Венок сонетов

0

ХАНАН  ТОКАРЕВИЧ

                          ЗАБЫТЫЕ В РАЮ

 

             Венок сонетов

 

1

Остались там, забытые в раю,

Тепло и свет родительского дома,

Где живы все, где всех я узнаю,

И каждая тропинка мне знакома.

 

Там день такой огромный, словно год,

Кружатся расписные карусели,

Скворцы поют под робкий звон капели,

И на реке трещит оживший лёд.

 

Разрушен дом, торчит один порог,

В золе погас последний уголёк.

Я слышу дикий вой собачьей своры.

 

Но всё же в памяти моей согрет

Полей ромашковых весенний цвет,

Манящие бескрайние просторы.

 

2

Манящие бескрайние просторы,

Вы сказкой предстаёте предо мной.

Меж тьмой и светом лишь страданий горы,

И в этой новой жизни я чужой.

 

Страна другая, люди и соцветья

Неведомой доныне красоты,

Созвездья, что несут из темноты

Щемящий всплеск ушедшего столетья.

 

Хочу понять, получится едва ли

Тот диалог, которого мы ждали.

Моя страна, услышь, я говорю…

 

Не отвергай души ранимой слово.

Не верю я советам богослова,

Стою у перепутья на краю

 

3

Стою у перепутья на краю.

Куда б ни шёл – никчемная затея.

Смотрю на безутешную зарю,

От страха понемногу каменея.

 

Там молнии сжигают облака,

Ввергая мир в бесславную кончину.

То дикий смерч грозит издалека

Добавить слёз в кровавую картину.

 

Не отыскать ни мостика, ни брод,

Там под скалой бурлит водоворот,

Врагов несметных тайные дозоры.

 

В рассветной мгле колышутся леса.

Смотрю, как расцветают небеса,

И звёзд ловлю чарующие взоры.

 

4

И звёзд ловлю чарующие взоры.

Сокрыта в бездне тайна бытия.

Не сплю, тьма пробивается сквозь шторы.

О. как же далека ты от меня!

 

В немом пространстве странная планета,

Где боли нет, нет горести и лжи,

Где лишь любовью дышат миражи,

И где душа спокойствием согрета.

 

А истины, что выбиты на плитах,

Не стоят крови, моря слёз пролитых.

Чем может одарить пустынный зной?

 

Брожу неспешно по аллеям сада,

Где песню снов под шорох листопада

Выводит ночь незримою рукой.

 

5

Выводит ночь незримою рукой

На млечный путь заблудшие кометы.

Не знаю стороны другой такой,

Где б так пылали вешние рассветы.

 

Лишь солнце высветит моё окно,

И птицы запоют весёлым хором,

Хоть спать хочу, смотрю на них с укором,

Но пью блаженства сладкое вино.

 

День удивляет, дышит новизной.

Орёл завис над горной крутизной.

Нас не смущают прошлого уроки.

 

Под белой вереницей облаков

Я будто слышу музыку стихов,

.Поэм бессмертных значимые строки.

 

6

Поэм бессмертных значимые строки,

Молитва, что витает в вышине.

То буйствуем в пиру, то одиноки,

То вновь летим, как парус на волне.

 

Вечерний сумрак голос мой разбудит.

Друзья пришли, я этой встрече рад.

Сегодня Боги к нам благоволят,

Нас крепкой водки тихий бунт рассудит.

 

Звучит в ночи гитары перебор,

Не умолкает дел насущных спор.

Порою непомерно мы жестоки.

 

Любимая, быть может, ты права.

Не знает даже праздная молва,

Как распознать, где истины истоки.

 

7

Как распознать, где истины истоки?

Быть может, там, где брезжит свет любви,

Куда спешат безумные пророки,

Чтоб сверить с Богом помыслы свои.

 

И, кажется, что прожили напрасно

Тот краткий миг, дарованный судьбой,

Где счастье пролетело стороной,

Где свет звезды мерцает безучастно.

 

Вот чахнет птица в клетке золотой,

Клинок сверкает в пляске огневой,

Скакун хрипит, затянутый петлёй.

 

Забыт герой пронесшейся войны.

И переменами мы все утомлены.

Но где ж та грань меж небом и землёй?

 

8

Но где ж та грань меж небом и землёй:

Терпения и трезвости, и пьянства?

Вползает мрак бесшумною змеёй,

Стирая очертания пространства.

 

Часов в пустой квартире мерный стук

Напоминает нам о жизни бренной,

Плывёт луна в вуали неизменной,

Прошедший день свой замыкает круг.

 

То спрячется, то вспыхнет из-за туч

Моей ночной звезды озябший луч,

Рисует иней знаки на стене.

 

Прощаньем занавешено окно,

Там на столе не допито вино,

И есть кому заплакать обо мне.

 

9.

И есть кому заплакать обо мне.

Но, опалённый вдруг забытой страстью,

Пишу стихи, вздыхая при луне,

И радуюсь изменчивому счастью.

 

Не покидай меня, мой друг, прошу,

Хватает одиноких в мире этом.

Внимаю я шекспировским сонетам,

Но нужных слов любви не нахожу.

 

Они придут из чувств неразделённых,

От взглядов, столь наивных и влюблённых,

Мелодией прольются на струне.

 

Осенний сон вальсирует в долине.

Что я ищу в далёкой Палестине?

Душа скорбит о милой стороне.

 

10

Душа скорбит о милой стороне.

Как можно взять и выкинуть из сердца,

Прикрывшись жалкой тогой иноверца,

Всё то, чем жил, сражался на войне?

 

Что значит голос крови, я не знаю.

Россия, я навеки пленник твой,

Но с гордою улыбкой замираю,

Иерусалим завидев золотой.

 

Две раны, две печали на пути

Не излечить. От них мне не уйти,

Не испытать на деле силу братства.

 

То крики, то сплошная тишина,

То к пропасти толкает сатана.

Судьба полна нежданного коварства.

 

11

Судьба полна нежданного коварства:

То взлёты, то паденья с высоты,

Вдруг рушится построенное царство,

И рвутся нитью светлые мечты.

 

Но ты живой, а это, друг, не мало.

Беснуется на море ураган,

Не съела ржа и силы не сломала,

И ждёт вином увенчанный стакан.

 

Со мной деревья, небо и поля,

Жду появленья в море корабля.

Надсадно сердце бедное стучит.

 

Он не придёт, не явится во сне,

Не проскользнёт на пенистой волне.

Что делать, нам путь в рай давно закрыт.

 

12

Что делать, нам путь в рай давно закрыт.

Ступаем по пустыне осторожно,

А на душе тоскливо и тревожно,

И путает тональности зенит.

 

Одна лишь ты, бесценная, земная,

Мой добрый ангел, наш покой хранишь.

Всё время ждёшь, волнуешься, не спишь,

От шорохов и стуков замирая.

 

Я появился. Ужин на столе.

Дымится ароматное филе.

Уютно чайник на плите свистит.

 

Нам всё понятно, лишних слов не надо.

В осенней суматохе звездопада

Лишь свет любви в забвении летит.

 

13

Лишь свет любви в забвении летит

Сквозь толщу лет, бесстрашный и нетленный.

О чьей судьбе Царь-колокол гудит,

Чей путь пророчит зычностью надменной?

 

Горят во тьме таинственные свечи,

Манят к себе, не гаснут на ветру.

Родная, без тебя я пропаду.

Не надо мне твердить, что время лечит.

 

Зима диктует собственный закон,

Пропавших душ взывает тихий стон.

Как одиноко снежное убранство…

 

Нет ни следа, кругом метёт пурга.

Лишь слышен колокольчик ямщика

Средь хаоса холодного пространства.

 

14

Средь хаоса холодного пространства

Горит воспоминаний огонёк.

Я полон неподкупного упрямства,

И в этом я совсем не одинок.

 

Смотрю в глаза, себя я не иначу,

Не прогибаюсь под напором бед.

Ношу в руке отточенный стилет,

Не жалуюсь, не бедствую, не плачу.

 

Не жду подарков, почестей, хвалы,

Родных сажаю в праздник за столы.

И этот счастья миг боготворю.

 

И чувства, и дела в движеньи строгом

Остались за неведомым порогом,

Остались там, забытые в раю.

 

15

Остались там, забытые в раю,

Манящие бескрайние просторы.

Стою у перепутья на краю

И звёзд ловлю чарующие взоры.

 

Выводит ночь незримою рукой

Поэм бессмертных значимые строки.

Как распознать, где истины истоки

И где та грань меж небом и землёй?

 

И есть кому заплакать обо мне.

Душа скорбит о милой стороне.

Судьба полна нежданного коварства.

 

Что делать, нам путь в рай давно закрыт.

Лишь свет любви в забвении летит

Средь хаоса холодного пространства.

 

                        Март 2009

 

 

 

Иллюстрация: tokarevich.ru

 

 

 

Поделиться.

Об авторе

Ханан Токаревич

Поэт, член СРПИ

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.