Пушкина.
(А израильским школьникам вообще не положено знать слово «хазары»).
Неподготовленных раздражает странное для них упоминание древнееврейского языка по отношению ко множеству ключевых слов, которые, как им кажется, не должны иметь к ивриту никакого отношения. Что ж, им тоже придётся вникать в ивритскую этимологию слов.

Продолжаем читать Артамонова.
«Существенное дополнение к этому скудному сообшению содержится в труде арабского географа Ибн Хаукаля, писавшего в 70-х г. X в. По его словам, в 968/9 г. русы, которых он, повидимому, отождествлял с норманами, “ограбили Болгар, Хазаран (восточная часть Итиля), Итиль и Семендер и отправились тотчас в Рум и Андалус”.
Сразу же стоит отметить, что слова: “и отправились тотчас в Рум и Андалус” уж точно никакого отношения к Святославу не имеют. Умеется в виду, возможно, как цунами прошедшая по Волге лишь однажды, в 968 году, безнаказанно, потому, что всего лишь через три года после разгрома хазар гузами, типичная волна викингов, которых арабский хронист назвал более знакомым на юге словом “русы”. Так на юге Восточной Европы когда-то называли орды пиратов. “Русское море” (на юге, а не на севере) – это значит ‘’море Пиратов”. Так называлось, я полагаю, море Азовское, о не то, что теперь называется морем Чёрным.

“В другом месте этот же автор, описывая обширный и богатый Семендер, замечает: “Русы разрушили всё это, и разграбили всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итилье. Русы овладели этой страной, и жители Итиля искали убежища на острове Баб-эль-Абваба и укрепились на нём, а некоторые из них в страхе поселились на острове Сия-Кух [Мангышлак]”.
Это, повидимому, было именно так.
Разбойники раннего средневековья в Европе назывались везде по-разному.
На юге Восточной Европы — дромитами, т.е. “южными” и русами, т.е. “громилами”. Варяги (на иврите) так называли когда-то тех, кого в более северных местах называли словом ва-руги “варяги” (что означало “…и руги”, “ва-руги”, ворюги, воры, вруны ), а ещё севернее — норманами, или мурманами (Мурманск, Моурманское море), что является производным от искажённого германского слова “Nordmannen», — люди севера. В Западной Европе норманов (от них и название Нормандия во Франции) называли в основном викингами (от слова “вик” – что значит “круг”, “банда”. Древние франки и современные французы называются так от корня германского «фрай», что когда-то ассрциировалось с понятием «не занятые», «бродяги», «грабители».
Германцы «Germanen» – это вовсе не немецкое слово, а семитское – от корня Гимэл-Рэш-Мэм, что означает »черевато бедой» (в смысле набегами с севера на поселения этруссков). Польша и Палестина называются так от древнееврейского слова »ПоЛьШим», что означает »захватчики», но и в ином значении – »колонисты».
Нет сегодгя ничего оскорбительного в том, что слово «русы» имеет аналогичное происхождение – от корня hэ-Рэш-Самэх “разбой, погром”. В упоминании арабского хрониста более знакомое ему южное слово “русы” имеет смысл довольно древний, — у него это пока ещё не название этноса ‘русы’, а название сброда банд.
Викинги разграбили всю Западную Европу. Они же, упомянутые словом ‘русы’, прошлись и по Волге. Это произошло через три года после того как по Хазарии в Нижней Волге, как предшествовавшее цунами, как саранча, прошлись азиаты, — принявшие ислам гузы.

Великодержавный дух русских историков, церков, светская и советская власть требовали такого освещения истории, в котором было бы показано величие древних корней русской государственности и, конечно же, приемственности власти на Руси, начиная хотя бы со времени распространения христианства в Руси Киевской. Еврейская предыстория русского государства всегда была особо болезненной тематикой во все времена. Вот и Артамонов, очень опасаясь при Сталине за свою голову, угодливо извивается:

“На том основании, что годы разгрома Хазарии, указанные Русской летописью и арабскими географами, не совпадают, некоторые историки [Гаркави] полагают, что Святослав не дошёл до Волги и, что Болгар и Волжскую хазарию разгромили какие-то другие русы, не киевские, а волжские. Это явно не так; Русь была только одна – киевская, никакой иной Руси никогда не существовало.”

В ответ на эту бессмыслицу, не расширяя тему, возразим лишь словами П.Я.Черных: “Уже с XIV столетия северо-восточную Русь соседи начинают именовать «Великой Русью» в отличие от «Малой Руси» (юго-западной) и «Белой Руси» (западной). Это последнее название («Белая Русь»), несомненно, народного происхождения. Ср. «Червенская» или «Червонная Русь» (Западная Украина), «Чёрная Русь» и др.».
Стоит продолжить:
«Но особого распространения ни в XIV в., ни позже, в период собирания русской земли вокруг Москвы, термин «Великая Русь» у нас не получил. Новое государство долго называлось просто «Русь» (ещё при Иоанне III), а позже стали называть его «Русия», и лишь со времени Ивана Грозного – «Росией». Только с середины XVII в., после воссоединения левобережной Украины с Москвой входит окончательно в употребление в официальном языке термин «Великая Росия». С двумя с это слово («Россия») стали писать с конца XVII – начала XVIII в.». ( См.: «Историческая грамматика», Учпедгиз, Москва, 1952 год, стр. 45)

Продолжим цитату из Артамонова.
“Что же касается расхождения в датах, то оно легко объясняется ошибкою одного из наших источников, а именно арабского, который отнёс нападение руси ко времени, когда сведения об этом событии стали ему известны, т. е. на три года позже, чем оно было в действительности.” (“Я разузнал об этом в Гургане [Грузии] в 358 г. у того, кто недавно был там”)’’.
Какая смешная изворотливость!
Неугодные сведения – “ошибочны”!
А разве, кроме как в Киеве, нигде ещё никаких русов не существовало? Откуда же взялось столько русских не только в Советском Союзе? И куда подевались потомки всех тех, кто жили на его территории во времена, описанные в “Повести”, но не были русами?

Продолжим далее.
“В русской летописи перед сообщением о походе Святослава на хазар, годом ранее, имеется рассказ о другом его походе на Оку к вятичам, ещё платившим дань хазарам. Этот поход и был началом войны Святослава с хазарами.”
Силён бродяга!

Дальше сочиняется нечто невообразимое.

[Лёгко] “пройдя [весной] по [прекрасной] Оке [да] в [могучую] Волгу, [юный] Святослав [сразу] разгромил [наголову] болгар [обутых] и [босых] буркасов, [быстренько] спустился [скрытно] вниз [ночами] по [бесконечной] реке, [развлекаясь] разграбил [хвалёный] Итиль, [на брёвнах] по [бурному] Каспийскому [Хвалынскому] морю [тихо] добрался [аж] до [самого] Семендера [неприступного] и, [мимоходом] опустошив [окрестности] его, [налегке] двинулся [домой] вдоль [хребтов] Кавказа [возвращаясь] на [русский] Запад. [Тогда] вероятно {!!!}, под [городом] Итилем [Хазарским] он [зачем-то] встретился [лично] с [гордо] вышедшим [на ходулях] против [дружины] его [каким-то] каганом [то есть] (царём) [хазарским] и [обидевшись] разбил [внезапно] его [смехотворное] войско [играючись]. По [этому] пути [вероятно?] к [мелководному] Азовскому [Скифскому] морю [Великий] Святослав [нечаянно] столкнулся [грудью] с [ужасными] ясами [именуемыми] (аланами) и [косоглазыми] касогами [на коровах]. На [кривом] обратном [своём] пути [возможно] вверх [да] по [родному] Дону [уж]он [шутя] взял [на минуточку] Белую [как облако] Вежу ([крепость]Саркел) [ну] и [наконец] вернулся [перезимовать] в [свой] Киев.”

Любопытно, за сколько дней он сделал эту лёгкую пробежку перед прогулкой на Дунай?

Изложение дальнейших событий в основном достоверны или правдоподобны.

В следующем году Святослав вновь оказался у вятичей и окончательно покорил их, о чём летопись и сообщает: “победи вятичь Святослав и дань на них възложи”.
В 968 г. Святослав устремился на Дунай.”

Но тут же Артамонов замечает:
“Указанный путь Святослава гипотетичен, но весьма вероятен.”

Короче говоря, весь этот поход – плод больного воображения.

Сегодня непобедимая и легендарная Армия России, при всей её современной технике, которой нет у чеченцев, увязла в крошечной Чечне. Это происходит в одном из небольших районов бывшей Волжской Хазарии, которая была лишь малой частью всей “Хазарии”, пожалуй, не меньшей, чем нынешняя Россия. Та Хазария не имела границ с пограничными столбами. Однако зоны хазарского колониального влияния были шире, чем территория СССР. Победы дружины т.е. (личной охраны) юного сына ни с кем никогда не воевавшей, но свирепой Ольги — княгини Киева — затмевают подвиги воинства Александра Македонского!
А может быть часть подобных подвигов совершила вовсе не дружина Владимира. Не по разгромленным ли гузами землям хазар, как следующее цунами, прокатилась волна объединённых банд всевозможных викингов, варягов, мурманов под общим у арабов названием “русы”?

Как и “Повесть временных лет” подозрительно уникальным, хотя и более поздним памятником, — то ли лишь литературным произведением, то ли достоверным источником исторических сведений — является “Слово о полку Игореве”, споры о чём продолжаются вот уже более двухсот лет, со времени его обнаружения.

На таких же сомнительных основаниях самым древним памятником русской письменности считается процарапанная удивительно тонко – ЧЕМ? АЛМАЗОМ?! – загадочная надпись НА ГОРШКЕ, кириллицей: “ГОРОУХЩА”. Она обнаружена на склеенном археологами горшке, изготовленном, как утверждают учёные (похоже, с высшим образованием, но без среднего), в 930 году. Горшок был найден в подарок товарищу Сталину при раскопках, ставших знаменитыми, в Гнездовских курганах под Минском, то есть почти во дворе местной Академиии наук. Ведь, если надо, то..!
Пологаю, что об этой находке по линии секретной службы самого Хозяина, от его личных сексотов, как во время войны с фронта, ему сообщили эту новость раньше, чем несчастному начальнику археологической экспедиции. Тот был послан с важным партийным заданием — найти что-нибудь очень нужное автору гениального труда “Марксизм и вопросы языкознания”. Тогда в Стране Советов этот научный труд — само острие стержня идеологии — был у интелигенции, рабочих и колхозников главным источником цитат для заучивания наизусть. Руководитель экспедиции, увидев находку, как можно себе представить, побелел от страха, седея на глазах и обливаясь холодным потом. Только тайный агент госбезопасности, зачисленный в экспедицию под видом какого-нибудь чернорабочего, не был в состоянии сообразить, что это за горшок.

Веселящиеся студентики со студенточками, как всегда, там подкидывали друг другу “ценные находки”. Прелестные первокурсницы нацарапали буквами кириллицы вроде бы славянское, но для пущей загадочности какое-то непонятное слово: ‘гороухща’, понять которое вот уже более полувека не может ни один умник. Углубляя рельеф букв, они протравили нацарапанное по воску, а воск затем смыли. Горшок этот они как следует вымазали чем нужно, а затем правдоподобно его разбили и закопали в грязь разгребаемой помойки какого-то века. Девочки не могли предвидеть, что о каких-то черепках начальник экспедиции впервые узнает из запроса “молнией” на его имя аж из Кремля.
— Что за находка? Сами не знаете?! Тогда чем это вы там занимаетесь?!
Что ответить? Шутка? Над кем шутка?! Его ведь уже поздравили от имени САМОГО…!! Это же первое, из найденных, слово, написанное кириллицей! Прошлое тысячелетие! Доказательство существования на Руси письменности уже в начале 10-го века! Кириллица! Бытовая! Какая образованность на Руси уже тогда! Какое превосходство культуры в сравнении с соседними регионами! Так вот откуда пошло русское письмо! Вот откуда пошла есть Земля Русская! И вся славянская цивилизация! Да что там – разве только славянская! Европейская! Мировая … !

И генералы в штатском, и холуи в генеральской форме, видя на редкость хорошее расположение духа на посветлевшем конопатом лице генералисимуса, спешат выслужиться, проявляя на перегонки свою расторопность в связи с этой явно приятной вождю новостью.
Начальник экспедиии, не смеет вставить ни полслова. Чья-то шутка? Подлог? Величайшее открытие? Сокрытие правды? Пособничество? Что делать? Молчать? Подыгрывать? Жульничать? Делать позу? Раздувать обман? Но ведь за границей подлог очевиден каждому, так же с первого взгляда, как и ему самому? Ведь за такое не расплатишься только лишь своей головой! А если студенты проболтаются?
Смертельный ужас начал расходится кругами по душам всех, кто хоть мельком увидел находку. Каждый был втянут круговой порукой в то, что не может оставаться в тайне. Фотографии столь сенсационной находки невозможно не опубликовать и в научных, и в прочих журналах…

Ну и каково продолжение этой истории? Король-то голый! Сам Сталин – дурак малограмотный! Его академики, а за ними все прочие – просто сброд холуёв, трясущихся от постоянного страха. Однако этого по сей день никто не посмел заметить даже за границей. Гений языкознания и всех других наук вскоре был отправлен верными соратниками на рекорнацию. А фотографию склеенного горшка с загадочныи словом ‘гороухща’, нацарапанном на нём явно в 20-м веке, дяденьки учёные уже не стесняются и детям на смех поместить, например, в Большой исторической энциклопедии школьника.

А школяры вполне могут иметь и собственные, весьма ехидные мнения. К примеру:
После недолгого налёта, как цунами, как саранча, неисчислимых гузов (мусульман) на месте мгновенно рухнувшей, ранее великой державы хазар осталась лишь малолюдная полупустыня. Многовековые колебания уровня Каспийского моря тут ни при чём. (У академика Л.Н.Гумилёва и в этом пунктике зашёл ум за разум)

Вернёмся к Илье Муромцу.
“Хазарская версия’, по мнению Хромина, всё объясняет. И то, что Илья до 33 лет был парализаван (видимо, примерно в этом возрасте он перешёл в христианство и начал ‘’жить’’ для сказителей). И то, с какой лёгкостью он добился высокого положения при князе (принять на службу бывшего противника не считалось зазорным). А главное – то, почему Сокольник, сын Ильи, оказался военным предводителем у степняков и всю жизнь боролся с отцом. Разумеется , Илья, перешедший в православие, должен был стать для сородичей ренегатом, и родственные чувства отошли на второй план…

Так что какой бы спорной не казалась версия о иудейском происхождении Муромца, при рождении он, видимо, был наречён простым еврейским именем Элиягу.”

А вот что пишет Борис Альтшулер в своей книге “Последняя тайна России”, перевод с немецкого, издательство “НОЙ”, Москва, 1996, стр. 247.
“В “Повести временных лет” есть интересный рассказ о происхождении Владимира. Его матерью была ключница Малуша, называвшая своего отца МаЛьК(о). Среди филологов давно идёт спор по поводу этого текста и его интерпретации. Не исключено, что Малуша на самом деле была Малкой, хазарской женщиной с типичным еврейским именем. И её отец МаЛьК(о) Люб(е)чанин носил еврейское имя. Если подобное предположение верно, то окажется, что крестителем Руси был (по Моисееву закону) еврей. Вот этот знаменитый фрагмент летописи Нестара:

“И сказал Добрыня: ”Просите Володимера”. Володимеръ был сыном Малуши, ключницы Ольги. Малуша была сестрой Добрыни; отцом же ей был МаЛьК(о) Люб(е)чанин, и был Добрыня дядей Владимиру”. (Редакция А.Шахматова, 1916; редакция В.Адриановой-Перетц, 1950).”

Более обстоятельно эта подробность рассмотрена С. Ю. Дудаковым в его книге “Пётр Шапиров”, Иерусалим, 1989, стр, 14 и далее.
“… … … Исполнившееся в 1988 году тысячелетие со времени принятия Русью христианства вновь вернуло нас к вопросу о степени влияния евреев и хазар на решение князя Владимира. Конечно, летописный рассказ о посольствах, принятых князем, весьма облегчён и не освещает проблему в целом. Часть исследователей считает принятие христианства актом, в основе которого, помимо всего прочего, лежало уже имевшее место знакомство славян с единобожием. В весьма содержательной и интересной статье советского историка Д.Е.Фурмана не только подчёркивается значительное иудейское влияние на Русь эпохи князя Владимира, но и без каких-либо критических замечаний воспроизводится точка зрения, как сказано в статье, “крупнейшего русского церковного историка” Е.Е.Голубянского о возможном влиянии на летописный рассказ более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганатом. Характерно, что в кругах современных русских нацистов (типа ставшей одиозной личностью В.Н.Емельянова) упорно отрицается значение принятия Русью христианства, которое, по их мнению, есть не что иное как форма иудаизма, исказившая истинно славянский путь развития и отринувшая родное, “исконное”, язычество. Как было бы славно, если б сейчас в Киеве на месте Софиевского собора радовало глаз, душу и сердце “истинно русских людей” капище Перуна! Вот оно современное “переиздание” Валгаллы “третьего рейха”! Более того, в этих кругах утверждается, что крестителем Руси святой Владимир был сыном еврейки.
Вот для этог утверждения, действительно, есть основания. Происхождение князя Владимира уже становилось предметом научного анализа, в частности, известными русскими историками Д.И.Прозоровским и И.И.Срезневским (См.: Прозоровский Д.И. О родстве св. Владимира по матери. – “Записки Императорской Академии наук”, 1864, т.V с.17-26; См.: Срезневский И.И. О Малуше, милостивице в.к.Ольги, матери в.к.Владимира. – Там же, с.27 – 33).
В «Повести временых лет» по Второму Лаврентьевскому списку
под 6478 (то есть 970) годом мы читаем: «В то время пришли новгородцы, прося себе князя. И сказал Святослав: «А кто бы пошёл к вам?»… И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши – ключницы Ольгиной. Малуша же была сестрой Добрыни. Отец же им был отец Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира». Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошёл Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород…» (Изборник. М., 1969, с.53.). Из этого сообщения ясно, что отцом Малуши и Добрыни был некий Малк из города Любеча – одного из древнейших русских городов, находившегося в 202 верстах (215 км) от Киева и в 50 верстах (около 53 км) от Чернигова и вначале платившего дань хазарам, а в 882 году захваченного Олегом. [Ныне Любеч – районный центр Черниговской области] (См.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVIII, СПб., 1896, с209.). Поскольку »Малк» – имя еврейское, а дело происходило в дохристианской Руси, то этого Малка следует считать либо евреем, либо хазарином-иудаистом (Малх… Стар. редк. Отч.: Малхович, Малховна [от др.-евр. Melekh – царь или mal’akh – ангел, посланец] (Петровский Н.А. Словарь русских личных имён. М. Советская энциклопедия, 1965, с.149.). Попытки Д.И.Прозоровского свести имя »Малк» к имени древлянского князя Мала несостоятельны, ибо в другом месте летописи Рогнеда отказывается выйти замуж за Владимира, поскольку он – »робичич», то есть сын рабыни. [«И посла ко Рогволоду Полотьску, глаголя: » Хочю пояти дщерь Твою собiъ женiъ. Он же рече дщери своей: »Хочеши ли за Володимера?» Она же рече: »Не хочю разути робичеча, но Ярополка хочю». (Повесть временных лет. Ч.I. М., 1950, с.54.) Перевод звучит так: »И послал к Рогволоду в Полоцк сказать: »Хочу дочь твою взять себе в жёны». Тот же спросил у дочери своей: »Хочешь ли за Владимира?». Она же ответила: »Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка». (Там же. с.252). Разувание мужа в знак покорности новобрачной было частью свадебного обряда.].
В.Н.Емельянов, дабы окончательно убедить читателя, что Малк – Еврей, выдвигает гипотезу, согласно которой Нестер-летописец в угоду цензуре (если позволительно применить этот термин к эпохе Киевской Руси) заменил слово »равв» или »рабб» (равин) на »робичеч» (раб) [См.: Емельянов В.Н. Десионизация. Париж, 1978, с.1–2.). Спору нет, летописи, хотя и создавались на века, но писались с оглядкой на современных писцу сановных читателей, а зачастую и просто по их указаниям (воистину »ничего нет нового под луной»), но к лингвистике это никакого отношения не имеет, а неискушённый в тонкостях современник Емельянова, к которому он адресуется, глядишь да и сассоциирует Малка с любавическим ребе! Вместе с тем Емельянов вполне резонно указывает, что »Малуша» – уменьшительное имя от »Малки». Что касается поиска еврейского корня в имени »Добрыня», то попытка Емельянова произвести его от еврейского корня »dbr[n]» (»оратор», »краснобай») представляется спорной, хотя в контексте мышления этого автора она вполне естественна (»оратор» – »краснрбай» – попросту »брехун»). На наш взгляд, имя »Добрыня» следует считать калькой еврейского имени »Товий» (»хороший, добрый»).
Возвращаясь к статье Д.И.Прозоровского, следует отметить беспочвенность его утверждений, будто бы княгиня Ольга оставила князя Мала в живых. Ни в одном из летописных списков Малк не назван »Малом». Сравнив древнеславянское написание этих имён – »МАЛЪ» и »МАЛЬКЪ» – становится очевидной невозможность объяснения разницы в написании в две буквы ошибкой летописца. Из контекста летописи недвусмысленно явствует, что князь Мал был убит мстившей за мужа Ольгой.
Должность, которую занимала Малуша при княгине Ольге, — ключница (а по одному из летописных списков – милостивица) – вне всякого сомнения требовала грамотности, а в те времена грамотная славянская женщина встречалась лишь изредка, да и то среди представительниц самых высоких сословий (что навряд ли могло соответствовать тем обязанностям, которые исполняла при великокняжеском дворе Малуша), но среди евреев даже в ту пору умение читать и считать не было диковинкой. По Далю »ключник м –ница ж, кто ходит в ключах, служитель, заведующий съестными припасами в доме, погребом, а иногда и питьями (См.: Даль В. Ук. соч., т.II., М., 1956, с.123). И.И.Срезнинский полагает, что упоминание Малуши в одном из списков как »милостивицы» свидетельствует, быть может, о том, что она ведала распределением милостыни от имени княгини. Но, анализируя понятие »милостивица» и прибегая для этого к аналогам в языках как родственным древнерусскому (польском, чешском), так и в более отдалённых (греческий), учёный забыл или не хотел обратиться к древнееврейскому языку, где такой аналог обнаруживается без труда (»nadiva» – »щедрая; великодушная; благородная»). Как бы то ни было, круг обязанностей Малуши при дворе великой княгини требовал в первую очередь грамотности, что указывало на полученное в детстве образование, а также доверия Ольги, на что вряд ли могла рассчитывать дочь убитого княгиней её злейшего врага.
Здесь любопытно остановиться на проблеме литературного воплощения эпохи крещения Руси. Скудость исторических материалов оставляет много места чисто авторскому воображению. Поначалу эти события в русской литературе представляли как бы в сказочно-фольклорном виде. Эту традицию начал ещё А.С.Пушкин, выводя в »Руслане и Людмиле» среди прочих героев и хазарского богатыря Ратмира, никоим образом не указав его религиозную принадлежность.
Современник Пушкина Александр Вельтман в романах »Святославич», вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» и »Райна, королева Болгарская» не только уделяет немало внимания хазарам, но и весьма подробно останавливается на происхождении Владимира, также не упоминая его возможных хазаро-еврейских предков. Подход Вельтмана к этим проблемам полностью соответствует состоянию исторических знаний того времени, что явствует из сопровождающего романы авторского комментария. (См.: Вельтман А.Ф. Романы. М.:Современник, 1985.)
Наиболее близко к пониманию исторических процессов, происходивших в Древней Руси, подошёл Велимир Хлебников. Из его ранней поэмы »Внучка Малуши» (написанной, по-видимому, около 1907 года, но опубликованной в 1913 году), явствует, что истоки русской государственности поэт видит в сочетании трёх сил – язычества, хазарского иудаизма и христианства. Более того, не исключено, что хлебников не исключал возможности и еврейского происхождения Малуши, поскольку один из героев поэмы хазарский каган (или, по Хлебникову, »хан») »жид Хаим», тесно связанный по сюжету с внучкой »рабыни» Малуши, чудесным способом превращается из старика в молодого еврея. (См.: Хлебников В. Дохлая луна. Сборник. М., 1913.)
Строго придерживавшаяся в своём творчестве летописных источников советская писательница В.Панова пишет: »Поверили дурни, что наша Ольга пойдёт за Мала! Ольга за Мала, как это быть могло? И того ему довольно, что на мёртвую его башку поставила ногу свою… Где мал? И могилы его не найти…», и далее: »Среди челяди была девица Малуша. Вместе с братом Добрыней её пленили в младенчестве, выросли оба на Ольгином дворе. Едва выйдя в мужество, Святослав повадился, что ни ночь к Малуше. Ольга уговаривала…: »Да зачем Малуша, что ты в Малуше нашёл? Чернавка и чернавка». (Панова В. Лики на заре. – В кн.: Панова В. Собр. соч. Т.4. Л.: Советский писатель, 1970, с.26-27.) Здесь интересно описание внешности Малуши. Словарь Даля толкует слово »чернавка» как женщину или девушку »со смуглым лицом и чёрными волосами». (См.: Даль В. Указ. Соч. т.IV, М., 1956, с.595.). Как ни крути, но этот типаж далёк от эталона славянки домонгольской эпохи. Но и здесь мы не найдём какого-либо упоминания о возможном происхождении матери Владимира. Создаётся ощущение некоего табу, наложенного на литературное творчество. Но вернёмся от литературы к истории. Приход Владимира к княжению в Киеве был, несомненно, ярким примером искусной дипломатии, мастерства обходного маневра, — приёма, которым впоследствии Владимир воспользовался ещё раз, ибо, взойдя на великокняжеский престол, он провозгласил себя поначалу твёрдым приверженцем язычества и, лишь укрепившись в Киеве, радикально изменил идеологическую ориентацию своего правления. [Политический талант Владимира – “сына рабыни, находившийся в немилости (?! – вернее сказать, поповший в немилость – С. Д.) у великой княгини Ольги’’, признаётся советским историком О.М.Раповым в коллективной монографии ‘’Введение христианства на Руси’’ (С м.:Введение христианства на Руси. М.: Мысль, 1987, с.102-103)]. Более того, следует сказать, что ставший краеугольным камнем клерикальной пропаганды летописный рассказ о принятии князем Владимиром христианства в его православном варианте, по вполне обоснованному мнению учёных, является не только более поздней вставкой (См.: Барац Г.М. Библейско-агадические параллели к летописным скозаниям о Владимире Святом. Киев, 1908, с.39-48), но и, как мы уже указывали, вполне вероятно, родился под влиянием более ранней еврейско-хазарской легенды о принятии иудаизма хазарским каганом. (См.: Фурман Д.Е. Выбор князя Владимира, — “Вопросы философии”, 1988, N 6, с.91-92). Нельзя не отметить важнейшую роль в утверждении Владимира на киевском великокняжеском престоле, равно как и в принятии Русью христианства, его дяди Добрыни Малковича, которого былинно-фольклорная традиция увековечила под прославленным именем Добрыни Никитича.
То, что мать великого князя Владимира была еврейкой или хазарянкой, не представляется чем-то из ряда вон выходящим. В 695 году свергнутый с престола византийский император Юстиниан II Ринотмет не только нашёл у хазар прибежище, но и вступил в брак с дочерью хазарского кагана (См.: Готье Ю.В. Железный век в Восточной Европе.М., 1930, с.70). В период правления в Византии императоров-‘’иконоборцев’’ один из них – Константин V (741-775) – женился на хазареянке Ирине, также дочери кагана. Их сын с 775 по 780 гг. занимал императорский престол род именем Льва IV Хазара. Следует отметить, что при правлении этих императоров жизнь евреев не подвергалась опасностям, и они могли беспрепятственно исповедовать веру предков (См. Готье [там же]. См. так же: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.XVII. СПб., 1896, с.450; Еврейская энциклопедия, т.V Cпб., б.гю, стлб. 549-550). Позднее аналогичная история произошла и в Болгарии, где правивший с 1330 г. царь Иоан Александр в 1335 году женился на красавице-еврейке из Тырнова по имени Сара, после крещения ставшей именоваться Феодорой и получившей титул «новопросвештена царица». Их сын Иоан Шишман во времена своего пребывания на тырновском престоле дружелюбно принял изгнанных в 1360 году из Венгрии и расселившихся в Никополе, Плевене и Видене евреев (См.: Еврейская энциклопедия, т.IV, СПб., б.г., стлб. 774). Таким образом мы видим, в странах, которым Киевская Русь была обязана принятием христианства и культурным патронажем, иудаизм невест не был препятствием для браков коронованных особ.
Возникающий вопрос »Почему князь Владимир не принял веру своих предков, а, напротив, в решающий момент выбора отверг её?» весьма просто решается при учёте политической ситуации того времени. Перед великим князем стояла альтернатива: либо принятие иудаизма, означавшее не только признание вассальной зависимости от ещё достаточно сильного в ту пору Хазарского каганата (а мы помним, противоречия между обоими государствами были весьма острыми ещё во времена Святослава), но и надежду на получение покровительства от Византии. Кто знает, какое решение принял бы великий князь Владимир, предвидь он скорый крах Хазарского каганата?
Итак, потомков великого князя Владимира с большей, пожалуй, исторической достоверностью можно именовать не »Рюриковичами», а »Малковичами». Вот как выглядит их родословное дерево на уровне «корней»:

Ольга Малк Любечанин
Святослав — Малуша Добрыня
Владимир Святой Константин
Ярослав Остромир — Феофана
Изяслав Вышата
Ян — Путята
преподобный Варлаам

Русская православная церковь называет великого князя Владимира »святым», »равноапостольским». Что ж, если принять версию о еврейском происхождении его матери, то великий князь действительно становится равноапостольским.
Как известно, в ходе исторического развития центр русской государственности переместился из Киева в Москву, и её возвышение потребовало идеологического обоснования. Наиболее распространённая формула »Москва — третий Рим», выраженная в XV веке старцем псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофеем в письмах великому князю московскому Василию III, стала со временем уже недостаточной. Потребовалось ни много ни мало доказать преемственность православной Москвы от »избранного» народа, утвердить переход благословения Божьего на русский народ! Эту весьма, скажем, нелёгкую задачу разрешили в России не без помощи просвещённых в иезуитстве малороссийских выходцев. Ох, как не любят вспоминать в наше время эту легенду! Суть же её такова. »Мосох, или Мезех, шестой сын Иафетов, внук Ноев, есть отец и прародитель всех народов Московских, Российских, Польских, Волынских, Чешских, Мазовецких, Болгарских, Сербских, Карватских, и всех, елико есть Словенский язык, что у Моисея Мосох, Московских народов праотец знаменуется (упоминается — С. Д.) и у Иосифа Флавия в Древностях, что ни от реки, ни от града Москвы Москва именование получила, но река и град от народа Московского имя восприняли, что имя сие Мосох… все древние историки, Еврейские, Халдейские, Греческие и Латинские и новейшие Мосоха, Москвы праотца и областей того имени, во многих местах непрестанно и явно напоминают, что третий брат Леха и Чеха, Русь истинный наследник Мосохов от Иакова…» (См.: Забелин И. История города Москвы, написанная по поручению Московской городской думы. Ч.I. М., 1905, с.24). Автором этого исследования, появившегося на свет в самом конце XVI века, был Матвей Стрыйковский. А в XVII веке воспитанник Киевской духовной академии Дьякон Холопьего монастыря Тимофей Каменевич-Рвовский пошёл ещё дальшё:
»Прииде же Мосох Иафетович, шестой сын Иафетов, господарь наш и князь первый, в страну Скифскую великую и Землю нашу сию, так предЪименуемую, на месте селения сего Московского, на сей же земле мы ныне жительствуем… Сию же реку тогда сущую безъимениту бывшую от исперва, он Мосох князь по пришествии своём и поселении прекрасном и излюбленном пременовал ю Мосох князь по имени своему, самого себя и жены своея княгини прекрасные и предлюбезные, нарицаемые Квы. И тако по сложению общекупному имен их, князя пашего Моса и княгини его квы красная преднаречеся… Сей же Мосох князь московский бысть и началородный нам и первый отец не токмо же Скифо-Москво- Словено-Российским людям, но и все наши м своеродным государствам премногим…» (Там же, с.25-26).

Иллюстрация: fb.ru — мощи Ильи Муромца

http://www.ukamina.com/books/ilya.html

 

 

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.