Интервью с академиком, Ph.D., Давидом Лемперт.

2

«Др. Давид Лемперт. Год рождения-1945г. Гражданин Израиля с 1976г. Академик, доктор физико-математических наук. Действительный член Международной Академии Информатизации. Член редколлегии журнала «Наука и жизнь Израиля». С 2008 основатель и президент консультативной компании Development Linkage and Consulting Company DL. С января 1977 по декабрь 2006 работал в Израильском Авиационном Концерне — Israel Aircraft Industries (IAI). Принимал участие в различных инженерных и научных разработках. С 1993 г. по дек. 2006 занимал должность директора в управлении Aircraft Industries. Является главным научным консультантом Торгово-Промышленной Палаты Израиль-СНГ и Россия. Участвует в разработке различных наукоёмких проектов».
Награжден медалью «Святая Земля Израиля», учрежденной журналом «Наука и жизнь Израиля»э

Это единственная информация о Давиде Лемперт, которую мне удалось найти в интернете на русском языке на сайте «Наука и жизнь Израиля». С одной стороны, совсем немного, с другой – целая жизнь, насыщенная и разнообразная.

А.Т. Давид, если не трудно, расскажите о ваших родителях, где вы родились? И вообще о той жизни. Где учились? Что закончили?

Д.Л. Я пятое поколение семьи Лемперт, которые родились в Кишиневе. Мой дед со стороны мамы был купцом второй гильдии, заболел туберкулезом, очень модной еврейской болезнью, поехал лечиться в Австрию, похоронен в Вене. Его жена — моя бабушка — учила меня жизни и еврейским традициям. Бабушка принципиально говорила со мной на идиш, а я — пионер — отвечал ей на русском. Мои бабушка и дедушка со стороны отца были убиты не то немцами, не то молдаванами в первый день оккупации Кишинева. Мой отец окончил Сорбонну, биохимический факультет и всю жизнь работал во врачебной биохимии. Сразу после войны был замдиректора НИИ бактериологии, до 1953 года, когда был снят с должности, как безродный космополит. До самого отъезда в 1976 году заведовал биохимической лабораторией Республиканской больницы и читал лекции в мединституте. Автор трех монографий и десятков статей. Моя мать окончила с отличием Фармацевтический факультет в Бухаресте. До самого отъезда и в Израиле работала фармацевтом. Знала шесть языков и была энциклопедически образованной женщиной. Я закончил Политехнический институт по специальности автоматика и телемеханика.

А.Т. Почему вы приняли такое, думаю, очень непростое решение в 30 лет уехать из Советского Союза? Что послужило причиной? И как вам удалось приехать в Израиль, ведь тогда это было очень непросто?

Д.Л. После службы в Советской армии, я служил в ВВС, пять лет находился в отказе. Причина отъезда была очень проста: не хотелось слушать что я хороший парень и совсем не похож на еврея.

А.Т. Как встретила вас страна? Каковы ваши первые впечатления от Израиля? Какой он был тогда, в теперь уже далеком 1974 году?

Д.Л. И здесь не обошлось без курьёза: приехав в Вену, мы не смогли вылететь в Израиль, так как небо в Израиле было закрыто из-за операции в Энтеббе. После недели ожидания мы прилетели поздно ночью в страну обетованную. Страна была маленькая, но дружелюбная. Все хотели помочь войти в жизнь страны. После 3-х месяцев ульпана меня приняли на работу в IAI, где я проработал 30 лет на разных инженерных и управленческих должностях. После работы учили на спецкурсах иврит и английский, и это кроме десятков спецкурсов в рабочее время, и везде сдавали выпускные экзамены. Контроль есть контроль.

А.Т. Скажите, прошло 43 года, как вы живете и работаете на этой земле, как вы оцениваете свою деятельность как ученого, как специалиста?

Д.Л. Я рад, что состоялся в Израиле как инженер, ученый и руководитель.

Фото: donntu.org

А.Т. В этом году вам исполнится 74 года. Можно подвести итоги и узнать о сегодняшнем дне: каковы планы на будущее?

Д.Л. Жизнь удалась. Два сына, 6 внуков. Свободного времени нет. Работаю и учусь.

Д.Л. Эмиграция дело не простое и очень, очень индивидуальное. Я сам во главе приёмной комиссии в IAI отбирал ученых и техников для работы. Более того, сотни слушателей моих профессиональных курсов сейчас занимают ведущие должности на предприятиях концерна.

А.Т. Вы собираете много лет марки, вы –филателист. Но часто бывает, что люди просто заполняют альбом марками. А вы стараетесь узнать и рассказать историю каждой марки. Считаете, что «Марки – молчаливые свидетели истории». Марки – это просто хобби, или важная часть вашей жизни? Понимаю, что вы как ученый любите дойти до самой сути.

Д.Л. Это интересно, увлекательно и заставляет вас быть любопытным исследователем. Каждая почтовая марка является по сути миниатюрной гравюрой со своей историей и судьбой. У меня есть интересная советская марка 1936 года с портретом летчика Леваневского, на которой есть надпечатка: «Перелет Москва Сан-Франциско через сев. полюс 1935». Тираж выпуска около 10 тысяч экземпляров. Вот история одной марки: – Сталин подарил один экземпляр Рузвельту, который был заядлым филателистом. Рузвельт был на седьмом небе от радости.

А.Т. Прочла вашу статью «Новое – хорошо забытое старое», в котором вы задаете отнюдь не праздный вопрос «Поставьте себя на место израильского снайпера, который видит в оптический прицел ребенка 12-14 лет (возраста его брата или сестры) запускающего огненный змей. Стрелять или нет?». Думаю, что этот вопрос себе задает вся страна. И что, вы считаете, выход есть?

Д.Л. Когда ты идешь мстить, вырой сразу две могилы. Это заветы мудрецов. Когда Голду Меир спросили о том, когда кончится израильско-арабский конфликт, эта мудрая женщина ответила:» когда арабские женщины будут любить своих детей больше, чем ненавидеть евреев». Более точно нельзя сказать. Если бы я имел бы на руках формулу решения этого вопроса, то Вы бы обращались ко мне «Господин нобелевский лауреат и далее по тексту»…

А.Т. Скажите, статья «Ташкентский синдром» навеяна утверждениями без срока давности, что евреи отсиживались в Ташкенте? Считаете ли вы, что о Холокосте нужно рассказывать молодым? Или это уже история, оставшаяся в книгах и фильмах? А думать нужно о современности.

Д.Л. Когда сирийцы сбили русский самолет разведчик и началась оголтелая антисемитская погромная риторика в Российской Федерации, я написал статью о «еврейчиках» и отправил её в «Комсомольскую правду», как ответ на статью одного полковника, знания которого по теории авиации были равны нулю, а апломб погромщика зашкаливал до бесконечности. Статью, естественно, не опубликовали. О Холокосте не просто нужно рассказывать, но должно доводить до сведения каждого человека в Израиле и во всем мире. Евреи не хотят больше быть жертвами и «мальчиками для битья». Мы так долго и терпеливо ждали возвращения домой, что пора всему миру понять: Мы Дома, Мы Здесь и Навсегда.

А.Т. Спасибо вам за интервью, за то, что нашли время. Хочу пожелать вам здоровья, остальное у вас есть. До 120!

Автор интервью — член Союза русскоязычных писателей Израиля, журналист, редактор, писатель Ася Тепловодская.

Иллюстрация: aviav.ru

Поделиться.

Об авторе

Ася Тепловодская

2 комментария

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.