ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП В ЛИТЕРАТУРЕ ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ СТРУКТУРА ХАРАКТЕРА

0

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП В ЛИТЕРАТУРЕ ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ СТРУКТУРА ХАРАКТЕРА

Миссис Римма Ульчина

Член Союза русскоязычных писателей Израиля, член Международной гильдии писателей (МГП), кандидат в члены Интернационального союза писателей (СПИ), лауреат конкурса «Человек года – 2011» в Ашдоде (удостоена специального приза «Золотое перо» за серию статей «Визави» с известными людьми и общественными деятелями). Автор саги «Мистический роман» (2006), дополненной, переизданной в Германии – «Мистический роман, или Заложница кармы» (2017), эзотерического романа «Береника, или Прыжок во времени», фантастического романа «Послание небес, или Нереальный детектив», многих современных повестей, рассказов, эссе.

 

Mrs.  Rimma Ulchin

Ашдод, Израиль

Ashdod, Israel

Email: rima300@yandex.ru tel.: +9720547618802

 

АННОТАЦИЯ:

«Григорий Борисович Окунь – академик ИНАРН, учёный, писатель, журналист. (1920-2016)

Доктор филологических наук; специалист по романо-германской и славянской филологии; основные научные интересы — история и закономерности развития всемирной литературы.

Григорий Борисович часто беседовал со мной о литературе.  Информация была настолько ценной, что я решила все это записать.

Ключевые слова: литературоведение, характерология, учение о характерах, философия, поведение человека.

Введение.

Прежде чем  вы прочтете  статью,  я хочу вас, дорогие читатели,  познакомить с замечательным человеком, с которым  мне довелось  некоторое время работать на должности   пресс –секретаря  ИНАРН.

«Григорий Окунь – академик ИНАРН, учёный, писатель, журналист. (1920-2016)

Доктор филологических наук; специалист по романо-германской и славянской филологии; основные научные интересы — история и закономерности развития всемирной литературы. Исследования Г. Окуня опубликованы в изданиях Московского и Ташкентского университетов, а также в научных изданиях стран Европы (Венгрия, Болгария. Франция).

Печатаясь с 1940 года, Г.Окунь опубликовал несколько повестей и мемуары посвящённые его встречам с выдающимся американским драматургом Артуром Миллером («Все мои сыновья», «Смерть коммивояжёра», «После грехопадения», «Цена» и др.), с известным американским прозаиком Митчеллом Уилсоном («Жизнь во мгле», «Брат мой, враг мой», «Встреча на далёком меридиане» и др.), с французским писателем Пьером Гамарра (романы «Сады Аллаха», «Пиренейская рапсодия», «Убийце Гонкуровская премия», «Тулузские тайны», «Золото и кровь» и др.), с Сергеем Эйзенштейном в пору его работы над фильмом «Бежин луг» и с Константином Симоновым во время его пребывания в Ташкенте.

В годы Великой Отечественной — военный журналист, автор военных повестей «Когда молчат музы», «Последняя граница», «Тайна Нины Гуль», «Momento patriam». После войны вместе с группой московских ученых участвовал в создании первого высшего театрального учебного заведения в Средней Азии – ГИТИСа им. А.Н.Островского (Ташкент), читал в нем курсы истории литератур и теории драмы (1947 – 1959). Был главным редактором ежегодника «Научных трудов» новообразованного вуза.

С 1959 в течении тридцати лет вплоть до репатриации в Израиль — преподавал на кафедре истории зарубежной литературы филологического факультета Ташкентского университета. Многие годы был заведующим кафедрой и научным руководителем аспирантуры. Под его научным руководством двадцать аспирантов и соискателей защитили диссертации по романо-германской филологии и им были присвоены ученые степени. С 1960 по 1989гг. Г.Окунь — главный редактор ежегодного университетского сборника научных трудов «Филологические науки. История зарубежной литературы».

Г. Окунь – организатор и участник международных конференций по вопросам литературных связей Восточной Европы и СССР; читал курсы лекций в Будапештском и Софийском университетах. Г.Окунь – многолетний руководитель секции ежегодных Международных конференций американистов при Московском государственном университете (1977 – 1989).

В Израиле с 1989 года. Был первым главным редактором всеизраильского художественно-публицистического еженедельника на русском языке «Эхо». В настоящее время руководитель отделения «Интеллект и творчество» Института интеллектуальных технологий, главный редактор «Ученых записок» ИИТ (Ашдод).

В последние годы Г.Окунь много внимания уделяет малоизученным страницам истории мировой литературы. Так, после литературного вояжа в Венецию, Феррар и Флоренцию, он опубликовал работу «В поисках «неведомого шедевра» Ариосто и Рафаэля», проливающую свет на утерянные материалы постановки единственной неопубликованной трагедии Ариосто «Франческа» в Венецианском театре «Ла Фениче» с участием Рафаэля в качестве художника спектакля.

С 2004 (по 2014) года Г.Окунь – главный редактор израильского журнала «Русское литературное эхо».

С 2007 года главный редактор научно-популярного журнала «Мысль» и «Наука». В 2008 году Г.Б.Окуню присвоено звание академика Израильской Академии Развития Наук.

 

Характерология в широком смысле – учение о характерах. Ее важнейшими проблемами являются: 1) установление основных типов характера; 2) «опознание» типа характера по его проявлениям в каждом отдельном случае, что делает возможным целостное индивидуально-психологическое понимание и прогнозирование поведения человека в определенном кругу ситуаций.

Характер – совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении, обусловливая типичные для нее способы поведения. Познание характера индивида позволяет со значительной долей вероятности предвидеть его поведение. Характер обусловлен усвоением социального опыта, что порождает его типические черты определяемые типическими обстоятельствами жизненного пути людей.

В характере выступает его индивидуальное своеобразие, порождаемое разнообразными неповторимыми ситуациями и природными представлениями (задатки, темперамент, высшая нервная деятельность).

При этом множество черт характера могут и гармонировать, и резко контрастировать с ведущими свойствами индивида, что образует цельные или противоречивые характеры.

Характер проявляется в системе отношений человека к окружающей действительности:

в отношении к другим людям (общительность или замкнутость, правдивость или лживость, тактичность или грубость); в отношении к себе (скромность или самовлюбленность, самокритичность или самоуверенность, гордость или приниженность; в отношении к собственности ( щедрость или жадность, бережливость или расточительность, аккуратность или неряшливость).

Характер зависит от убеждений личности, его моральных принципов.

Относительная устойчивость черт характера не исключает его высокой пластичности.

Литературный характер (реальный человеческий тип) подразумевает образ человека, изображенный с индивидуальной определенностью, через который раскрывается тип поведения, выявляющийся через поступки, мысли, переживания, речевую деятельность.

Аристотель считал главными моментами художественного произведения перипетию

( неожиданное обстоятельство, неожиданная перемена в жизни). Перипетия, по Аристотелю, это резкая перемена в течении действия, переход от счастья к несчастью либо наоборот; это судьба персонажа. Сделав предметом художественного изображения внутренний мир человека, писатель вырабатывает приемы индивидуализации характеров,

создает образный язык.

Так–принципы классицизма требовали, чтобы в характере героя преобладала какая-либо одна черта. Например, в комедии «Скупой» французского драматурга Мольера главный персонаж Гарпагон – купец и ростовщик, в котором жажда обогащения вытеснила чувство достоинства. Страсть скупости разоблачена Мольером с такой силой, что имя «Гарпагон» сделалось нарицательным: скупого стяжателя, потерявшего человеческий облик, часто называют Гарпагоном ( «harpaqo» — хапуга).

Пушкин, впрочем, противопоставлял такому изображению человека полноту и разносторонность, например, шекспировских характеров.

В комедиях итальянского драматурга Карло Гольдони действовали традиционные венецианские маски: Панталоне, Арлекин, Доктор, Бригелла и др. Но они трансформировались в характеры. Так, Панталоне из похотливого комического старика комедии масок превращается в комедиях Гольдони в добродушного, честного венецианского купца. Это уже новый характер.

Представление о характере литературного героя создается в процессе создания его портрета (черт лица, фигуры, позы, мимики, жеста, одежды). Портрет – это воспроизведение конкретной личности.

В « Кентерберийских рассказах» Джеффри Чосера 29-ть паломников, от лица которых ведется повествование, — это 29-ть характеров с индивидуальными чертами, манерой поведения и соответствующей наружностью.

Есть такое понятие – портрет–лейтмотив ( лейтмотив – ведущий мотив, преобладающее настроение, главная тема, основной тип произведения ; повторяется в произведении как момент постоянной характеристики героя, переживания или ситуации).

Это когда автор одну-две наиболее характерные черты модифицирует ( вносит изменения, сообщающие характеру новые признаки, свойства; видоизменяет) на протяжении всего произведения. Литературный портрет – это целостный физический, духовный, творческий облик героя.

Есть также понятие художественная ситуация. Это художественное изображение среды и обстоятельств, а также адекватности и неадекватности характера и среды, характера и обстоятельств. Противоречия находят свое воплощение в коллизиях ( столкновение противоположных взглядов, стремлений, интересов) между характерами и обстоятельствами, либо внутри характера, в столкновениях, лежащих в основе произведения. Коллизия имеет различные формы: так, в «Гамлете» Шекспира коллизия героя и окружающего его мира осложнена глубокими столкновениями противоборствующих сил внутри самого характера Гамлета. Многопланова коллизия в «Тихом Доне» М. Шолохова: герой находится в тяжелом конфликте и со старым и с новым строем жизни и не свободен от мучительных противоречий даже в отношениях с близкой ему женщиной.

Художественная коллизия – это противоречие и столкновение между целостными человеческими характерами. Разумеется, характеры в художественном произведении,

— это не случайные человеческие облики, но типические индивидуальности (так, например, говорят о типичных для данной эпохи и нации людях, событиях, идеях).

В самой реальной жизни есть типичные и нетипичные индивидуальности. Индивидуальное (индивид – от латинского ( individuum – неделимое) не противоречит всеобщему – это только разные формы одного содержания, например, социального..

В реальной действительности индивид всегда несет в себе случайные, «нетипичные» черты. И. СТургенев рассказывал, что в основу образа Базарова легла одна поразившая его «личность молодого провинциального врача…В этом замечательном человеке воплотилось то едва народившееся, еще бродившее начало, которое потом получило название нигилизма».

Иногда случайные особенности характеров или субъективные склонности отступают перед существенными чертами личности, определяющими линии ее поведения в конфликте (страдание во имя долга, например). В трагедиях Еврипида показана зависимость человека от патологических страстей, например, «Медея» и «Ипполит».

Создание (воспроизведение) писателем характера М. Горький называл человековедением.

Характер объединяет в себе всеобщность и индивидуальность в качестве моментов своей целостности. Характер – это не аллегорическая абстракция  какой-нибудь одной черты характера, характер — это целый самостоятельный мир, это полный, живой человек.

При всем том в художественной практике присутствует саморазвивающийся характер, так сказать, «текучая» индивидуальность, определяемая ее непрерывным взаимодействием с конкретными историческими обстоятельствами.

Характер изображаемого лица для писателя остается неисчерпаемым средоточением индивидуальных возможностей.

Разновидности структуры характера: когда раскрывается воздействие среды на личность. В этом смысле « Недоросль» Фонвизина – подлинно общественная коллизия,

как отметил Н.В. Гоголь. Воздействие среды на человека Фонвизин понимал только в смысле искажения его «естественной» природы. Фонвизин изображал как положительных героев людей, живущих по вечным законам природы и разума.

В художественном очерке акцентируется состояние изображаемых характеров,

« статика» их бытия, а не их развитие. Очерковый сюжет состоит из таких событий и действий персонажей, которые раскрывают «пребывающее» в жизни персонажей.

В научно–фантастических произведениях сюжет строится обычно на «истории события», а «история характера» играет подчиненную роль — масштабы события

чаще всего таковы, что индивидуальные возможности характера, если он остается в границах нормы, не имеют существенного значения для развития сюжета ( например, в

« Машине времени» или «Борьбе миров» Уэллса). Однако, например, в «Человеке – невидимке» Уэллса и «Соларис» Лемма характер героя определяет многое.

Предметом художественной мысли являются индивидуальные явления жизни – прежде всего человеческой. Их часто называют характерными явлениями, свойствами жизни,

социальными характерами людей, « характерное» — равноправное и взаимопроникающее единство общего и проявляющего его индивидуального. Гегель определил характер как активное осуществление человеческой индивидуальности.

Понимание характеров осуществляется не посредством отвлеченных понятий и рассуждений, а путем подбора и сочетания различных индивидуальных черт и свойств в жизни и деятельности персонажей. Писатель выявляет, развивает те стороны их характеров, которые представляются ему наиболее существенными. С помощью подбора и сочетания индивидуальных черт жизни персонажей  писатель усиливает и развивает

существенные стороны их характеров. Автор, изображая отношения и переживания персонажей, может осмыслить их характеры лишь с нравственно-бытовой стороны и вынести им только моральный «приговор»; или же он может увидеть в самих позициях  героев проявление более глубоких явлений.

Художественная коллизия – это столкновение и противоречие между целостными человеческими индивидуальностями. Конечно, индивидуальности, предстающие в художественном произведении, — это не случайные человеческие облики, но типичные индивидуальности, порожденные данной эпохой и нацией. Точно так же индивидуальная коллизия, содержащаяся в произведении, есть не случайное столкновение и противоречие; она глубоко коренится в целостном содержании эпохи. Противоречия между характерами и обстоятельствами вынуждают героев к поступкам, приводят в движение их мысли и чувства.

Кульминация – момент решающего столкновения между характерами, момент перелома, с которого начинается подготовка к развязке. Содержание кульминации представляет собой жизненное испытание, которое максимально заостряет проблему произведения и выявляет внутренние качества героя.

Займемся немного интеллектуальной гимнастикой. С точки зрения создания характера в литературе, — биография не является полноценным материалом или сырьем. Воссозданный образ почти всегда в той или иной мере окрашен индивидуальностью биографа. Но чем меньше индивидуальность биографа искажает натуральные цвета героя, тем выше достигнутый результат.

Обратимся к практике создания характера в романе.

Как пишутся романы характеров? В какой-то момент писатель особенно остро воспринимает какое-то реальное происшествие или человека. Воспринятое явление и настроенность смыкаются, подобно двум клеткам, которые, соединившись, образуют зачаточную точку творчества. К этой зачаточной точке притягиваются подходящие впечатления, хранившиеся в подсознании. Продолжается это до тех пор, пока зародыш не вырастет до таких размеров, что уже настойчиво требует выражения, и тогда писатель начинает освобождать себя с помощью написанных слов. Первые фразы, описывающие героя, обычно бывают подсказаны наблюдением над действительной жизнью. Потом персонаж начинает отклоняться от первоначальной натуры. И вот герой зажил своей жизнью. Каждый его поступок, слово или мысль уводит его все дальше от первоначальной натуры. Это-то романисту и нужно.

Вновь обратимся к русскому классику.

Тургенев рассказывал, как он создавал образ Базарова. Однажды он разговорился в поезде с молодым врачом, который поразил его как совершенно новый тип. Затем он сошел с поезда и больше не встречал этого молодого человека. Но тот произвел на него столь сильное впечатление, что он решил представить себе его жизнь и мысли в форме дневника. Он вел этот дневник несколько месяцев так, как в его представлении вел бы его молодой врач, и наконец, почувствовал, что знает, как этот молодой человек стал бы думать и поступать при всех возможных обстоятельствах. Тогда он начал писать роман «Отцы и дети», сделав главным героем этого молодого врача под именем Базаров. Базаров называет себя «нигилистом», и это слово было тотчас принято повсеместно как кличка нарождающегося тогда в России нового типа.

Таким образом, создание характера, хоть и есть процесс бессознательный и ничем не скованный, всегда подчинено той целеустремленности, которую, пожалуй, лучше всего назвать «инстинктом почтового голубя».

Между характером и сюжетом существует неразрывная связь. В романе сюжет-это характер, освещенный ярко и со многих точек.

Тема Тургенева в «Отцах и детях» — сопоставление, вернее противопоставление, старшего и младшего поколений. Когда в молодом враче, встреченном в поезде, Тургенев усмотрел новый тип, это не только вызвало у него желание создать образ Базарова, но и дало ему тему, то есть подходящую среду, в которую следовало бы поместить своего героя.

Все характеры в литературе выбрались из пеленок и освободились от своих создателей. Они вырастают, уходят и зовут вас за собой. Разделим их заботы, посмеемся вместе с ними, с Дон Кихотом и СанчоПансо, с Фальстафом, с Беки Шарп…

Вместе с ними бросим вызов судьбе, поборемся с ними плечом к плечу, когда для них настанет ночь, вместе с ними растворимся в небытии…

Создание характера – процесс, хотя и ничем не скованный, но всегда целеустремленный.

Некогда существовало разграничение между романом характеров и романом событий. Но что такое характер, как не определенность событий? Что такое событие, как не проявление характера?

Роман событий и роман характеров – это нелепые противостояния. Другое дело – отношения между характерами. Надо хорошо передавать человеческие отношения.

Характер – это страдание, страсть, чувство. Хорошая речь должна быть «патетической», т.е. воздействовать на чувство. Это прежде всего воплощается в характере, отчетливо и глубоко развитом. Всякому человеческому сердцу доступны все виды пафоса, все мотивы тех нравственных сил, которые практически определяют действия людей.

В лирике – особом типе построения характера, — создается характер-переживание, тогда как в эпосе и драме в основе характера лежит многостороннее изображение человека и его деятельности, сложные взаимоотношения с людьми в жизненных процессах.

 

В четверостишии В. Хлебникова –

Мне много ль надо? Коврига хлеба

И капля молока.

Да это небо

И эти облака –

 

перед нами лирическое произведение: оно передает определенное, целостное состояние человеческого характера, не требующее для его восприятия ни обрисовки истории характера, его поведения, ни изображения событий.

Однако в лирическом произведении перед нами не только определенное состояние характера, принадлежащее поэту как конкретной личности, являющееся фактом его биографии. Лирический характер- это характер — переживание, но переживание- общественно значимое, в котором индивидуальный духовный мир поэта, не теряя своей индивидуальности и автобиографичности, получает обобщенное  выражение, тем самым уже выходя за пределы его личности.

В любом художественном произведении так или иначе выступают образы людей –характеры (литературные герои) в определенных обстоятельствах, хотя в лирике они обладают принципиальным своеобразием.

Характер – это внутреннее содержание персонажа и его поведение, поступки. Характер позволяет рассматривать действия изображаемой личности в качестве восходящих к какой-то жизненной причине; он есть содержание и закон (мотивировка) поведения героя.

Содержание (характер) и форма (действие) могут меняться местами. Характер утрачивает свою непосредственность и превращается в тип « такой-то страсти, такого-то порока». Лицемер Тартюф испрашивает стакан воды лицемеря.

Превращение характера в амплуа или «характерную маску» мы наблюдаем в комедии масок (комедии дель арте) на основе традиций народного театра.

Действующие лица притчи, в основных чертах близкой к басне, не имеют не только внешних черт, но и «характера» в смысле замкнутой комбинации душевных свойств. Поэтому притча часто перебивается обращенным к слушателю или читателю вопросом:

« Как, по-твоему, должен поступить такой-то?».

В изображении характеров показательна слитность «типичного» и индивидуального, неповторимо – личностного.

Познавательное начало художественной литературы, ее достояние – раскрытие характеров и целостной душевной жизни личности. Внутренний мир и поведение героев несут на себе, как правило, неизгладимую печать времени как предпосылка раскрытия душевного мира людей. Сущность же — обнаружение строя человеческих чувств, свойственных разным типам личности, душевных драм, развитие характера,- словом, все то, что составляет жизнь человеческого духа.

Взаимоотношение характеров и обстоятельств всегда двухстороннее. Безусловно влияние среды на формирование характеров. Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе.

Человек или больше своей судьбы, или меньше своей человечности. В нем всегда остаются нереализованные потенции.

Иллюстрация: 

 

Поделиться.

Об авторе

Римма Ульчина

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.