Разум Вселенной. Научная Фантастика.

0

Фото из текста рассказа

Автор: Михаэль Юрис.

Вместо предисловия

Британские физики доказали, что вселенная бесконечна, а космическая инфляция — это растущее пространство, которое
время создало в темной материи космоса ,- бесконечное число миров. Исходя из этого, исследователи сделали вывод, что наш мир не является единственным. За 14 миллиардов лет существования Вселенной появилось великое множество параллельных миров, которые, к сожалению, человечеству пока недоступны. Но Время, подобно змее, поворачивается и свивается кольцами ,-да иногда так, что они почти касаются друг друга. В этот момент человек может видеть сквозь тонкий пласт Вселенной другие времена и другие места, или, даже, пройти сквозь него в другие параллельные миры, что связано с большим риском затеряться в просторах Вселенной.

Фото из текста рассказа

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я уже давно не видел таких кроваво – ярких закатов. Казалось, что небосвод озаряют тысячи фейерверков в честь какого-то праздника, или по случаю чей-то свадьбы, а может — и военных учений….
Я зевнул. Что-то в последнее время я часто чувствую себя усталым и дряхлым. Да, сознаюсь, наверно постарел.
Устал от всего и потерял интерес ко всему, и даже этот закат не меняет мои ощущения.
Если бы не исписанные странички очередной книги…. иди знай, чтобы было бы со мной….
Неожиданно земля под ногами дрогнула, и меня резко качнуло.
«Что это? Неужели землетрясение?! А может это, уже привычное в последнее время, легкое головокружение?»
Я поспешил в дом…
Не включая телевизор, — да и так на всех каналах нет ничего особенного, я проглотил снотворное и лег в постель. «Вчера я плохо спал, а мои «неотложные» дела могут и подождать»,-подумал я. — «Может почитать что-нибудь, пока усну?»
Под кроватью что-то скрипело и слегка вздрагивало. Бокалы в серванте беспокойно позванивали, мешая моим мыслям сконцентрироваться. За внешней стеной — громкое неприятное шуршание, будто кто-то катал там какие-то огромные глиняные шары.
Наверное, там, как всегда, «беспокойные» соседи зашевелились…
«А ну их к черту! Сколько раз подавал жалобы…. Мне они уже — вот тут сидят …. »
Решительно потушив настольную лампу, и стараясь отвлечься, я стал перебирать свои мысли:
«Дела! Дела…. Всегда дела! Вся жизнь человеческая проходит через массу всяких неотложных многочисленных дел… Завтра, к примеру, обязательно нужно «закруглить» очередной рассказ.
В редколлегии журнала давно заждались его. Перезвонить им, что ли? Неплохо бы дать положительный ответ и международной Гильдии писателей….
Задолжал я и налоговому управлению. Надо зайти к ним и попробовать договориться. Нужно срочно уплатить за электричество, за воду…
За окном ночь, а сон всё не приходит…
Нахлынули вспоминания далекого прошлого — юность, армия, университет…
Вскоре стал анализировать и нынешнюю жизнь.
Недавно отметил юбилей. Может, пора подвести какие-то итоги пройденного пути?…
Взвешивая свои неудачи и достижения, я вскоре пришел к грустному выводу, что успехов у меня было намного меньше, чем постыдных неудач.
Не скрою и, это между нами, я в последнее время тайком мечтаю исчезнуть из этого мира как можно незаметнее, и больше никогда не появляться в нем…
Но судьбе виднее…
Она не всегда была благосклонной ко мне, и часто, подбрасывая новые идеи, толкала меня на новые испытания и, на так называемые, подвиги, не считаясь с тем, что на мою долю их за всю мою жизнь выпало и так немало…
«Черт!» Что-то во дворе опять задрожало, где-то ухнуло. Одновременно замяукали дворовые кошки.
«Наверное «влюбленные» …
Эх! Может тяпнуть несколько глотков коньяка и забыться?
Неожиданно за окном стало стремительно проясняться.
«Неужели уже рассвет?»
Быстрый взгляд на светящиеся голубым светом электронные часы опроверг мое ложное предположение.
Лишь два часа ночи!? Тогда что это за чертовщина?
Рассвет в такой ранний час? В это время, даже летом всегда стоит чернильная темнота.
Я удивленно приподнялся с кровати, намереваясь подойти к окну, но тут меня ослепила сильная вспышка и неведомая сила отбросила мое тело назад. Больно ударившись о спинку кровати, я тут же потерял сознание….

ГЛАВА ВТОРАЯ

Очнулся уже не дома. Вокруг — какие-то люди бесшумно сновали рядом, лица которых полностью скрывали белые маски.
«Где это я? Наверное, что-то со мной случилось? Кажется, я в больнице? Нет, на больницу, вроде, не похоже.
Где мониторы, больничная аппаратура, характерные разговоры персонала, приглушенные шумы? А тут? Здесь властвовала мертвая тишина! О Боже! А может я оглох?
Первым делом припомнил ранний рассвет, ослепительную вспышку и сильный толчок.
Неожиданно острая головная боль пронзила меня. Большая комната закружилась, меня стошнило, и я вновь провалился в небытие….
Очнулся на вполне удобной мягкой кровати, в окружении каких-то людей. Они были в полупрозрачных белых масках на лицах, синих халатах и белых перчатках. Одни стояли рядом с кроватью, кто-то сидел рядом, а остальные сновали во все стороны.
Я слегка приподнялся на подушке и, уже более осмысленно ,смог оглядеться вокруг. Комната была большой и просторной, но без окон и дверей. Разглядывая гладкие стены я заметил, что они бирюзового цвета и слегка… колышутся.
«Бред, что ли?»
Палату освещали два больших шара в филигранной серебристой оправе, сияющие голубым светом. Они висели на металлической цепочке и , почему-то ,тоже ритмично покачивались, да так, что свет в палате то усиливался, то убывал. Огромные круглые часы над кроватью. Секундная стрелка беспрерывно двигалась, а часовая и минутная застряли на 12.00.
» Полдень или полночь?»
Стены вокруг были обрамлены панелями из черного мрамора, а стены местами покрыты длинными, до пола, занавесами из блестящих тканей. Большой стол- тоже черного мрамора -занимал противоположный конец зала. С обеих его сторон стояли массивные скамьи с высокой спинкой.
Лишь теперь я смог сконцентрировать внимание на незнакомой особе, безмолвно сидевшей у моей кровати.
Она была неопределенного возраста и пола. Та же полупрозрачная маска на лице, её глаза скрывали темные очки.
Осмелившись, я тихо спросил:
— Где я?
— Вам, пожалуй, этого пока не понять. Вы ещё недостаточно окрепли для таких разговоров, — шепотом быстро ответила она на моем родном языке.
Я был ошеломлен её ответом. Я слышал её голос. Голос принадлежал женщине. Но что меня особо поразило:
при разговоре она, кажется, не шевельнула своими губами под маской. Да и губы ли это?
Без каких – либо комментариев и дальнейших объяснений она тут же встала и подошла к гладкой стене. Стена тут же бесшумно распахнулась. Женнщина вышла и, словно по команде, покинули меня и все остальные присутствующие. Еле заметная дверь, если её можно так назвать, тут же закрылась. Я остался один в этой странной комнате. Ее стены и висевшие у потолка световые шары молчаливо продолжали ритмично покачиваться. Мне стало дико страшно. События требовали немедленного объяснения.
Я, несмотря на головокружение, решительно вскочил с кровати. Мое тело, облаченное в белый халат, оказалось более легким, чем было раньше, и я почти «поплыл» к единственной двери. Но она была наглухо заперта и совсем незаметна.
Мои руки, «утюжа» еле приметную гладь, стали нервно искать хоть какую-то скважину от замка… Яростно застучал кулаком. Ни ответа ,ни привета…
«Черт! Что происходит со мной? Куда я попал? Что это за место?»
После нескольких попыток открыть дверь я бросил это бесполезное занятие.
«В конце концов, они, как видно, зла мне не хотят и, по всей видимости, ещё вернутся», — решил я про себя, неохотно возвращаясь к койке. Да и перекусить мне теперь не помешало бы.
Как бы в ответ на мои мысли, дверь тут же плавно и бесшумно распахнулась.
На этот раз вошла «нормальная» молодая девушка.
Из короткого цветастого костюма выглядывали вполне красивые женские ножки, обутые в плоские, как калоши, красные туфли.
Она держала плетеную корзину, укрытую белым полотенцем.
Мило улыбнувшись мне, красотка поставила её на кресло, где раньше сидела женщина в темных очках и собралась, было уйти, но я решительно перегородил ей дорогу.
— Где я? Что происходит? — в упор спросил её.
— Завтра! Завтра вы всё узнаете!— отводя в сторону свои голубые глаза, ответила она и, осторожно обходя меня, стороной, вышла. Невидимая дверь бесшумно затворилась за ней.
Ответ девушки, и в особенности её голос, озадачили меня окончательно. Я готов поклясться, что голос вовсе не принадлежит ей. Он прозвучал эхом, ну, как вам сказать, вроде со стороны, и был таким неестественным, будто принадлежал призраку из… глубокого колодца
«Кто они, эти люди? Где я? Как вообще я здесь очутился? Да и зачем? Может я в плену, что ли?
А может, все это сон?
Осторожно глянул на свои ноги, руки, ущипнул себя. Вроде не сплю….
Приподняв полотенце, я заглянул в корзину.
Тоже ничего необычного! Кувшин, а в нем ещё вполне теплое молоко, несколько ломтиков настоящего белого свежего хлеба, и масло с джемом в маленьких закрытых капсулах. Как они узнали, что я в детстве страшно обожал такой ужин? Ужин? А может это завтрак? Нет!
Девушка сказала, что все узнаю завтра, значит сейчас, наверное, ужин.
Голода я не ощущал. Но в то время, как мои мысли неустанно искали ответы, я неторопливо поел.
«А куда спешить? Это мой первый ужин в новом мире».
Закончив трапезу, я тяжело вздохнул и прилег.
Ладно, может действительно «завтра»… Ведь говорят, что утро вечера мудренее.
Свет в комнате ослабел, и я устало закрыл глаза.
Балуют меня…
Но из-за тревожных мыслей моя душа была беспокойна, а гулкий стук сердца не давал уснуть. Остаток «вечера» и «ночи» я провёл в тяжелых раздумьях…
Наверное, на каком-то отрезке времени, все-таки забылся. Когда открыл глаза, стенные часы показывали 5.30. В комнате тут же посветлело, и я поспешно присел на кровати, готовый встретить первых посетителей.
Долго ждать не пришлось. Дверь бесшумно распахнулась и особа в темных очках буквально «поплыла» ко мне.
Ну да! Это та же самая женщина, которую я впервые видел вчера.
К ней присоединились еще двое с какими-то аппаратами в руках. Что-то наподобие планшетов с разноцветными мигалками.
Я поспешно выпрямился и, по-восточному сложив ноги на кровати, стал терпеливо ждать разъяснений.
Тем временем женщина без обычных приветствий, молча присела у моей кровати, а особы, возможно мужчины, легко, как пушинки подняли массивные стулья, и, усевшись напротив кровати, уставились на меня. Я терпеливо выжидал.
Вскоре все, наверное, включили свои «планшеты», ибо
тут же на них зажглись лампочки красного цвета.
Теперь я физически почувствовал, как их аппаратура с помощью какими-то лучами, правда безболезненно, внимательно прощупывает мое тело…
Прошло ещё несколько длительных и утомительных минут, пока женщина кивнула сопровождающим и… выключила свой «планшет». Те дружно повторили ее действия.
Затем она почему-то тяжело вздохнула и, слегка наклонившись вперед, наконец, соизволила взглянуть на меня в упор. Через её темные очки я успел заметить вместо глаз, какие-то темные малопонятные впадины…
— Как вас зовут? — все тем же тихим голосом спросила она на моем родном языке, но я тут же наверняка заметил … Её губы…. Без сомнения, её губы не двигались.
Немного помолчав, я почему-то решил ответить ей на английском:
— Майкл.
Мне показалось, что женщина вроде улыбнулась, а может мне показалось. Но мне стало ясно, что неважно, на каком языке я буду говорить, она его поймет. А мое имя?
Я уверен, что она его знала, а её вопрос был просто, или риторическим, или для записи….
— Очень приятно, — продолжила она, — я доктор Хелен, а они,- женщина указала на сопровождающих, — профессор Мильштейн и его напарник профессор Марк. Оба специалисты – космологи. Мужчины в ответ «дружно» кивнув головой, нажали на своих «планшетах» на какую-то кнопочку. Тут же на них зажглись голубоватые лампочки.
Затем они снова уставились на меня. Опять раздражительная длительная тишина…
Я терпеливо, как мог, держал себя в руках. Ждал чего-то. Наконец, первым «заговорил» профессор Марк.
С любопытством продолжая «ощупывать» меня, он спросил:
— Вы имеете представление о том, что с вами произошло?
— Ни малейшего, — незамедлительно ответил я, — и надеюсь, вы мне объясните. И вообще… Кто вы?
— Вы помните, что было до того как попали сюда? — спросил профессор Мильштейн, игнорируя мой вопрос.
— Конечно, помню. Я собирался уснуть, но за окном, несмотря на поздний час, почему-то не смеркалось, а скорее рассветало. Я хотел подойти к окну, но тут меня что-то с силой швырнуло назад, да так, что я потерял сознание. Следующие воспоминания — это уже здесь… в этой комнате….
Я замолчал и посмотрел прямо в глаза Мильштейну.
«Такие — же темные впадины», подумал я.
Он на секунду тоже удержал мой взгляд, но затем отвёл глаза в сторону, словно стыдясь чего-то.
— Как вы думаете, что привело к такому необычному явлению? — подал голос профессор Марк.
— Не имею никакого элементарного понятия, — честно ответил я. — Мне трудно себе представить, что могло озарить в этот поздний час ночной небосвод, да ещё так ослепительно….
Разве что ядерный взрыв…. а может метеорит…. Писали в газетах о вероятности встречи с ним…. Но метеориты таких размеров…. Нет, это положительно невозможно!
— А зря вы отрицаете такую возможность! Ведь именно так всё и было, — почему-то оживленно отреагировал профессор Марк.
Я был поражён до глубины души. Мое предположение, вроде бы совершенно абсурдное, невозможное, оказалось реальным.
Теперь , окончательно осмелев, я проговорил:
— Э… нет! Если бы это явление было как-то связано с метеоритом, то какого же размера он должен был быть, чтобы превратить ночь в день? Ведь Земля бы просто разлетелась от столкновения с таким метеоритом! Произошёл бы настоящий Апокалипсис! Признайтесь честно, вы пошутили?
Все трое переглянулись. На их лицах явно читалось замешательство…
Посоветовавшись между собой, доктор Хелен, наконец, тихо спросила меня:
— А как вы думаете, где вы?
— Думаю где-то недалеко от моего дома. В худшем случае в другом городе. Что? Разве я не прав?
— К вашему сожалению нет! Вы бесконечно не правы…
— В каком смысле бесконечно?
От волнения я не удержался и вскочил на ноги:
— Что это значит? Объясните!
Меня опять охватил панический дикий страх. Страх чего-то необратимого.
— Сядьте и будьте мужественны, землянин! Нет больше вашей планеты, называемой вами Земля!
Это бросил профессор Мильштейн.
Моё лицо, лицо бывшего землянина, наверное, побледнело и исказилось от страха, ибо доктор Хелен на миг отшатнулась от меня.
Я тут же вскочил с кровати и, подбежав к профессору Мильштейну, начал его нервно трясти.
— Что вы сказали?! Что вы сказали, повторите?!
Доктор Хелен беспардонно схватила меня рукой за плечи и, резко остановив меня, тут же мягко усадила обратно на кровать.
— Успокойтесь Майкл, профессор Мильштейн прав!
Да! Ваша Земля, погибла почти десять лет назад по земному времени в столкновении с метеоритом, размер которого превосходил размеры Луны….
Я совсем обессилел.
— Десять лет… — прошептал я. — Десять лет? Но как?
Где же я тогда?… Все вокруг – бутафория?
В глазах все поплыло…. Мне стало плохо. Громко застучало в висках. Дрожь прошла по всему телу.
Доктор Хелен, понимая мое состояние, помогла мне прилечь.
Уже лежа под одеялом, я ещё продолжал дрожать, как в лихорадке.
— Примите это лекарство! — решительно проговорила доктор Хелен, кладя на маленький столик пеструю таблетку.
— Успокойтесь и возьмите себя в руки, землянин! – буркнул профессор Мильштейн, — мы придём завтра и закончим наш разговор. А пока отдыхайте и приходите в себя!
Все встали и удалились.
«Боже мой! Ошарашивающая новость!»
Для меня это было совсем уж слишком…
«Опять завтра, черт бы вас побрал! Как они знают, когда это завтра? Эх! Мне бы теперь стакан холодной воды…»
Тут же, как по мановению волшебной палочки, что-то скрипнуло рядом с кроватью в стене. Там появилось узкое отверстие, откуда выдвинулся металлический стержень с зажимами, в которых покоился продолговатый сосуд, наполненный какой-то прозрачной жидкостью. Достигнув столика, стержень осторожно поставил на него сосуд и, моментально исчез в стене.
Я с удивлением глянул на место исчезновения стержня.
Как я и предполагал ,стена оставалось абсолютно гладкой.
Протянул дрожащую руку к странному сосуду. Понюхал, а затем осторожно попробовал жидкость.
«Вода, как вода. На вкус слегка солоновата и холодна, но пить можно.
«Запью ею, может, лекарство действительно немного успокоит меня. Лучше уснуть и не думать, а то совсем с ума сойду. Да и что теперь может быть хуже случившегося?» Прав был Эйнштейн: Бог изощрен, но не злонамерен.
Я решительно бросил таблетку в рот. Она оказалась сладкой на вкус. Тут же запил водой.
Затем прилег, натянув одеяло поверх головы, как в детстве, и закрыл глаза. Почти мгновенно отключился…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее «утро», выспавшись, но совершенно расстроенный, я неустанно ходил туда-сюда по пустой комнате.
Страх, животный дикий страх, еще не оставил меня, но, видимо, лекарство и крепкий сон слегка приглушили его.
Я, почти трезво, стал рассуждать о том, что мне следует предпринять, если действительно я…. оказался не на Земле.
В ад я не попал – это точно….
Честно говоря, я никогда и не верил в его существование.
Значит, если думать логично, я действительно попал в какой-то параллельный, другой мир…
Меня здесь удивляло многое, но один фактор был поразителен. Если я не на Земле, то почему эти «инопланетяне», объясняются со мной так же, как на моей родной планете, на моем родном языке?
Ах да! Возможно, они беседуют со мной телепатически,
то есть мысленно. Ведь я видел, что рты у них не открываются во время разговора…
Так — так…. Может быть, они вовсе и не люди, а его величество «Бог», может какой-то «Разум Вселенной»,
который лишь при контакте со мной, принимает человеческий облик? Возможно! И тогда все становится на свои места.
Но теперь у меня возникают новые вопросы:
Если вся Земля, как они говорят, погибла, то каким образом я спасся? И почему именно я? Что значит десять лет? Где я был в течение этих лет…?
Мои размышления прервала открывшаяся дверь.
Вошли уже знакомые мне доктор и два профессора со своими «планшетами».
— Пришли в себя? — приветливо спросила доктор Хелен.
— Немного, — сдержанно ответил я.
Несомненно, я был готов тут же задать им тысячу вопросов, но и боялся услышать ответ даже на один из них.
— Присаживайтесь, Майкл, и мы продолжим нашу беседу,- деловито проговорила доктор Хелен.
Подождав пока я присел, доктор Хелен спросила:
— Вам, должно быть, интересно знать, как вы тут оказались? Где это тут? Что это за место? И почему выжили именно вы, не так ли?
-??
— Это совершенно справедливые вопросы, на которые мы вам незамедлительно дадим и ответы, и объяснения.
Она бросила быстрый взгляд на столик, куда положила вчера таблетку и, удовлетворенно кивнув головой, продолжила:
— Мы знаем, что на Земле в научных кругах уже давно обсуждалась возможность существования иных измерений и иных цивилизаций. У вас вели дискуссии и о черных дырах…
Наш мир, был параллельным вашему. И он так же изредка упоминался в научных дискуссиях земных космологов.
Надо сказать, что представления землян о параллельных мирах были не совсем верны, но в целом, достаточны обширны, чтобы вникнуть в саму суть. Между прочим, и теория черных дыр так же упоминалась в научных трудах ваших землян, но в них было много существенных ошибок.
Скажу сразу. В отличие от вас мы уже довольно хорошо разбираемся в теории многомерного мира и роли черных дыр.
А теперь подробности случившегося с вами.
Мы знали, что ваш мир параллелен нашему, и пытались предупредить ваш мир о приближающейся опасности. Но, к нашему сожалению, предотвратить катастрофу не смогли.
Да! С вашей планетой столкнулся огромный метеорит и именно в тот судьбоносный миг кольцевые времена наших миров соприкоснулись в черной дыре, облегчая «счастливчикам» возможность переместиться в наш мир.
При столкновении выделилась огромная масса энергии, которая не только уничтожила вашу планету, но слегка повлияла и на наш мир.
Опять же не буду входить в подробности, но, если раньше мы владели всеми вашими языками, после исчезновения планеты, жители нашего мира, со временем, вообще не смогут общаться с землянами, да и сейчас мы уже делаем это с большим трудом. Вы улавливаете суть?
Я неуверенно кивнул.
— Вы десять земных лет были в коме… Мы вас «выловили» и все это время ухаживали за вами, хотя…
Посетители многозначительно переглянулись…
— К нам вас привели совсем недавно…
У меня тут же возник вопрос и я, не медля, задал его.
-Когда?
— В переводе на земное время, около двадцати дней.
-Значит, я постарел лишь на двадцать дней?
-Почти, а это вам важно?
— Да нет,- смутился я. — А еще кто-нибудь с Земли попал сюда?
— К нам попало много вашей материи и с… десяток землян… Большинство… с международной орбитальной станции. Они, намного раньше вас вышли из комы…
— Я их встречу?
— Да.
— Что я буду здесь делать?
— Вы останетесь с нами. Мы найдем вам хорошую работу, и вы сможете продолжить свою обычную для вас жизнь.
С этими словами доктор Хелен и её спутники встали и удалились, оставив меня наедине с грустными размышлениями.

Послесловие

Через «месяц» по местному времени…
Жизнь в новом мире шла своим чередом. Меня действительно устроили на подходящую работу. Я трудился в лаборатории, где помогал старому профессору, землянину-космонавту в изучении научной теории о «черных дырах» и сути «Разума Вселенной».
Космонавт, естественно, помнил родную планету Земля….
Он был одним из тех космонавтов, которые когда-то находились на одной из орбитальных космических станций.
Профессор был человеком умным и доброжелательным и, несмотря на разницу в возрасте — более тридцати лет, я с ним легко подружился.
Его, как и меня, мучила ностальгия по родной планете, но разница между нами была существенная. Он, в отличие от меня, когда-то добровольно покинул Землю.

***

Через «год» по местному времени…
Доктор Хелен включила компьютер и, как обычно, вошла в отдел новостей. Заголовок гласил:
» Последний землянин, прожив рекордный срок в нашем мире, прошел сквозь тонкий пласт Вселенной и канул в неизвестность»…
Она ещё раз, ошеломленная, пробежала глазами заметку. Её опасения подтвердились.
«Так же, как и все остальные…» — грустно вздохнула она.

 

Поделиться.

Об авторе

Михаэль Юрис

Михаэль Юрис родился в октябре 1941 года в трудовом концлагере “Транснистрия” – в Бессарабии. Выходец из литературной семьи. (Леон Юрис — автор знаменитого «Эксодуса» – родственные корни). Советский Союз оставил в 1956 году.

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.