Гениальный врач спас гениального шахматиста

0

76996-9

Фото: Lichnosti.net

В марте 1960 года Михаил Таль стал самым молодым на тот момент чемпионом мира в истории шахмат. Он примерил корону в 23-летнем возрасте. Спустя четверть века это достижение превзойдет Гарри Каспаров. Что касается Таля, то он потерял чемпионское звание уже через год. У него будет много поражений, из песни слова не выкинешь. Но это не помешает Талю войти в историю шахмат не просто как чемпиону, но и как яркому представителю красивого, комбинационного стиля, чьи партии вошли в энциклопедии и стали искусством. А кроме того, как ярчайшей, привлекательной личности, невероятно доброжелательному, блистательно остроумному человеку.

Доброжелательность, наверное, наследственное качество у Таля. Когда Михаил проиграл Ботвиннику матч-реванш, Ида Таль, мать молодого дарования, отправила мэтру-победителю поздравительную телеграмму, в которой были такие слова: «Мечтаю, чтоб мой Миша-маленький стал похожим на Михаила-большого».

Таля приглашали индивидуально

Потеряв шахматную корону, Таль играл все хуже и хуже. То есть, были и блистательные победы в международных турнирах, Михаил Нехемиевич оставался претендентом, но… участились поражения, а некоторые соревнования экс-чемпион мира просто пропускал.

У совсем еще молодого Таля начались проблемы с почками. Гроссмейстера мучили страшные боли. Почечную колику очень тяжело купировать. Необходимо выявить причину и устранить ее, но вот этого-то сделать и не удавалось. Объективности ради, и возможности врачей в то время были крайне ограничены. Ультразвуковую диагностику еще не изобрели, как и магнитно-резонансную. На обычной рентгеноскопии почки очень плохо контрастируют.

Нарастала и интенсивность колик, и их частота. Приезжали бригады скорой, массированно вводили аналгетики, но приступы повторялись иногда и ежедневно. Тут уж не до шахмат. Но Таль терпел и старался играть, подчас на уколах. Обаятельный, остроумный гроссмейстер был очень популярен в мире. Во времена железного занавеса на коммерческие (так их называли в СССР, а попросту — международные турниры) организаторы приглашали шахматистов персонально. За исключением советских. В отечественную шахматную федерацию просто приходило приглашение на нескольких (количество оговорено) гроссмейстеров. Но с одной оговорочкой, благодаря которой и был достигнут компромисс. В приглашении указывалось, что рады видеть Михаила Таля и столько-то советских шахматистов. А вот если без рижанина — число наших уменьшалось. Присутствие Таля гарантировало организаторам коммерческий успех. Так что Михаил Нехемиевич понимал свою ответственность перед советскими коллегами.

Партия в ванной

Его все любили и шли на уступки. Однажды Марк Тайманов на первенстве СССР согласился играть с Талем в его гостиничном номере (рижанин не мог его покинуть из-за болей). Приехал в отель вместе с судьей, но выяснилось, что Таль пребывает в ванной (горячая вода помогала купировать приступ). Так и играли. Одна доска плавала в ванной, вторая стояла на столе, арбитр сновал туда-сюда.

Ежегодно здоровье Таля ухудшалось. К кому он только не обращался! Но в разных странах врачи пасовали перед проблемой.

Таль не мог потом вспомнить, кто привел его в Ленинградский НИИ Онкологии к профессору Михаилу Лазаревичу Гершановичу, который не был ни нефрологом, ни урологом, просто великолепным врачом. Осмотрев звездного пациента, Гершанович сообщил Талю, что у него редчайшая врожденная патология, третья почка и третий мочеточник. Необходимо незамедлительно удалять «все лишнее». Таль не поверил, ведь без всякого обследования!

От одного чемпиона к другому

Прошли месяцы и Михаил Нехемиевич лег на операционный стол, как сам впоследствии объяснял, «от полной безнадеги». Хирурги полностью подтвердили правоту слов профессора Гершановича, уникального питерского диагноста. Возможно, гениальности сопутствуют какие-то генетические сбои. У Таля было три пальца на правой руке. Тоже от рождения. Его родители были двоюродными братом и сестрой, возможно, в этом причина?

Пройдет совсем немного времени и шахматный мир увидит прежнего Таля, выигрывающего турнир за турниром! Он стремительно вернет себе рейтинговые высоты. В 70-е годы прошлого века Михаил Нехемиевич начнет помогать молодому Анатолию Карпову. Таль всегда ценил талант, а дарование Карпова бросалось в глаза. На собственном опыте поняв, как важно наличие хорошего доктора в карьере спортсмена, Таль приведет юного еще Толю к Гершановичу. Вскоре Анатолий Евгеньевич попросит Михаила Лазаревича помогать емуна матчах за мировую корону в Багио и в Мерано.

Таль, к сожалению, нашел мудрого доктора слишком поздно и вернуть себе чемпионское звание уже не смог, хотя и был близок к вершине. Зато Анатолий Карпов длительное время владел почетнейшим титулом.

А Михаила Лазаревича, в возрасте изрядно за 80, ученики из НИИ Онкологии иногда привозили в клинику, когда без помощи мэтра не могли установить точный диагноз. Хотя к их услугам и была самая современная аппаратура. Профессор не отказывал, выручал.

В тему:

Согласен на ничью

Однажды Михаил Таль ужинал с друзьями в знаменитом тогда сочинском отеле «Жемчужина». Экс-чемпиона мира узнали многие посетители. Подошел официант и протянул Талю бутылку дорогого марочного коньяка, пояснив, что это подарок от группы его армянских поклонников, отдыхающих за соседним столиком. Таль потребовал переслать им от его имени две бутылки такого же и… через пару минут получил в ответ четыре.

Гроссмейстер на секунду задумался, затем взял одну из присланных бутылок, достал шариковую ручку и размашисто написал на этикетке: «Согласен на ничью. М. Таль». И отослал коньяк с официантом/

Иллюстрация: www.niioncologii.ru

http://www.sportsdaily.ru/articles/genialnyj-vrach-spas-genialnogo-shaxmatista

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.