ИЗРАИЛЬСКИЙ ОКТЯБРЬ 2015

0

ИЗРАИЛЬСКИЙ ОКТЯБРЬ 2015

***
На пыльные улицы падает осень,

но дышат теплом эти древние камни,

не листья, а слёзы домой мы приносим,

не листья, а свечи тоски поминальной.

И ставим их, ставим на маленьких кухнях.

О, сколько их было… О, Господи, сколько…

В окрашенных кровью безветренных буднях

скупых новостей собираем осколки.

День кажется длинным, каким-то тягучим,

замедленной съёмкой стоит на ютубе.

Здесь тёплая осень, но чёрные тучи

и чёрные мысли, которые губят…

ВОЛНА ТЕРРОРА
Третий день осеннего ненастья.

Третий день – тоска сердечных колик.

Расскажи мне что-нибудь о счастье

милый друг, мой вечный параноик,

что-нибудь о продолженьи рода,

об инстинкте самосохраненья…

третий день во мне болит природа,

третий день душевного затменья.

Мы стальные, мы народ упёртый,

горы не шагают к магометам,

верим, что наступит день четвёртый,

день четвёртый Ветхого Завета.

***

Как трудно жить в эпоху перемен,

пить горький яд предательств и измен.

Казнить себя, других напрасно мучить.

Но свято верить – завтра будет лучше.

Как трудно жить в эпоху перемен.

Найти тюрьму и славить этот плен.

Быть пленником лишь собственных амбиций,

любить и ненавидеть те же лица.

И всё-таки пытаться встать с колен,

Как трудно жить в эпоху перемен…

НЕНАВИСТЬ ВХОДИТ В МОДУ…
Где-то мальчишка –

новый Цой двадцать первого века

читает книжки,

он лепит из себя человека.

Где-то новый Каспаров

прогуливается с е2 на е4.

А где-то жизнь проходит даром

в коммунальной квартире.

Перетасуем колоду.

Перепутаем карты.

Ненависть входит в моду

с азбуки, с первой парты.

Плюнуть в того, кто лучше,

плюнуть в того, кто чище.

Солнце выпачкать в луже,

в грязи, на самом днище.

Ничего не даётся даром.

На всё есть особый ценник.

Новых аллах акбаров

вычистит новый веник.

Маленький наш шарик

устал от громких истерик.

Может в мгновенье сдуться.

Носи с собою фонарик,

чтобы не поскользнуться…

Ходи осторожно, бойся,

тех, кто у тебя за спиною.

Такое мироустройство

новый Цой назывёт войною.

***

Меня легко напугать.

Я боюсь темноты, тишины,

тараканов, громких звуков,

боюсь острого чувства вины,

боюсь ущербности, скуки.

Боюсь ходить босиком по песку,

боюсь пауков и прочей мрази,

боюсь белых прядей, прилипших к виску,

боюсь себя в каждой новой фразе.

Боюсь себя – любом виде – разной,

боюсь бояться своей боязни.

Боюсь людей. Боюсь теней,

что приходят ночами,

боюсь закрытых на ключ дверей,

боюсь из-за них греметь ключами.

Меня легко напугать. Превратить в ноль.

Сделать несчастной или покорной.

Но я не боюсь чувствовать боль.

Мне всегда было и будет больно.
Инна Костяковская,

октябрь,

2015г.

Поделиться.

Об авторе

Наука и Жизнь Израиля

Прокомментировать

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.