«Праща Давида»

0

Михаэль-Юрис1-336x185
Израильская компания «Rafael Systems» провела 21 декабря 2015 года испытания перспективной системы противоракетной обороны
«Праща Давида» ( David’s Sling). Проект разрабатывался при участии американского концерна Boeing.
Как сообщает Defense News, испытания состоялись в пустыне Негев и были признаны успешными.

 

 

Михаэль Юрис.

«Праща Давида»

 

Глава первая

2045 год.
Грузовое космическое судно “Праща Давида — 35” было просторным космическим кораблем, впечатляющим своими размерами.
Он, находящийся в управление NASA и израильской кампании
Rafael Systems, исполнял роль грузовой платформы для поставки грузов на одну из израильских орбитальных космических станций и международного городка на Луне.
Это звездное судно, в свое время, было достижением высокого разума и решающим ключом в освоение мировой космической технологии.
Корабль никогда не доставлял никому серьезный хлопот и действовал безотказно. И как раз это должно было стать достаточным предупреждением майору Эхуду Геллеру, главному инженеру корабля. Эхуд говаривал, что есть два типа оборудования: первое — приходит в негодность постепенно и понемногу, а второе – всё и сразу. А когда речь идет о космическом корабле десятилетней давности — тем более…
Майор Геллер был невысоким человеком с бледным полным лицом и тонкими черными усиками. Опытный инженер — космонавт с крупным стажем. Каждый раз перед очередным полетом, он любил посидеть у своего старого дружка за кружкой пива, и цинично рассуждать о своем корабле, выглядевшим уже вполне устаревшей моделью.
-Понимаешь, мой друг? Когда-то полеты в космос – это была романтика, дерзание и вызов Богу. Раньше приказы были человеческие, а сегодня – каждый полет запрограммирован в ведущем компьютере. Даже вносить поправки невозможно. Просто скука.
На вопрос о переводе на другой — более новейшей марки корабль, он всегда отвечал шуткой: — я уйду на пенсию вместе с «Пращей Давида»…
Но в действительности, Геллер был по-глупому влюблен
в свой старый космический корабль. Идеализировал его, очеловечивал его, и даже представить себе не мог, что с ним может случиться когда-нибудь что-то серьезное.
В этот особенный рейс тысячетонный космический корабль медленно оторвался от Земли, а потом все быстрее с запрограммированной скоростью ведущего компьютера ринулся в космос.
На орбиту вышли удачно и весь экипаж сразу «подружился»
с невесомостью.
Инженер Геллер своим будничным басом сообщил капитану корабля, что расход топлива проходит в нормальном режиме.
Как только космический корабль достиг нужной точки на орбите земли, он сообщил, что двигатели корабля автоматически выключились.
— Отлично,- среагировала капитан корабля Ронит Маор. Затем она обратилась к навигатору.
– Мики! Присмотри за всеобщей ориентацией и проверь навигационные системы!
В этот момент она, нахмурившись, стала внимательно изучать сложную панель управления…

Капитан Ронит Маор, опытный пилот воздушно – космических сил Израиля. Пять лет назад, её перевели с военно-космических кораблей на транспортный космический корабль «Праща Давида», регулярно обслуживающий орбитальную израильскую станцию военно-стратегического назначения «Илан Рамон 101»
и совместную научную израильско-американскую космическую обсерваторию «Galileo’s» , расположенную на затемнённой части Луны, вблизи кратера «Copernicus». С тех пор, вот уже тридцатый раз, как она и её экипаж поднимает эту махину из дюралюминия и сверх стойкой стали в звездные дали.
Ронит, сорокапятилетняя худощавая и педантичная женщина, управляла своим грузовым кораблем с отточенным мастерством.
Ею были довольны в центральном офисе Рафаэль, где сам президент компании Шмуэль Пиловский ставил доклады капитана Маора в пример, как образец аккуратности и деловитости. На орбитальной станции и на Луне, Ронит, кроме своей комнаты, останавливалась лишь в офицерском уголке и клубе, сторонясь развлекательных учреждений. На Земле жила сама, в небольшом коттедже в северной части Тель-Авива и довольствовалась тихим обществом двух котов и прислугой с Филиппин….

Все инструкции взлета были выполнены экипажем верно и хирургически точно. И всё же она почуяла что-то неладное.
Капитан Маор так же, как и инженер Геллер, знала каждый скрип, стук и потрескивание, которые могла издавать “Праща Давида”.
Во время нынешнего старта она услышал «что-то не то».
Космонавты знали о неписаном законе космонавтики:
«Если в полете «что-то не то» – это предвестник беды».
На этот раз «Праща Давида-35» везла особый груз. Это была самая большая, тяжелая и деликатная часть оборудования, когда-либо перевозимая космическим кораблем. Перед полетом, на вопрос об особенности этого груза, она получила лишь лаконичное объяснение — указание: «Капитан Маор! Ваша задача обеспечить выполнение программы полета! Компьютер «Рамсес 2″ особо важный и секретный. Никто с членов экипажа не должен им интересоваться, пока не передадите его из рук — в руки, на орбитальную станцию.

От имени правительства, министерства военно-воздушных и космических сил и руководителя полетной программы желаем вам успешного полета».
Основная часть компьютера, то есть, его «мозг», не беспокоил её.
Он был аккуратно запакован и лежал в отдельном, длинном ящике, обтянутом черной кожей. Ящик, похожий на гроб, был наглухо закрыт электронным замком и открывался специальным кодом, лишь ей известным.
— Лейтенант Алекс,” — проговорила она своим спокойным голосом, поворачиваясь к специалисту авионики*, компьютерщику и программисту корабля, — проверь, пожалуйста, грузовой отсек! Мне кажется, что там, что-то, сдвинулось со своего места. Ах да! Прихвати с собой дозиметр — радиометр и проверь на всякий случай мощность радиации во всем грузовом отсеке.
— Иду исполнять! — с готовностью кинул Алекс Рапопорт.
На этом корабле он был единственным новичком (второй полет).
Лейтенант был вызывающе красивым молодым человеком,
с чёрными вьющимися волосами, соблазнительными зелеными глазами и с ямочкой на подбородке. Ну, точь в точь, как у знаменитого киноактера двадцатого столетия Кирка Дугласа в молодости.
Несмотря на свой юный вид, он недавно отпраздновал двадцать девять лет. Алекс был высококвалифицированный космонавт, для своей должности. На эту должность претендовали несколько тысяч высококвалифицированных космонавтов, желающих получить место на одном из действующих космических кораблей. Но Алексу в жизни пока — что везло. Только у него нашлась дальновидность, внешность, и храбрость ухаживать и жениться именно на Дане, старшей дочери президента компании Рафаэля Шмуэля Пиловского….
Лейтенант Алекс «поплыл» в грузовой отсек. Кроме стандартного груза для орбитальной станции, космический корабль был загружен и лазерной оптико-электронной аппаратурой*, батареями, флешками с видео-почтой, электронными книгами и кинофильмами для десятка обитателей орбитальной станции, и все то, в чем нуждались жители этого космического «городка» и пока еще не производили в нём.
На сей раз, самое большое место в грузовом отсеке занимал огромный груз, установленный отдельно в углу отсека, рядом с грузовым лифтом.
Алекс, как и весь экипаж, знал лишь одно: груз сверхсекретный, а подробности о нем ведомо лишь капитану Ронит Маор.
Алекс проверил расположение этого «монстра», осмотрел подпорки и стяжные ремни, которые фиксировали его, и прошёлся с дозиметром по всему отсеку.
“Всё в порядке, капитан” , — отрапортовал Алекс, с улыбочкой, которую может позволить себе только зять работодателя.
— Что показал дозиметр?
— Во всем отсеке, капитан, дозиметр – радиометр показывал не больше 8мкз (микрозивертов), а возле важного груза, он перешагнул 11мкз*, —
с готовностью доложил Алекс.

*Нормальная мощность радиации для человека не больше 10мкз.
-Ничего страшного! Спасибо!
— Майор Геллер, ты слыхал что-нибудь?”- обратилась Маор к главному инженеру, сидевшему за своей приборной панелью.
— Вроде ничего, капитан, — сконфуженно ответил он. — Я ручаюсь за каждую деталь нашей машины.
— Очень хорошо. Сколько времени до следующего разгона?
— Десять минуты, капитан!
— Отлично! Пусть каждый член экипажа тщательно проверит свою приборную панель и доложит мне о ситуации!
-Слушаюсь, капитан!
Капитан Маор глянула на огромный иллюминатор, откуда темнота глядела на неё истинным цветом Вселенной, просверленной блестящими бесконечными точками звезд. В дали явно виднелась Туманность Андромеды и Млечный Путь.
Корабль, казалось, беззвучно завис в пустоте. Потерялось ощущение скорости, так как не было точки отсчета. Пора включить ориентацию. Корабль и без того «смотревший» на Землю спиной, сначала замер, остановив медленное вращение, потом плавно повернулся по крену и продолжил свой безмолвный марафон. Телекамеры показали Землю:
Вот Средиземное море, Итальянский сапог…. На безопасном расстоянии от иллюминатора пронесся яркий обломок метеора.
Он оставил за собой пылевой, горящий всеми цветами радуги, след, постепенно рассеиваясь в невесомости ледяного космоса.
Капитан Маор вернулась к своим тревожным мыслям и стала думать над тем, как пришвартовать космический корабль к орбитальной станции, да так точно, чтобы важный груз не сместился с места.
Она знала, что его стоимость доходит до сотни миллионов долларов. Капитан так же была осведомлена, что благодаря «Рамсесу -2», орбитальная станция «Илан- Рамон -101» получит неограниченную возможность быть полностью независимой и управляемой, а в ближайшем будущем, с его помощью сможет исполнить ряд новых оперативных функций, цель которых ни ей, ни команде, не суждено было знать.
Н- да. Компьютер «Рамсес 2» являлся, в данный момент, самой сложной и многофункциональной кибернетической машиной,
когда-либо созданной Человеком….
Теперь капитан Маор позволила себе расслабиться.
Она вытянулась и, слегка освободив пояс безопасности, приподнялась над креслом, принимая лежачее положение. Затем устало прикрыла глаза, оставив руки на подлокотниках кресла, до автоматизма отслеживая команды наземных служб…
Вскоре, один за другим, все члены экипажа стали докладывать об исправности их аппаратуры. Инженер Геллер доложил последним.
-Отлично! Сколько времени осталось до разгона?- спросила капитан, принимая прежнее положение.
— Почти минута!”, — ответил Геллер.
— Очень хорошо! Будь готов активировать двигатели!
Инженер Геллер сел у панели управления, а другие члены экипажа, сидя в своих креслах, поспешно пристегнули ремни безопасности и сосредоточили свое внимание на экраны управления.
— О^кей! Ведущий компьютер подтвердил готовность! Приготовится к старту! Пристегнуть ремни! Руки с пульта прочь! — заревел бас в динамике. — Начинаю отчет! Пять — четыре – три – два – один – пуск! –
Инженер Геллер активировал двигатели. Ускорение вдавило всех космонавтов в мягкие кожаные кресла.
Прошли запланированные пять минут разгона. Но что это? Достигнув нужной скорости, подача топлива почему-то автоматически не отключились, а ускорение продолжало угрожающе нарастать.
Ведущий компьютер важно отмалчивался, неторопливо моргая зеленым светом дисплея в режиме ожидания…
-Топливо! — закричал Геллер, наблюдая за быстрым вращением счетчика.
Свет в кабине замигал: то погасая, то вспыхивая вновь.
Алекс лихорадочно послал запрос ведущему компьютеру корабля. Компьютер стал искать решение, но ускорение продолжало беспрепятственно нарастать, вдавливая экипаж все глубже и глубже в их кресла.
Тогда Алекс поспешно запустил программу проверки, и компьютер загудел, «прощупывая» всю систему корабля.
Но двигатели “Праща Давида” продолжали взвывать в агонии, упорно толкая корабль вперёд, в открытый космос…
— Аварийный выключатель!”, — глухо приказала капитан Маор, жадно ловя воздух.
Инженер Геллер поднял свинцовую руку и медленно продвинул её вперёд, к выключателю. С фантастическими затратами энергии, он, наконец, добрался к нему и с усилием надавил на красную кнопку.
Двигатели тут же резко отключились, измученный металл заскрипел и застонал. Аварийные огни замерцали, да так часто, как будто “Праща Давида” замигала от боли.
Наконец сигнальные огни потухли и в космическом корабле установилась угнетающая тишина.
Инженер Эхуд Геллер тут же «полетел» в машинное отделение, откуда вернулся обеспокоенным и мрачным.
— Проклятье! — пробормотал он.
— Что случилось? — спросила капитан Маор.
— Цепь замкнуло! Предохранители расплавились.
Он покачал головой.
— Я бы сказал, усталость металла. Это копилось годами.
— Когда была последняя проверка?
— Ну, это запечатанный отсек! Предполагалось, что он ещё и корабль переживет. Абсолютно надежный, если только не…”
— Если только не поврежден?
— Не вините меня, ради Бога! Эта электронная система должна была быть под контролем ведущего компьютера.
По инструкции, он систематически должен проверять его или перед стартом, или уже после стыковки с орбитальной станцией. Неужели нашему ведущему компьютеру нельзя уже доверять?”
-Ясно! Лейтенант Алекс! Как там у тебя?
-На борту вроде порядок, капитан! Системы вверены мне на контроль, в норме! Среднее отклонение в коэффициентах 1,25! — четко доложил компьютерщик — программист корабля.
«Новичок, сразу видно, новичок, — подумал инженер Геллер. — Наверное, и я таким был в первых полетах».
— Компьютер корабля дал тебе логичное объяснение о случившимся? -продолжила расспросы капитан.
— Нет! – ответил Алекс. — О проверки электронной системы умалчивает!
— Включи самопроверку!
— Включаю!
Привычное гудение машины внезапно прервалось. На дисплее появилась электронная надпись:
«Выдача информации запрещена, тест – проверки не включать»!
-Черт! – буркнул Алекс и снова включил тест. Никаких результатов.
Алекс враждебно посмотрел на компьютер, как бы обвиняя его в не доверии, но тут же одумался. «Да причем здесь машина?»
Сознавая бесполезность своих действий, он, на всякий случай, ещё раз нажал на клавишу «Тест».
На сей раз результат не замедлил последовать. Компьютер загудел, будто тяжело вздохнул, и…отключился от бортовой сети.
-Алекс, так что с твоим компьютером?
— Теперь компьютер делает перерасчет новой трассы, но сотрудничать и дать логичного объяснения о случившемся наотрез отказывается…
-Так…. Значит компьютер «взбунтовался!» Навигатор Бурштейн!
Мики, который уже стоял у стола штурмана, склонившись над звездным экраном, вопросительно повернул лицо к капитану.
— Где мы сейчас?- нервно спросила капитан.
— Мы уже отдалились от пункта стыковки с орбитальной станции на несколько тысяч километров….
А точнее на 3560 километров, — с готовностью ответил он.
— Как у нас с топливом, инженер Геллер?”, — тут же тревожно спросила капитан Маор.
— Не хватит чтобы толкать игрушечную машинку по Главной улице”, — мрачно ответил инженер.
— Мики! Как это повлияло на наш курс?”
Навигатор — Мики молча закончил вычисления, над которыми работал, и в задумчивости грызя карандаш, медленно ответил:
— Корабль движется по возрастающей гравитации. Если мы пересечем орбиту раньше того, как орбитальная станция пройдет там, тогда…
— Насколько раньше?
— Намного, — вмешался Алекс. — Капитан, мы со свистом вылетаем из Солнечной Системы!
Он улыбнулся храброй, бесшабашной улыбкой, которую Мики нашел особенно неуместной.
— Чёрт подери, — прорычал Геллер, — так сделай что-нибудь. У нас, для маневров осталось крайне мало топлива.
— Так начинай маневры! Ведь ты же штурман, а не я?”
— Да, я… — ответил Геллер ледяным тоном, — но если бы ты следил за компьютером, как я за топливом, мы бы уже были на орбитальной станции.
— А я то, тут причем, это компьютер…
— Не оправдывайся Алекс! – вмешался Мики, — по крайней мере, я получил свою работу законно, а не благодаря женитьбе…
Лицо Алекса побледнело, и покрылось красными пятнами…
Он сделал угрожающее движение в сторону навигатора…
— Хватит!”, — отрезала капитан Маор. — Прекратите! Что с вами? Я здесь отдаю приказы!
— Так отдайте приказ!”, — беспардонно выкрикнул Алекс. — Прикажите Мики построить кривую возврата. Это вопрос нашей жизни или смерти!
— Что мне делать, Капитан?” — игнорируя истерику Алекса, деловито спросил инженер Эхуд.
Капитан Маор хмуро посмотрела на него.
«Видимо, этот человек ожидает, что она вытянет решение из воздуха? Как вообще можно сосредоточиться на этой проблеме? Умом она понимала, что должна немедленно остановить корабль, во что бы то ни стало и попробовать развернуть его к Земле в худшем случае, или к орбитальной станции в лучшем…
Но обманчивое ощущение недвижимости корабля, мешало ей сосредоточиться и принять правильное решение.
Она ещё не знала причины компьютерного «бунта» и не знала что делать, но чувствовала, что в данный момент настоящее её желание– сбежать от этих издерганных, склочных людей, вырваться из этой душной маленькой комнатки…
— Капитан! У вас должно быть хоть какое-нибудь решение!
Капитан Маор вспомнила подобное чувство безвыходности в своей далекой молодости…

nasalogo

windowssearch-exp.com
***
Проходя практику по авионики, космологии и управление космическими кораблями в престижной академии
«NASA Ames Academy for Space Exploration»,
Маор поспешно возвращалась к себе на квартиру в Даллас, получив сообщение, что завтра под утро прилетает её хороший друг Шамир со студенческих лет. Он сообщил, что завтра в Даллесе состоится международное мероприятие под интригующим названием:
«Космос, Галактика, НЛО и что сулит человечеству встреча с Инопланетянами?»
Он, тогда доктор наук, читал лекции в университете «Бен-Гурион»,
где они и познакомились. Со временем подружились, несмотря на разницу в возрасте. Но это её не смущало, а даже наоборот – она гордилась дружбой с ним.
Академик Шамир, в последнее время занимался так же исследованием в области ядерной физики,
обретя мировую славу в этой области.
В общих чертах Ронит была в курсе, что, кроме научной и преподавательской деятельности, он управлял ещё и каким-то секретным проектом в израильском ядерном центре, вследствие чего, он тяжело заболел…
Академик Шамир предложил встретиться с ней перед началом этого съезда, и она с радостью приняла его предложение.
После лекции в Академии, она тут же выехала на своем «Шевроле,» выбирая кратчайшую трассу к Далласу, но уже на полпути, случился совсем не предвидимый банальный случай.
Мотор автомобиля неожиданно заглох, а её мобильник, как на зло разрядился.
Вокруг стояла ночь, темная ночь пустыни Texas’s.
Автострада была почти пустынной, как и сама пустыня, если не считать несколько шакалов, уже вертевшихся вокруг неё.
Пожевывая случайной найденную в бардачке машины жвачку, она была в отчаянье. Что делать? Ехать чужой машиной? Так, где она? Маршировать пока пешком ? А шакалы? Да и куда шагать? Двести километров до города…
Лишь под утро, патрульная полицейская машина, проезжая мимо на большой скорости, заметила стоявшую возле автомобиля фигуру, отчаянно размахивающую руками. Завизжав тормозами, она остановилась метров сто от неё.
Вернувшись задним ходом, полицейский в ковбойской шляпе, поняв её удручающую ситуацию, вежливо предложил подбросить её к ближайшему населенному пункту…

***
Капитан Маор стряхнула с себя воспоминание и чувство нереальности происходящего.
«Проблема, всегда остается проблемой», — подумала она про себя.
Капитан оглядела десятиметровую каюту, обвела взглядом озабоченных членов экипажа и бросила взгляд на экран, где неподвижные яркие звезды издевательски подмигивали ей.
«А вот и Земля. Необычно красивая, но любоваться этой красотой, к моему сожалению, некогда»,- грустно подумала она.
«Значит, мы движемся по инерции и очень даже быстро»,- всё ещё сомневаясь, подумала Ронит. — Придется обратиться к Земле, а к кому же ещё?!»
Алекс тихо шепнул Мики:
— Мне кажется, наша благородная капитанша не может посмотреть опасности в лицо. Вот к чему это может привести, когда женщине даёшь власть.
-Ты брось, придурок!- беззлобно возразил Мики. – Вот увидишь! Она найдет выход. Я с ней уже служу более пяти лет. И не такое бывало…
Капитан Маор понимала состояние её экипажа, и она знала – все ждут её решения.
Ронит, чувствуя легкое головокружение и некоторую нереальность происходящего, волнующим, но начальственным тоном проговорила:
— Сохраняйте спокойствие! Я могу вести корабль по любому курсу, который вы проложите. Это зона моей ответственности.
Мики! Компьютер уже рассчитал новый курс?”
— Компьютер пытается его проложить, но из-за неуправляемости корабля и слишком малого количества топлива, мы сможем создать кривую лишь на градус-другой, не более. Но такой маневр вряд ли нам поможет…
Инженер Эхуд тут же возразил:
— Как раз и поможет! Мы вернемся по кривой на околоземную орбиту и тогда…
-Ты прав, — перебил его Алекс, — но возврат даже по наилучшей кривой, сможет составить… несколько месяцев.
— Ч..т..о»!?
Капитан Маор вытерла рукой вспотевший лоб и попыталась обдумать план спасения. Но сосредоточиться было трудно.
Так велико было несоответствие между её знанием ситуации и тем, что её окружало. Умом она понимала, что корабль по инерции несется из Солнечной Системы со страшной скоростью и это, во что бы то ни стало, нужно приостановить…
Но через большой экран иллюминатора она продолжала видеть лишь неподвижно висящих над космической пропастью четырех астронавтов, пойманных в западню маленькой, душной кабины, вдыхающих запах горячего металла и пота.
Глава вторая
-Тель-Авив, Тель-Авив! Вас вызывает «Праща Давида — 35» — решительно проговорила капитан в микрофон….
Терплю бедствие! Повторяю: Терплю бедствие!
— Говорит Тель-Авив: Что у вас стряслось?
Капитан Маор вкратце обрисовала создавшуюся ситуацию. Представитель наземного управления, казалось, не совсем понял ее.
— Так вы можете повернуть корабль? — спросил он растерянно, — ведь любая орбита…
— Нет. Я же только что объяснила вам.
— Тогда что ты предлагаете делать, Капитан?
— Требую эвакуацию! Может резервный корабль?…
Из приемника послышался гул многочисленных голосов, речь стала неразборчивой.
Свет мигнул и сигнал связи начал угасать. Маор отчаянно старалась восстановить её пока это ей, наконец, удалось.
— Капитан! — произнес официальный представитель компании Рафаэль. — В данный момент мы ничего не можем предложить! Резервный корабль будет готов к вылету не раньше, чем через месяц. Проверю у НАСА… или… у Канадцев… Если бы вы могли выйти хоть
на какую-нибудь орбиту…

— У нас топливо на исходе!
— «Праща Давида-35»! Мы вас понимаем! Но груз очень важен и его надо, обязательно, доставить по назначению!
— Сознаю, но не могу! Мой экипаж так же в опасности!
— Ну, что ж. Вы капитан! Вы решаете! Я даю вам разрешение исполнить любой маневр. Но, на данный момент, рекомендую, обратиться к орбитальной станции «Илан Рамон — 101».
У них есть свои челноки. Может…
— Отлично, «Тель-Авив»! Поняла! Пока я вам отправляю прощальный поцелуй. Бай!
— «Праща Давида-35»! Не прощайтесь, а до встречи! Держим вас на беспрерывной связи! Наша страна с вами!
— «Илан Рамон – 101»! «Илан Рамон – 101»!
Говорит «Праща Давида-35»!
— Мы слышим вас «Праща Давида-35»!
— «Илан Рамон -101»! У нас неполадки! Стыковка с вами в ближайшее время невыполнима, так как наше космическое судно отклонилось от курса и отдаляется от вас со скоростью более 20000км в час.
Ищем причину неполадки. Но ситуация серьезная! Чем вы можете нам помочь?
— Одну секунду! Да, мы видим вас. Затрудняюсь ответить…
Ах да! Мы можем немедленно выслать спасательные челны. Но на наших челнах, кроме космонавта, есть лишь одно свободное место.
Вас сколько? Четверо?
— Да! «Илан Рамон-101!» Нас четверо!
— Значит нужны четыре челнока, а это половина всех челнов в нашем распоряжении. Шаг рискованный! Челны запрограммированы на краткие расстояния, как вспомогательные аппараты для внешних потребностей…. Хотя…. Подождите минутку…
Наступила тревожная пауза. Весь экипаж с трепетом и надеждой ждал…
-«Праща Давида-35!» Вы слышите меня?
Капитан Маор поспешно ответила:
— Да, «Илан –Рамон 101!» Мы слышим вас!
-«Праща Давида-35» Мы сможем выслать «Спасательный патруль» и прибыть к вам, скажем через сутки…. по земному времени.
Но условия очень жесткие: Вы обязаны развернуться хотя бы на два градуса!
-Хорошо! Нас это устраивает «Илан Рамон -101»! — облегченно вздохнула капитан.
— «Праща Давида-35!» Дайте нам ваши координаты!
-Наши координаты….
— Отлично! Чем больше вы развернетесь в нашу сторону, тем быстрее мы сможем прибыть в ваше распоряжение. Но помните!
В конечном итоге, вам придется покинуть корабль и выйти на некоторое время в открытый космос! Будьте готовы к космической прогулке! У наших челнов отсутствует возможность стыковки с вами. Вам это понятно? И ещё! Ваш маневр должен быть идеально точным, Иначе… вам действительно придется отправить прощальный поцелуй Солнечной Системе”….

— «Илан Рамон -101»! Я все поняла и благодарна вам! Удачи…
-Не за что! Благодарить будете, когда мы вас обнимем. Желаем вам успеха! Держим с вами аварийную связь!
Капитан Маор резко развернулась в капитанском кресле.
— Инженер Эхуд! Начинай кривую и постарайся вывести её более чем на три градуса. Навигатор! — Рассчитай предположительное место встречи с челноками, а ты Алекс, попробуй, обойдя центральное управление главного компьютера, дать приказ торможения.
— Хорошо! Ответил Эхуд. — Но из-за этого маневра мы останемся почти совсем без топлива.
-Ты мне уже это говорил! — отрезала капитан.
— «Илан Рамон-101»! – Высылайте ваших спасателей! Как только исполним маневр, мы сообщим вам наши последние координаты.
— Праща Давида-35! Челноки в данный момент уже покидают гавань.
Эхуд нервно покачал головой и отчаянно промолвил:
– Капитан Маор!, Вы в курсе дела, что даже, если челноки окажутся в нужном месте и в нужное время, нам понадобится горючее, много горючего, чтобы удержать наш корабль на постоянной орбите до их прибытия….
— С тем, что останется и придерживай! – нервно бросила капитан и уставилась на экран.
— По крайней мере, теперь у нас есть шанс, — тихо про себя прошептал Алекс…
***

-Внимание экипаж!- обратилась капитан Маор! – В нашем распоряжении пять часов отдыха. Предлагаю вам хорошо пообедать и отдохнуть. Иди, знай, когда мы сможем поспать…
Нас ждет, кроме космической прогулки, перегон на орбитальную станцию, где мы застрянем до прилета очередного грузового корабля.
Так что и там нам будет не до отдыха. Я остаюсь у пульта управления.
Можете, если кто с вас пожелает, принести мне кофе и закуску.
Не важно, что….
Коллектив дружно «поплыл» на кухню и, сев вокруг круглого обеденного стола, прикрепился к нему.
Откуда-то сверху включилась музыка. Она была тихая и романтичная. Успокаивающие мелодии, разносясь по всему столовому отсеку корабля, приподнимали настроение экипажа и возбуждали аппетит.
Геллер нажал на меню. На экране появились кадры с вариантом обеда. Все дружно потянулись к клавишам заказа. Геллер нажал на вариант номер 5:
бифштекс, чипсы, горячий бульон, овощной майонез и бутылка безалкогольного пива. Затем выбрал для капитана Маор её любимый вариант номер 9 : яичница, чипсы, минеральная вода, растворимый кафе с сухим молоком и шоколадное печенье.
Через одну минуту с потолка медленно выползли змееподобные гибкие трубки.
— Господа А, Г, М. Прошу ваши бульоны — вежливо предложил шеф-робот.
Алекс, вытянув трубку почти во всю длину и, посасывая горячий бульон, тут же уплыл к иллюминатору, рассматривая родную Землю.
Геллер, дождавшись заказанного блюда капитанши, «уплыл» с ним обратно, но почти тут же вернулся, шепотом сообщая коллегам, что капитанша спит….
Затем он, посасывая трубочку, закрыл глаза, вспоминая свой дом, дружка и…пиво. Настоящее пиво.
Вскоре из открытого отверстия появились порции с заказанной едой и всякими приправами.
Алекс вернулся к столу с электронной книгой. Забрав свою порцию, он жадно открыл его и с удовольствием стал жевать мягкое, вкусное мясо, не отрываясь от любимых ему шпионских страстей, где нестареющий агент 007ловко проникал на очередную военную базу, вскрывал сейфы, крошил черепа охранников и уносил важные судьбоносные секреты.
По комнате распространился аромат жареной телятины.
Микки и Геллер вернули свои трубки и тоже занялись мясом.
Покончив с кофе, все три астронавта перешли к неторопливой беседе.
-Геллер,- расскажи, что-нибудь о нашей капитанше. Ты, ведь здесь с самым большим стажем, — обратился Алекс к нему.
-А что тебе в ней интересует?
-Маор, интересная женщина, и как я понял не замужняя. Знаешь причину?
-Да это не наше дело! – угрюмо бросил Геллер. – Да ладно. У неё,
понаслышке, был друг. Кажется академик наук в области ядерной физики. Затем очень серьезно заболел. Похоже рак кожи. Мучился бедняга долго….
Капитан Маор , после его смерти, подписалась на длительный контракт. Вот и все, что считаю уместным рассказать вам о ней, — грустно закончил Геллер.
-Н- да. Трагическая история. А ты, Мики, женат? – повернувшись к нему спросил Алекс.
-Хочешь знать мой жизненный путь? Он очень краток. Вначале был летчиком – испытателем ВВС, затем закончил — аэрокосмическое училище при NASA. Но об этом вам известно. А о моей личной жизни? Да, женат… и имею двух чудесных мальчуганов.
Мики вынул «айфон-10» и, открыв папку снимков, охотно показал их коллегам.
— Хорошенькие дети, да и жена-красавица….
— Согласен! Но, эти полеты, — продолжил Мики,- испортили моё семейное счастье. Жена заимела где-то любовника -полковника. Пошли шуры-муры…. Вкратце. Детей вижу лишь в редких отпусках.
-А ты, Алекс? Как твоя жизнь с дочерью нашего работодателя?
— Неплохо. Можно даже сказать счастливо.
-А как ты с ней познакомился?
-Да очень банально, — надув щеку ответил Алекс. – Зашел в городской «Chantry — Club», куда пригласил меня мой друг. Он там работает.
Бассейн просторный- олимпийский. Проплыв его несколько раз я, тяжело дыша, прилег на лежак отдохнуть. Вокруг музыка, женский смех, брызги воды от прыгающих с высотных трамплинов спортсменов в глубокий бассейн…
Рядом со мной лежали и загорали две красивые молодые женщины. Я предложил им холодный напиток. Те с радостью согласились. Так и познакомились. Когда я принес эти напитки, одна из них подняла на меня свои голубые глаза и я, чуть не утонул в них…
А чтобы не захлебнутся, мне пришлось потратить много усилий… и денег, что бы произвести на неё положительное впечатление.
Но, как вы уже знаете, это оправдалось. На следующий вечер мы уже встретились в индийском ресторане. Там за обильным богатым ужином разговорились, и она заинтересовалась моей профессией.
Когда я ей рассказал, что я космонавт, и работаю в такой и такой фирме, она вдруг расплакалась. Оказалось, она дочь самого хозяина концерна, нашего работодателя, и что она очень жалеет меня. Оказывается, она ужасно боится космоса. Ну, я и влюбился. Влюбился по уши. Да и сейчас я люблю мою Дану. Она управляет финансовым бюро отцовской фирмы, где много молодых аудиторов, все время вертятся вокруг неё, как пчелы у меда, и я искренне ревную.
-Ну, ну! — засмеялся Мики. — Карауль отсюда свою Дану. А как только обнаружишь соперника, в оборонительном секторе корабля стоит лазерная установка «Терра 27». Будь уверен! Она точная… до миллиметра…
— Друзья, — вмешался Геллер. Хватит болтать в пустую. Давайте, пока есть свободное время, пораскинем умом: так что же случилось с нашим ведущим компьютером?
— Ума не приложу, — ответил Мики. — Молодец что тебе хоть удалось затормозить эту махину, иначе мы бы теперь не смогли бы просто так сидеть здесь и болтать, а тряслись бы от страха.
-Ну, не за что! А тебе спасибо, за удачную изогнутую траекторию корабля. Но из-за всех этих действий, теперь у нас не осталось ни капли горючего.
-К черту твое горючее! – безобидно улыбнулся Алекс. — Нас скоро «выловят» как рыбку в океане, и мы будем бездельничать более месяца на орбитальной станции.
-Издеваешься!- угрожающе бросил Геллер. — А что с кораблем? Он и теперь, даже в замедленном темпе, а это относительно, все время удаляется от Земли и от орбитальной станции.
Вскоре мы пересечём орбиту Венеры, а там и к Марсу рукой подать. После нашего ухода, корабль, управляемый чёрт знает кем, оставит и пределы солнечной системы. Неужели тебе его ни капли не жалко? Ведь мы навсегда потеряем его. Эх-Эх! Столько лет я ему отдал…
-Стоп! Стоп! – прервал его Алекс. – Что ты сказал?
Все вопросительно уставились на Алекса.
-Ты сказал «управляемый, черт знает кем»?
-Ну да, а что?
— Мне кажется…. Алекс задумался, затем глаза его вспыхнули.
– Это чем-то связанно с нашим грузом. Точнее с нашим важным грузом. Даже капитанша была почему-то встревожена из-за него. Между прочим и радиация рядом с ним зашкаливала допустимую норму.
-Что ты имеешь в виду?
-Геллер. Скажи нам честно. Что тебе известно об этом важном грузе?
— Ну, это компьютер! Суперкомпьютер! — неохотно ответил он.
— Я имею в виду о багаже в черном, как гроб, ящике.
— Там его мозг!
-Понятно! А этот мозг питается с какого-то источника?
— У него независимый атомный источник.
— Ясно! – Алекс хлопнул рукой по колену и хитро улыбнулся.
Затем, моргнув Геллеру, заговорчески тихо прошептал:
-Я, почти уверен, что ты не потеряешь свою родную колымагу…
-Ты можешь это нам объяснить человеческим языком?
— Да, и очень просто. Любой компьютерный мозг всегда бодрствует, не так ли? Но из-за слабой энергии он не может повлиять на другие электронные аппараты, находящиеся рядом. А у этого монстра мозг живет за счет атомной энергии. Чехол, в котором он лежит, не способный максимально изолировать его и, как видно, происходит утечка импульсов. Его импульсы, наверное, попали на проводок ведущий к нашему компьютеру. Таким путем он, частично, прибрал власть над ним. Я не знаю, для какой цели был создан наш монстр, но его основная программа, как видно, летать куда-то, в открытый космос…
-Почему ты так решил? – заинтригованно одновременно спросили его коллеги.
-Да потому, что ведущий компьютер продолжает все свои функции нормально, кроме одной: тянет нас куда-то в космос и отказывается дать нам на это какие либо объяснения.
«Н- да, возможно наконец, что-то прояснилось», — подумал Геллер, решительно вставая.
— О*кей, коллеги! Жалко времени! Если этот вариант реален, Земля нам его подтвердит. Надо немедленно сообщить им о нашем предположении. Если мы окажемся правы, так пусть немедленно шлют ракету – буксир со специалистом для этого монстра.
Может быть, таким путем, мы спасем и его и нашу колымагу, которая ещё сможет служить нам верой и правдой! Молодец Алекс! Светлая у тебя голова!
Геллер обнял его и тут же поспешно «поплыл» к капитанше…

 

Глава третья

 

— «Праща Давида — 35!» «Праща Давида-35!» Говорит Тель-Авив, – зазвучало в ушах капитана.
— Я слушаю вас, Тель-Авив!
— У нас для вас хорошая новость! Мы взяли во внимание ваши предположения. Создатели особого груза подтверждают, что такой оборот событий вполне возможен. Повышенная радиация вблизи него – доказательство активизации его деятельности. Это наша оплошность! Мы виноваты! NASA через три дня вышлет ракету-трейлер
с нужным специалистом на борту.
Ракета — трейлер попробует выловить «Пращу Давида-35» в открытом космосе, а специалист устранит влияние «монстра» над ведущим компьютером.
— Сколько времени это вам возьмет?
— Хорошо, что вы своевременно спохватились! Теперь это может взять лишь несколько недель, но наша цель: не допустить, что бы он потерялся в бескрайнем космосе или попал в чужие руки.
Мы обязаны доставить его по назначению. Спасибо вам! Вы предотвратили большую опасность.
-Да Тель-Авив ! Я рада за вас! – саркастически ответила капитан. Прощайте! Мы через минут двадцать выходим в открытый космос.
— «Праща Давида -35»! Мы молимся за вас и гордимся вами!
Вы настоящие герои! С успехом! Вся страна следит за вами…
Связь прервалась.
Капитан запросила данные у ведущего компьютера о последних координатах.
На центральном экране появилась голубой глобус Земли, изогнутая траектория корабля, часы и минуты текущего времени, и медленно меняющиеся координаты.
-Илан Рамон-101.
-Мы слышим вас «Праща Давида-35».
-Наши координаты на данный момент ….
-Отлично! «Праща Давида-35»! Наши челноки уже вблизи вас.
Через пятнадцать минут будьте готовы к выходу в открытый космос.
Не забудьте! Последний член экипажа обязан своевременно отсоединить человеческую цепь с космическим кораблем.
Держитесь один за другим на расстояние не менее десяти метров. При помощи индивидуальных вспомогательных двигателей вы сможете корректировать ваше местонахождение. Старайтесь оставаться все время в требуемом квадрате, где наши челноки смогут вас «выловить». Проблем с этим не должно быть. Космонавты челнока натренированы на этом а вы не менее подготовлены! Главное, всё делать быстро и точно, как на настоящей рыбалке…
-Хорошо «Илан Рамон-101». Дай Бог, что бы так и было!
— «Праща Давида-35». Исполнение в точности наших указаний – это залог успеха. А прогулка в космосе – пустяки. До встречи на орбитальной станции!
***
Наконец весь экипаж был в сборе в специальном стыковом отсеке. Раздвижные дверные створки отсека были большими и толстыми , как и бронированное стальное днище самого отсека и корпуса корабля. Теперь лишь они преграждали путь, ещё готовившимся космонавтам, выйти из родного уютного отсека за борт космического корабля в холодный мрак усыпанного мелкой космической пылью бесконечного космоса.
Члены экипажа уже были облачены в парадные темно-голубые костюмы с нашивками израильского флага на рукавах а на груди у каждого белела эмблема фирмы.
-О^кей! Экипаж! Прошу всех облачится в скафандры для выхода в космос ! — задребезжал голос капитана Маор из наружного динамика её герметизированного скафандра. Все дружно напялили его на костюм, а на голову гермошлем с затемненными стеклами.
— Теперь начинаем техническую проверку!
Работа на борту закипела. Информация стекалась к ведущему компьютеру. А тот четко чеканил на экране результаты проверок, обобщая выводы.
Глядя на итоги проверок, капитан громко стала давать инструкции.
— Номер два! — проверь замок шлема!
—Слушаюсь, номер один!— отозвался Алекс, глядя на красные стрелки, которые соприкасались остриями на шлеме и на плече скафандра. Затем слегка ударил кулаком по замку. — Выровнен и заперт!
— Номер три! Проверь предохранительный клапан!
— Номер один! – Проверил и закрыл! — Эхуд постучал костяшками пальцев по скафандру.
— Номер четыре! – Где сумка для аварийного ремонта?
— При мне!
— Отлично! Что ты делаешь, Алекс? Что ты, черт побери, делаешь? — раздался голос капитана Маор, вошедшей через воздушный шлюз.
— Помогаю инженеру проверить готовность к выходу из корабля. Мне кажется, это очевидно, капитан.
— Помогаешь ему как можно скорее погибнуть, вот как я считаю! Ты должен относиться к этому серьезнее. Почему не проверил предохранительный клапан?
— Я осмотрел его: ручка поднята вверх и повернута вниз, как всегда. Клапан закрыт. Между прочим, мне еще ни разу не приходилось видеть открытый клапан.
— Но ведь ты не можешь знать, что он действительно закрыт, пока не проверишь, — произнесла капитан терпеливо. — Может быть, ручка сломана или повернута только на пол-оборота.
— Нет, капитан, посмотрите сами. — Крошечная ручка не шевельнулась, когда Эхуд нажал на нее. — Видите, я прав.
— Нет, Алекс. Ты не следуешь предписанной инструкции, а это самое опасное в нашей ситуации. Двойную проверку всегда надо делать!
— Моя вина, — согласился Алекс. — Моя вина, — и он поднял руки над головой в шутливом жесте повиновения, обезоруживающе улыбаясь. — Примите во внимание мою молодость, капитан. Обещаю, что это не повторится.
— Надеюсь. А теперь слушайте меня! Мы связанны один с другим тросами! Но каждый должен освободиться самостоятельно при входе в челнок. Инженер Геллер! Ты будешь ведущим, а я — заключающей!
Беру с собой портативный передатчик. Сигнал от него не сильный, но каждый из вас будет знать наше примерное местонахождение. Всё нужно рассчитать как можно точнее – у этих скафандров запас воздуха всего лишь на двенадцать часов, а топлива – не более для трех-четырех манёвров, и поэтому двигатели включать лишь в необходимых случаях.
Капитан проверила двигатель у каждого члена экипажа, вплоть до лавирования и торможения.
-Ох, уже лучше бы выброситься как можно ближе к Марсу, чем прогулка в неизвестное,- буркнул Геллер.
-На Марсе сейчас русские, — припомнил Мики.
— Ну и что? – осведомился Алекс.
— Клянусь!- продолжил вслух бормотать Геллер. — Если выживу после нашей прогулки, я подаю в отставку! Хватит с меня! И извини меня, мой дорогой «Праща Давида», что я тебя оставляю на произвол судьбы…
Слезы выступили у него на глазах. Члены экипажа молча и сочувственно глянули на него. Инженер Геллер, в последний раз бросил блуждающий взгляд вокруг себя.
В этот момент капитан отдала команду ведущему компьютеру:
Плавно закрылись все герметические двери, все вентиляционные люки и иллюминаторы. В конце закрылась и переборка между кабиной управления и другими отсеками.
— Корректировка на цель наведена! – произнесла вслух капитан, что бы слышали все космонавты. — Автомат в системе! Внутреннее нагревание проверено. Аварийные системы проверены!
— Скоро мы будем «дышать» свежим космосом,- буркнул Мики. — Надеюсь, «разминка» нам не помешает, и никто из нас не страдает акрофобией*….
*Акрофобия – боязнь высоты.
Глава четвертая
— » Праща Давида-35!» Наш челнок подходит к условному квадрату «Альфа-1 «! Через несколько минут начнем вылавливать вашу первую рыбку.
— Мы готовы, «Илан Рамон -101»! Внимание всему экипажу! Начинаем!
Алекс! Открывай выход! — скомандовала капитан Маор.
— Слушаюсь! Командир! – на военный манер ответил Алекс.
Тут же загудела сигнальная тревога в грузовом отсеке, предупреждая
о открытии аварийной створки.
— Всем держатся за перила!
Очень медленно открылись толстые бронированные внешние створки и в отсеке началась предстартовая декомпрессия.
Кислород, с характерным свистом, быстро опорожнил аварийный отсек корабля, а у самых ног космонавтов растворилась черная бездна космоса. Космос «дыхнул» ледяным холодом. Ведущий компьютер, по команде, автоматически начал выравнивание внутреннего давления в скафандрах космонавтов. Выравнивание между двумя мирами — миром вечного ледяного безвоздушного пространства и миром жизни тепла и воздуха.
Наконец давление выровнялось и стало как-то тихо.
Не было слышно ни звука. Только тревожная тишина.
-Это нас так космос встречает?- нарушая безмолвие, произнес Алекс.
— Ну, что ж, космонавты! Готовы? Технология верна нам! До отключения нами управляет ведущий компьютер.
-Издеваетесь?- пробурчал Мики. — Это мы ему не доверяем, а он?
-Содержать полное спокойствие во время «прогулки»,- не реагируя на реплику, продолжила капитан. — Условия выхода в открытое пространство: ориентация на круглую чашу антенны корабля, – закончила капитан, глядя на инженера Геллера, щелкая переключателями на личном пульте управления.
На её экране дисплея засветилась надпись:
«Первый готов! До старта пять секунд.»
— Первый – сейчас!
Геллер, крепко держа рукой личный штурвал вспомогательного двигателя, в последний раз погладил борт корабля, а затем, бросив, — с Богом! — решительно спрыгнул в бездну.
Он, как камень, выпал из корпуса «Праща Давида» и понесся пулей куда-то в сторону, тяня за собой прочный трос.
По внутренней связи все услыхали его длинный волнующий крик, как крик ребенка в луна-парке. Он всегда так делал, что бы успокоить себя.
Как только трос натянулся, спрыгнул второй…. Затем третий….
— «Илан Рамон-101»! Говорит капитан «Праща Давида-35!».
-Слушаю вас!

— Я закругляюсь! Выхожу в космос и отцепляюсь от корабля.
-Отлично! Вашу цепь в квадрате «Альфа-1» первый челнок уже видит! Бог с вами!

2300289

neznat.ucoz.ru
***
Маор, держась за транспортную скобу, включила детектор на удаление не менее тридцати метров. Но он почему-то не включался. «Начинается», тревожно пронеслась мысль. Она нажала ещё раз.
Но приказ остался невыполнимым. Неужели опять вмешался монстер — компьютер? Ещё и ещё раз. Безрезультатно.
«Чёрт бы его побрал! Наверное, опять монстр проказничает!
Ладно! Я имитирую замыкание? Бесполезно!»
Монстр тут же переключил контроль на резервное питание.
«Ага! Значит мне надо его ошарашить, как человека, неожиданной ситуацией… Тогда , может быть , и он ошибется, отвлечется, на время «позабыв » о детекторе.
Переведя манипулятор на ручное управление, она, наконец, стала медленно отдаляться от корпуса корабля. Маор обратила внимание, что трос между ней и другими членами экипажа уже был натянут до предела. «Праща Давида,» в принципе, уже начала тянуть за собой всю человеческую цепь.
«Надо быстро отцепиться от него, иначе наша прогулка пойдет насмарку «,- промелькнула тревожная мысль.
Маор решительно, не дожидаясь безопасного расстояния от корпуса корабля, нажала на кнопку отсоединения.
Её сильно рвануло в сторону и, ударившись о что то, временно потеряла сознание. Быстро придя в себя, первое что увидела, так это удаляющийся корпус корабля и свисающий конец троса.
Развернувшись, она увидела вдали лампочки шлёмов своих коллег , поджидавших её. Руки Маор потянулись к устройству ввода предварительного прицеливания.
«Данные введены» – гласит надпись на маленьком экране.
Тут же появилась новая запись: «вероятность благополучного исхода операции 1. 11%» . Черт!
Она поспешно включила прицел и усиление, затем ввела в действие
портативный двигатель. Ярко вспыхнули огни малого двигателя и она, держась за трос, стала быстро сокращать расстояние к своим.
-Капитан Маор! – услышала она встревоженный голос Геллера,– вы в порядке?
-Не знаю. Вроде да, но слегка отдалилась от вас.
-Так принажмите! Мы ждем!
-Нет! Не ждите! Где первый челнок?
— На месте!
-Так вперед! Нельзя задерживать весь коллектив!
-А вы?
-Здесь приказы даю я! Вперед марш, номер один!
Наступила тревожная тишина. Что- то стало посвистывать в скафандре Маор.
Она осмотрелась и тут же заметила в своем шлеме тоненькую струйку утечки кислорода. Черт! Аварийная ситуация. Наверное – из-за удара об корпус. Вскоре она приблизилась к третьему члену экипажа на метров двадцать и уже могла разглядеть его. Бросила быстрый взгляд на панель. Кислорода осталось не больше чем на час, а топлива на две – три корректировки.
— Первый в челноке!»- наконец услышала по внутренней связи.
— Ну, что ж, номер один! Бе шаа това*! Следующий!
-Второй в челноке….
-Третий….
Маор явно видела свой челнок, терпеливо поджидавший её в нужном квадрате. Но для окончательного преодоления расстояния к нему, и исполнения нескольких необходимых маневров, у неё не оставалось топлива. Да и уровень кислорода угрожающе приближался к красной линии. Но другого выхода не оставалось…
Она включила двигатель на полную мощность и, затаив дыхание, стараясь с экономить кислород, стала быстро приближаться к поджидавшему челноку в квадрате Альфа — 4. Ещё чуть, чуть. Ещё немножко. Но, вскоре, двигатель окончательно заглох.
Расстояние между ней и со спасительным челноком опять стал угрожающе увеличиваться…
.
* Бе шаа това.- В добрый час ( иврит).

c1a7f30f339426221c05a929ca1215fe

infoniac.ru

***
Со слезами на глазах Геллер смотрел в космическую даль и грустно размышлял:
«Как это глупо, и именно сейчас! Это просто авария и все! Роковая глупая авария. У каждого челнока на экране висела одна и та же тяжелая картина: тело капитана Ронит Маор . Её недвижимое тело парило в открытом космическом океане.
Гермошлем был сброшен с головы и все члены экипажа могли рассмотреть её мертвое лицо. Её остекленевшие глаза были широко открыты, и казалось , она смотрела туда, где были её выжившие члены экипажа.
Геллер пережил не мало гибелей своих товарищей, но сейчас что-то надломилось и он разрыдался как мальчишка, упрямо отказываясь верить в её смерть. В такую глупую смерть! Именно здесь, и именно сейчас. Но факт упрямая вещь. Капитан Маор была мертва.
Геллер и весь экипаж знал. Она спасла его жизнь и жизнь других членов экипажа ценой своей жизни…
«Спасательный патруль» из четырех челноков устремился обратно к орбитальной станции «Илан Рамон-101», везя в фюзеляжах, трех из спасенный членов экипажа космического корабля «Праща Давид»-35.
Иллюстрация: dokwar.ru

 

Поделиться.

Об авторе

Михаэль Юрис

Михаэль Юрис родился в октябре 1941 года в трудовом концлагере “Транснистрия” – в Бессарабии. Выходец из литературной семьи. (Леон Юрис — автор знаменитого «Эксодуса» – родственные корни). Советский Союз оставил в 1956 году.

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.